Культура

Джером Сэлинджер. Фото с сайта: styleinsider.com.ua
Литература

О смысле молчания

Профессор Владимир Прозоров на смерть Д.Д. Сэлинджера Умер Джером Дэвид Сэлинджер, прожив больше девяноста лет, половину из которых практически в полном уединении в своем поместье […]

Культура

Свет погасшей кометы

Памяти заслуженного артиста Карелии Вячеслава Федорова
{hsimage|Вячеслав Федоров. Фото Владимира Ларионова|||} Он любил третью часть Третьей симфонии Брамса и мечтал, что кто-то из балетмейстеров поставит на него хореографический монолог. Страстно хотел станцевать принца Зигфрида в «Лебедином озере», но исполнил лишь дуэт с белым лебедем из второй картины балета в концерте. Его восхищал Олег Даль в «Земле Санникова», и он сетовал, что среди балетных героев нет таких персонажей. Он неплохо пел романс Крестовского из этого фильма: «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется Жизнь». Многое не сбылось или не успелось в его короткой жизни.

Культура

Фестиваль сквозь юбилеи

Размышления о судьбе Пушкинского театрального фестиваля
 
{hsimage|Масленица||||} Все как-то слилось воедино: заброшенные руины Пятигорска, угасающий Пушкинский театральный фестиваль, проект Всероссийской Масленицы во Пскове… Впрочем – стоп, с Масленицей вроде все нормально, проект остался проектом, Масленица – Масленицей, веселым праздником на реке Великой, проведенным прежде всего благодаря стараниям молодежи. 
Литература

Книжный лоцман: февраль 2010

Новые поступления представляет
главный библиотекарь НБ РК Светлана КУКЕЛЕВА
 
 Нагибин Ю.М. Дневник. – М.: Рипол классик, 2009. – 608 с.
      
Писатель вел писал дневник для разговора с самим собой, и поэтому его реальная невыдуманная жизнь – самая захватывающая история на свете. После выхода в свет «Дневник» был принят неоднозначно и вызвал живые споры, но сегодня он уже причислен к классике и назван величайшим документом эпохи. «Нагибин во все эпохи остается самим собой. Он ни разу не подсюсюкнул жесткому времени. Человек в любых условиях и во всех временах должен оставаться человеком. Таков вердикт его прозы», – так писал о нем Константин Кедров.