Конкурс новой драматургии «Ремарка»

Фитилёк

мелодрама в 2 действиях

 

 

место действия: Москва

время действия: лето 2010-х г.г.

 

 

 

действующие лица:

 

АНФИСА, 12 лет

КЛЮЕВ Георгий Борисович, 33 года

НЮРА (Сорокина Анна Ивановна), 32 года

ТАТА (Авдеева Таисия Сергеевна), 40 лет

 

 

 

 

 

 

 

Действие 1

сцена 1

Двухкомнатная «брежневка». Шум воды в ванной. Пара коротких звонков во входную дверь. Дверь открывается.

Входит Анфиса. Она одета, как мальчишка, козырёк бейсболки прикрывает лицо.

анфиса

Эй, есть кто? Эй! Ау?

Анфиса проходит к входу в гостиную, заглядывает. Подходит к закрытой двери в ванную, откуда доносится шум воды из душа. Проходит в кухню, заглядывает. Возвращается к входу в гостиную, проходит. Мельком оглядевшись, подходит к распахнутой двери в спальню.

анфиса

Извиняюсь, есть тут кто?

Анфиса заглядывает в спальню, проходит, но тут же возвращается. Осматривается подробнее в гостиной.

В гостиной Анфиса подходит к книжному стеллажу, одна из полок которого занята сувенирами и фотографиями в застеклённых рамках. Анфиса берёт с полки и рассматривает одну из фотографий – это семейный снимок молодой пары с 3-летним ребёнком посередине и пожилой парой за их спинами. Анфиса замечает на освободившемся месте на полке небольшую стопку валюты. Анфиса откладывает фотографию, берёт деньги, пересчитывает.

Из ванной выходит Клюев, обмотанный полотенцем. Проходит  в коридор, находит взглядом полиэтиленовый пакет, лежащий на табурете, что напротив входа в гостиную. Клюев проходит, достаёт из пакета упаковку лезвий для бритья. Клюев видит Анфису, с деньгами в руках.

клюев

Ворьё поганое…

Анфиса резко оборачивается, видит Клюева. Свободной рукой берёт с полки отложенную фотографию.

клюев

Положь где взял…

анфиса

Я случайно…

клюев

Гад, мразь, дрянь, гнусь, сволочье, ублюдок… мерзопакость…

анфиса

Это – да, это я…

Анфиса с размаху кидает фотографию об пол – та вдребезги. Её взгляд упирается в длинный осколок стекла на полу – Анфиса поднимает его, держа, как нож. Затем она сгребает купюры и засовывает их за пазуху.

клюев

Ах, ты, крыса… сволочная тварь…

Клюев быстро подходит к Анфисе, с намерением вернуть купюры, но вдруг получает удар осколком в левую грудь и следом — по лицу. Клюев едва уворачивается, но раны, таки, нанесены. Анфиса машет осколком, стремясь полоснуть Клюева по горлу. Клюев отступает, выскакивает в общий коридор. Анфиса угрожает Клюеву осколком. Наконец, Клюеву удаётся ударить Анфису по лицу – та от сильного удара отлетает в угол. Анфиса, морщась от боли в затылке, вновь поднимается, угрожая осколком. Клюев успевает воспользоваться передышкой: снимает полотенце, завязывает на конце узел, соорудив, таким образом, «палицу». Анфиса наступает, но Клюев быстро достаёт её «палицей», попав в висок – Анфиса падает без сознания. Клюев споро переворачивает Анфису лицом к полу, связывает полотенцем её руки. Переворачивает Анфису на спину, проверяет пульс. Утвердительно кивает, мол, жива. Забирается под одежду, намереваясь вернуть деньги. И обнаруживает обнажённую девичью грудь. Сдёргивает с Анфисы бейсболку.

клюев

Атас… девка!

В прихожей: входная дверь распахивается, входит Тата, в руке – 2 полиэтиленовых стакана с крышечками кофе – «эспрессо», разувается. 

тата

(громко) Твою мать пришла, кофейку принесла! Гоша, ты где?

Слышит шум воды и видит свет под дверью ванной, направляется в ту сторону, по общему коридору. По ходу, заглядывает в гостиную, видит там, на полу, Анфису, связанную по рукам и ногам, с заклеенным пластырем ртом. Правая кисть Анфисы перевязана.

Дверь ванной открывается, в проёме – Клюев, обмотанный другим полотенцем, с кровоточащими ранами на лице и груди. Клюев видит Тату.

клюев

Сколько раз говорить, уходишь – запри за собой дверь на замок! (подходит к Тате) как тебе? Посмотри на меня! Весь изрезан и в крови…

тата

Да меня ж всего двадцать минут не было, заправку же вон, из окна видать.

клюев

Если из окна видать, значит, дверь можно не запирать!? Долбаные автомобилисты, как я вас с вашими консервными банками ненавижу. Как только машина – всё, на остальное мозги отключаются.

тата

Прекрати хамить.

клюев

Спать не дают: и сигналят, и сигналят. А чего бибикать, если пробка? Обязательно надо весь мир оповестить, что у вас настроение испортилось?

тата

Уймись, истерик, при чём здесь автомобиль!?

клюев

При том, что, уходя, надо дверь за собой закрывать.

тата

И не забыть выключить электроприборы?

клюев

Да! Да, чёрт побери, — приборы выключить, а мозги включить! И входную дверь за собой запереть на все замки.  Да, я это уже говорил. Воришку сцапал.

тата

А кровищи!

клюев

Осколком от фотки полосовала: стерва. Я вообще думал, что она – пацан.

тата

И как узнал?

клюев

Не поверишь, — наощупь! Прости, Тата. Просто я, видишь, — в ауте. Не входи в комнату, надо осколки вымести.

тата

Похоже, встреча с будущим шефом отменяется. Это моё полотенце.

клюев

Может, можно как-то замазать? Или так пойти? Моё полотенце у этой… ворюги.

тата

И шеф отменяется, и будущее.

клюев

Он же мужик, должен понять. Имею право быть в шрамах.

тата

Имеешь? Имей. Шрамы вместо стабильной работы – это по-мужски. Мужики шефами не становятся, милый, а этот такой капризный, как если бы ему пол поменяли и теперь навёрстывает за всю невостребованную женскую долю.

клюев

Ты не говорила, что он – голубец?

тата

А он и не он, он просто шеф, хозяин человеческих душ. Но тебе нужна работа. Нам обоим нужна твоя работа. Хотя эта работа никому в мире на хрен не нужна.

клюев

Она мне жизнь сломала, Таточка… Убью гадюку, раздавлю!

тата

А ты, Клюев, молодец, соображаешь – перевязал девчонку. А «скорую» чего не вызвал?

клюев

Авдеева, включи мозги! Какая «скорая»? Я в Москве на птичьих правах, она – малолетка, я – в трусах…

тата

Без.

клюев

Я – не бес, но могу и взбеситься…

тата

Не бес, а без. Без трусов.

клюев

В полотенце!

тата

В набедренной повязке. Одно слово: самец.

клюев

Я вообще думал, что она – парень.

тата

Ещё лучше.

клюев

Вот-вот. Тата, всё — из-за тебя. Это съёмная квартира, здесь надо страховаться на каждом шагу, и входную дверь за собой не просто закрывать, а запирать. В Москве в принципе надо жить за семью замками. А теперь – на, получи, фашист, гранату.

тата

(подаёт стакан) Кофе.

клюев

(берёт стаканчик) С паршивой овцы хоть шерсти клок.

тата

Сейчас, как врежу!

клюев

Все бабы Москвы, гоп — до кучи: молотить невинного мужичка. (пьёт) Кофе отличный.

тата

На автозаправке дрянь не продадут, — конкуренция. (кивает на Анфису) Что за девка? Трусы надень.

клюев

Воровка – это. Чуть не зарезала, еле отбился. Разбила фотку в застеклённой рамке и ну – полосовать!

тата

Ох, а крови-то сколько на обоях. Хозяйка квартиры зайдётся в щенячьем восторге…

клюев

Сама не скули! Кофе – класс. Чёрт, где тапочки? Там же осколков – тьма.

тата

В гостиной, у дивана.

Клюев на цыпочках, вдоль стенки, проходит в гостиную, надевает тапочки.

тата

(пьёт кофе) Надо остановить кровь. Твою.

клюев

Атас! Что первично: уборка квартиры или устройство на работу?

тата

Уйди оттуда, после кофе – приберусь.

клюев

Может, ворюгу на диван перенести? На полу просквозит.

тата

Что ты меня спрашиваешь. Ой, ой, как приятно, наверное, потаскать нежное девичье мясо…

клюев

(укладывая Анфису на диван) Я не каннибал, и молочные поросята меня не вставляют.

тата

Тебя, может, и нет, а ты – вряд ли отказался бы…

клюев

Когда я нуждаюсь в работе, становлюсь импотентом! (возвращается в коридор)

тата

Может, потому и найти не можешь? Вот я, к примеру, всегда востребована.

клюев

Надо сделать невозможное, но привести меня в божеский вид. И не заводи меня, а-то сделаю то же самое, что с девчонкой.

тата

Ура!

клюев

Только брошу тебя на полу. Хватит суесловить! Я должен быть на встрече с Забелиным, во что бы то ни стало.

тата

Ты с ним даже не знаком, а я твоего несостоявшегося работодателя знаю подробно. Так вот, он презирает быдло, а среди приличных людей драчунов не бывает. Забудь, Гога, про сегодняшнюю встречу с ним, пустая трата времени. Лучше придумай, что делать с этой твоей гостьей.

клюев

Не забуду! Я поеду в Истру по-любому, изрезанный, без головы, но поеду. Нам надо привести меня в максимально приемлемый вид. Баста! 

тата

Жорж, у неё глаза открываются.

клюев

Значит, жива, — аминь.

тата

Я с вас обалдеваю. (уходит в кухню)

клюев

Как же ты некстати, дрянь.

Клюев стряхивает с ног тапочки, направляется к ванной.

клюев

(в сторону кухни) Иди, заклеим рану.

татА

(из кухни) Чем?

клюев

У меня есть медицинский клей. (уходит в ванную)

тата

(из кухни) Ничего себе, аптечка! Ты клинический драчун, что ли? (выходит из кухни) Вот не думала, не гадала, что подцепила патологического мужика. (уходит в ванную)

клюев

А ты думала, кого?

тата

Думала: так – мужчина…

клюев

Разочаровалась…

тата

Наоборот! Поцелуй меня…

клюев

Я весь в крови.

тата

Прекрасно! То, что нужно…

Клюев и Тата целуются.

сцена 2

Анфиса, по-прежнему связанная, лежит на полу.

Тата, в банном халате, метёт пол.

тата

Бред.

Из спальни выходит Клюев, в домашнем халате.

тата

И крови на самом деле не так уж, и осколков, больше паники. Оцени.

клюев

Прилично. Я страшен?

тата

Да плевать, как ты выглядишь. Что-то с девочкой надо делать.

клюев

Предлагаешь, вывезти тело и утопить по дороге в Истринском водохранилище? Пусть валяется, пока не вернёмся.

тата

При удачном раскладе, мы вернёмся только завтра к обеду.

клюев

Да плевать на эту тварь! Мне нужна работа, Тата! Я девчонку не звал в гости, особенно сегодня, в это время.

тата

Помрёт ещё.

клюев

Такая вредятина живёт вечно.

тата

Лично я вреднее тебя имела только насморк, а среди мужчин ты один такой. И ведь поди ж ты, полез в петлю.

клюев

Не напоминай! Так стыдно. Слабак – я, да?

тата

Типичный мужик.

клюев

Что ж ты живёшь с типом…

тата

Любовь – зараза, не бросить ни разу.

клюев

Без крыши над головой, без работы. Кабы не ты рядом, просвета не видать.

тата

Однако же, в петлю полез.

клюев

Пожалуйста, Тата, не надо.

тата

Сдай её хотя бы в полицию.

клюев

Напоминаю: у меня нет московской регистрации. И кто поверит, что всё было так, как было? Мне откупиться от правоохранительных органов просто нечем, денег нет.

тата

На всякие органы можно предоставить ответные ходы и выходы.

клюев

Что ты молотишь!

тата

А куда деваться, если жрать нечего и жопа голая. Просто отпусти её, с Богом.

клюев

Да пусть бы шла к чертям. Так не идёт же!

тата

А ты пробовал?

клюев

Конечно! На, слушай. (наклоняется над Анфисой, отлепляет с её рта пластырь)

анфиса

(визжит) А! Помогите! Убивают!

Клюев налепляет пластырь на рот Анфисы.

тата

(склонившись над Анфисой) Девочка, чего ты хочешь? Тебя отпускают, не кричи, и ступай себе, куда хочешь. (отлепляет с её рта пластырь)

анфиса

(визжит) А! Помогите! Убивают!

Тата налепляет пластырь на рот Анфисы.

тата

Настоящая женщина.

клюев

Дура дурой.

тата

А что, если она здесь неспроста?

клюев

Овса она хочет, кобыла! Пусть до завтра здесь поваляется, может, поумнеет.

тата

Клюев, включи мозги. Из того, что ты мне рассказал, напрашивается следующий вывод: девчонка – не воровка, она пришла конкретно к тебе.

клюев

Ничего себе ты проветрилась! Это ты такая умная после автозаправки стала, — надышалась? Она пришла ко мне! Кто я и кто она!

тата

Кто?

клюев

Она банальная преступница.

тата

А ты?

клюев

А я не преступник. И не банальный.

тата

Не обижай женщину, даже если она ещё не выросла.

клюев

Да с таким образом жизни у неё вообще никогда ничего не вырастет, не успеет, — прибьют.

тата

(Анфисе) Девочка, милая, ты должна понять, что тупым ором ситуацию не прояснить. Давай, ты скажешь, что тебе надо от Клюева, он с тобой рассчитается, и мы все дружно разбежимся по своим проблемам. А? (отлипает пластырь со рта Анфисы)

анфиса

(визжит) А! Гады! Насилуют! Убивают!

тата

(налепляет пластырь на рот Анфисы) Вот коза, визжит, как поросёнок. (поднимается) Пойдём в кухню, потолкуем, Георгий. (уходит в кухню)

Клюев замечает оттопыривающуюся на животе рубашку Анфисы, щупает. Вынимает оттуда мобильный телефон.

клюев

И как я раньше не заметил! Я тебя по мобильнику вычислю, засранка. Видно же, ты – не сирота и не беспризорница. (уходит в кухню)

Анфиса дёргается в припадке истерике.

В кухне: Тата стоит у окна.

Входит Клюев.

тата

Смирись. Работу, при таком внешнем виде ты, не получишь. Приплюсуй сюда своё взвинченное психологическое состояние. Будем искать другой вариант устройства. А сейчас надо плотно заниматься этой засранкой.

клюев

У меня денег нет ждать. (нажимает кнопки мобильного телефона Анфисы)

тата

А вот с девчонкой может получиться серьёзный конфуз. Надо с ней разбираться.

клюев

Уже разбираюсь. Это её мобильник. Под рубашкой, смотрю, оттопыривается, а там, на изнанке, карман нашит. У девчонки сердобольная мамаша… вот. (демонстрирует надпись на дисплее) Мама!

тата

Так, — по тормозам, милый, сначала продумай, что скажешь: слово в слово.

клюев

А ты пока сделай перекусить.

Тата ставит чайник, достаёт из холодильника масло, сыр, ветчину, зелень, из хлебницы – буханку.

клюев

(по мобильному) Прошу прощения, тут вот, какое дело. Вы не волнуйтесь, всё не так страшно…

тата

О, Господи! Мужлан. Дай сюда. (отбирает мобильный телефон) Что ты нагоняешь, чего нет! Сам займись едой.

клюев

Подумаешь, дипломаты. Понарожают, а ты тут разгребай за ними… (делает сэндвичи)

 

(по мобильному) Ало? Меня зовут Таисия. Таисия Сергеевна. У вас есть дочь? Ага. А я, значит, говорю с её телефона? Отлично. С ней всё в полном порядке. Просто она влезла в чужую квартиру, без спроса. Давайте, без лишних слов, просто приезжайте и просто заберите свою дочь.

клюев

(в трубку) К чёртовой матери! Мать – это вы!

тата

(по мобильному) Где вы находитесь? Ну, тут рядом. Записывайте адрес. Хорошо, я отправлю вам его по СМС. Ждите. (выключает звонок, набирает текст СМС) Готовься к встрече. Судя по разговору, тётка ещё та хабалка.

клюев

Где она?

тата

Уже готово? Ну, ты – мастер. (разливает по чашкам чай) Она — в торговом центре на Коровинском…

Клюев и Тата завтракают бутербродами с чаем.

тата

Как раны?

клюев

Есть мешают.

тата

Может, хоть перед приходом матери освободишь девчонку?

клюев

(прожевав) Ты с ума сходишь от нереализованного материнского инстинкта. Эту девчонку можно сдержать только в наморднике и на привязи.

тата

Женщина должна быть матерью по природе.

клюев

Какая, на хрен, природа, Татушка, оглядись – сплошная экологическая катастрофа. В наше время родить здорового ребёнка, в принципе, невозможно. Не говоря о том, чтобы рожать после сороковника…

тата

Заткнись!

клюев

Родишь пацана – его конституция захапает и угробит. Начиная с призыва в армию. Родишь девку – её государство изведёт, выжмет все соки и вышвырнет на помойку…

тата

Приятного аппетита. Другие рожают чуть ли не в пятьдесят!

клюев

Не в этой стране. Здесь даже пластические операции не умеют сделать.

тата

Если хорошо заплатить…

клюев

Посмотри на наших артисток с певичками! А им было, чем платить, — дурных денег немеряно. И что вышло? Жуть. Расплачиваются и деньгами, и внешностью. Москву захватили дилетанты. Настоящему профессионалу некуда податься. Банально дворником не устроиться, специально деревенских привозят за гроши.

тата

Хватит! Надоела эта трепотня! Не хочу слушать. Правильно, что митинги запретили на площадях, надо ещё и на кухнях запретить!

клюев

Да тихо ты, соседи же услышат.

тата

Пора нам с тобой что-то решать. Про нас с тобой. Или семья, или врассыпную. Мне плевать на социальные потрясения, я – женщина. И я буду рожать.

клюев

Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку…

тата

Хоть что! Зато моё, родное. Кофе готов. (наливает кофе по чашкам)

клюев

За девчонкой приедут с минуты на минуту, и мы можем сразу же рвануть.

тата

У меня не феррари и даже не самолёт.

клюев

Ну, опоздаем манёхо, зато приедем, несмотря ни на какие препятствия. Увидишь, я умею обоёвывать и убеждать.

тата

Кофе пересыпала, крепко.

клюев

Яичницу будешь?

тата

Да.

клюев

(поднимается) Сколько? (идёт к холодильнику)

тата

Оба. Но вкрутую. Куда пошёл!

клюев

Ой, да ну тебя… Хорошо, нас никто посторонний не слышит.

тата

Если ты — о мужчинах, то я иногда жалею, что они нас не подслушивают.

клюев

Прекрати грубить! Ещё скажи, что я – не мужчина, а так…

тата

И так, и так… я согласна. Но настоящим мужчиной, Георгий ты мой победоносец, я назову тебя только после роддома.

клюев

Пожалуйста, позвони Забелину, или я, ей-богу, не знаю, что с собой сделаю.

тата

Честно говоря, я не знаю, к кому, кроме него, можно ещё обратиться, насчёт твоего трудоустройства. А ведь я –москвичка! (берёт телефонную трубку) Понаехали. (по телефону) Забелин, это я – Тася Авдеева. Ты уже на даче? А где? И в чём задержка? Когда будешь? То есть, тебя ждать по любому? Конечно. Ты же знаешь мой вопрос. До встречи. (кладёт трубку)

клюев

Не может быть…

тата

Везучий ты, Клюев. Забелин только прилетел, я его в аэропорту застала, и на даче он будет только вечером, ближе к восьми.

клюев

Татушка! Это знак!

тата

Это не знак, это банальная пруха. Хорошо, что позвонила. У тебя тонкая интуиция, мой профессионал…

Клюев и Тата целуются.

сцена 3

Непрекращающиеся звонки в дверь. В гостиной лежит связанная Анфиса.

В спальне, Тата и Клюев одевают уличные одежды.

тата

Ты здесь живёшь.

клюев

Ну, пожалуйста…

тата

Не хочу я в это ввязываться непосредственно.

клюев

Таточка… Ну, не полезет она в драку с порога на женщину, а мужику запросто в глаза вцепится, не разбираясь.

тата

С чего бы?

клюев

У неё дочь. На подкорке записано: мужчина – опасность.

тата

Перестань, телевидение сделало всё, чтобы из-за мужчин бояться за сыновей.

клюев

Ладно! Достало всё! Пусть меня все бабы Москвы и России режут, топчут, пытают, насилуют…

тата

Чёрт с тобой, вызываю огонь на себя. Отработаешь.

клюев

Аминь.

тата

(уходя) И звонит, и звонит…

Тата проходит через гостиную.

В прихожей, Тата отпирает замок. Дверь распахивается. Вламывается Нюра.

нюра

(хрипит) Где… куда…

тата

Вон, в комнате.

В гостиной, врывается Нюра, бросается к Анфисе, лежащей на диване.

нюра

(обследует наощупь) Фиса, Фисочка, Фисонька… Почему она связана!

Нюра пытается развязать то руки, то ноги, в то время, как Анфиса мычит, дёргается, давая понять, чтобы мать сначала сняла пластырь со рта.

тата

Потому что она малолетняя преступница.

нюра

Фисуня… Не развязывается!

тата

Разрезать проще.

нюра

Нож!

тата

Ни за что. Ваша девочка изранила моего мужа осколком стекла, а что вы можете устроить с ножом и представить…

нюра

Значит, было за что!

тата

То есть, ваша дочь для всегда права?

нюра

Что? Не понимаю. Я не стану никого резать, нож!

тата

Ни за что.

нюра

Садистка! Уродина! Фашистка! Да я тебя голыми руками на тот свет отправлю за моего ребёнка… молись!

тата

Хорошо, нож так нож. Но вам я его не доверю, — сама. Сейчас принесу. А вы ей пока пластырь со рта снимите. И, к слову, я – не уродина. Да, оба моих прадеда погибли в боях с фашистами, и я по определению не могу быть…

нюра

Несите уже нож, пожалуйста! (отлепляет со рта Анфисы пластырь)

анфиса

(визжит) А! Помогите! Убивают!

нюра

Доченька, тихо, всё прошло, мама здесь.

тата

Она вас-то не слушается, вот и залепили, и связали. Меня при этом не было. (уходит в кухню)

Анфиса визжит.

нюра

Перестань визжать, Анфиса. Замолчи, ради Бога…

анфиса

Сволочи! Гады! Будьте вы оба прокляты! (визжит)

нюра

(даёт Анфисе увесистую пощёчину) Заткнись! (налепляет пластырь на рот Анфисы) Прости, доча, но по-другому сейчас ты не понимаешь.

Возвращается Тата, с большим кухонным ножом.

тата

Как вас зовут?

нюра

Анна Ивановна.

тата

Успокойтесь сами, Анна Ивановна, и помогите. Придерживайте полотенце, я разрежу. (режет) Меня зовут Таисия. Таисия Сергеевна. В этой квартире нет никого, кто желал бы зла вашей девочке. Более того, её никто прежде и не знал даже. Мой муж мылся в ванной, пошёл за лезвиями, чтобы побриться. А лезвия лежали в пакете, мы вчера их покупали. (разрезает полотенце на ногах) Пакет с вечера лежал в прихожей. По пути к пакету, мой муж обнаружил, что в гостиной находится посторонний, укравший его деньги. (разрезает полотенце на руках) У вашей девочки сейчас руки и ноги онемели, но через пару минут всё наладится. Только пластырь со рта пока не снимайте, очень уж она у вас пронзительная.

Анфиса садится, ей покуда не удаётся ни встать на ноги, ни овладеть собственными руками.

нюра

Но как она могла попасть в квартиру?

тата

Я забыла запереть дверь, когда выходила на улицу. Ездила на автозаправку. Мы собираемся за город, на важную встречу. Пойду, спрячу все ножи.

нюра

Анфиса, зачем ты вошла в чужую квартиру? Я не сниму тебе пластырь до тех пор, пока ты не выслушаешь все мои вопросы. Первое: зачем ты сбежала от меня в торговом центре? Я там всех на уши поставила! Второе: зачем ты заявилась в этот дом. И третье я уже спрашивала, но повторяю: зачем ты вошла без спросу в эту квартиру?

Возвращается Тата. Анфиса, наконец, отлепляет со рта пластырь и продолжает разминать ноги и руки.

анфиса

Всё равно вы – сволочи.

нюра

Перестань грубить, Фиса, ты же не такая.

анфиса

Гады.

нюра

А где ваш муж-то?

тата

Здесь, пережидает первую волну бури.

нюра

Мужики – трусы. Ненавижу.

анфиса

Так что вы там лепетали, Таисия Сергеевна? Таточка… Значит, говорите, что в этой квартире нет никого, кто желал бы зла вашей девочке, то есть мне? Более того, её, то есть меня, никто прежде и не знал даже?

тата

Какая точность в цитировании с голоса! Ваша дочь, наверное, отличница в школе?

нюра

Очень способная, очень. Так говорят учителя. Память феноменальная. Это по моей линии. Наследственное.

анфиса

Я тебе, мамочка, сейчас одним махом на все твои вопросы отвечу. (поднимается, осваивается)

тата

Аккуратнее.

анфиса

Обойдёмся без подсказок. (подходит к двери в спальню) Он здесь?

тата

Да…

анфиса

(пинком распахивает дверь) Ну, здравствуй…

В спальне, Клюев от неожиданности подскакивает.

В гостиной, Тата встаёт так, чтобы видеть спальню, за ней – Нюра.

клюев

Ты что себе позволяешь! Она мне ещё и тыкает…

анфиса

Не перебивать! Я ещё не договорила.

клюев

Ну?

анфиса

Здравствуй…

клюев

Здравствуй-ТЕ! Здоровались. И?

анфиса

Ну, здравствуй. Папа.

клюев

Чего! Чего? Чего… (видит Нюру) Нюра!?

нюра

Ох, Анфиска… что ж ты творишь.

анфиса

Ага, так это я во всём виновата. И то, что избил меня, и то, что бросил нас с тобой, и то, что связанной держал, как овцу, всё – я? Ну, и что вы тут, как рыбы, воздух глотаете, зубами клацаете, а сказать нечего?

клюев

Говорил я тебе: вырастишь хамскую эгоистку.

нюра

Растила, как могла. Без советов и помощи.

клюев

Ещё скажи, мои родители не тащили на себе вашу парочку.

нюра

Парочку! Это ты так о родной дочери с её матерью выражаешься?

клюев

Восемь лет я гасился от подобных скандальных сцен, в отцы — подлецы добровольно записался, только не слышать бы семейного бабства, и – на! Получи. В самый подходящий жизненный кризис – здрасьте, а это – мы, и мы — тута.

нюра

Одиннадцать.

клюев

Чего?

нюра

Девятьлет, как ты сбежал и спихнул меня, с трёхлетней дочерью, в грязную, холодную канаву.

клюев

На год ошибся, и сразу – канава. А канава, между прочим, называется свободная жизнь с молодости. Как ты и мечтала: без меня, и уже с взрослым ребёнком, чтобы новому настоящему мужчине лишних нервов на пелёнки не тратить.

нюра

Ишь ты, как всё переверну6 – вывернул.

клюев

Алименты я платил.

нюра

Копейки!

клюев

Не считая того, что мои родители нянчили, кормили и одевали твою дочь.

нюра

А я, то есть, не при делах, на диванах валялась – цветуёчки нюхала?!

клюев

Развод дал без проволочек.

нюра

Это я подала на развод, а не ты!

клюев

Да ты должна мне сказать спасибо не только за то, что я сделал тебя свободной, но и вообще женился.

нюра

Скотина… свинья…

клюев

Хрю-хрю.

нюра

Анфиса, немедленно уходим отсюда. Или я его просто убью.

анфиса

Ещё чего. Я не для того претерпевала пытки от этого злодея в его застенках, чтобы раз и отвалить. Нет уж.

тата

Может, чай попьём! По-семейному. С конфетами. За столом лучше обычно общение переносится.

нюра

А вот и жёнушка! Мачеха твоя, Анфиска.

анфиса

Она-то как раз нормальная. Не то, что этот.

клюев

Тихо, женщины! Нюра, Анфиса. Слушайте сюда. С приездом. Я рад вас видеть в столице нашей родины. Вы – тоже рады, потому что я вас не звал, а вы сами заявились. Порадовались, повидались. Пришла пора прощаться. Ещё на восемь, а лучше ещё на девятьлет. На сегодня инцидент исчерпан. А завтра опять давайте жить дружно, на расстоянии в тысячу километров на север Российской Федерации. А сейчас мы, с Татой Сергеевной, торопимся. Выезд у нас запланирован, деловой, за городом. Бельмес? Виноват, сорвался, нервничаю.

анфиса

Вот, что, папаша…

клюев

Заткнись! В твоём возрасте я не смел даже пикнуть во время разговора взрослых! Тебе мало того, что наворочала? И я тебе не папаша, я тебе папа.

анфиса

Ладно, отец…

клюев

Не отец! Повторяю: папа.

анфиса

Ты – изверг, злодей…

нюра

Заткнись. (даёт пощёчину Анфисе) Не смей хамить.

тата

Ей же больно.

нюра

Вас, мадам, не спросили. Тата, видишь ли, слыхали? – Тата. Тата Сергеевна! Какая она Тата, тоже мне, она – Таисия, Таисия Сергеевна! Тата…

тата

Не поняла?

анфиса

Мам, прошу, не трогай папину жену.

тата

Гражданскую.

нюра

Гражданскую, значит, официальную, зарегистрированную в ЗАГСе.

тата

Нет, нет… мы не зарегистрированы.

нюра

Тогда какая же ты «гражданская»? Что такое ЗАГС, как расшифровывается? Запись актов гражданского состояния. То есть, люди, которые расписываются в ЗАГСе, становятся гражданскими супругами. Понятно? Гражданское состояние у них такое – брак, о чём и записывается в акте. Так вы расписаны в ЗАГСе?

тата

Нет.

анфиса

Тогда, какая, на фиг, гражданская жена?

нюра

Вот именно.

тата

Так принято говорить.

нюра

А вы не всё, что принято, повторяйте.

анфиса

Мама, ну, что ты кидаешься на несчастную женщину.

тата

Я вполне счастлива.

анфиса

Конечно, урвать такого чувака, как мой папаша – отец – родитель – папа… остаётся только похлопать в ладоши.

тата

С вами, девчата, не соскучишься.

анфиса

Ты, мама, искренне позавидуй Тате Сергеевне. Она же очевидно старше тебя раза в полтора, однако же, не ты, а она греет постель папочке.

нюра

Думаешь, быть грелкой – счастье для женщины? Разве, что после сорока.

тата

Клюев!

клюев

Что?

тата

Меня оскорбляют!

клюев

Да плюнь ты.

тата

Немедленно защити меня!

клюев

Ёпрст… как я устал. Ну, что я могу, Тася? Только бежать. Но на сегодняшний день мне бежать некуда и не на что. Пожалуйста, потерпи, они сейчас отправятся восвояси.

тата

Сомневаюсь! Но надеюсь. Не желаю присутствовать при вашей сцене прощания. Съезжу-ка я домой. К себе домой.

клюев

А как же Забелин!

тата

Я свои обязательства исполняю. Созвонимся, когда здесь всё уляжется.

нюра

Со мной у него не уляжется.

тата

Смею думать, что ребёнка пощадите.

анфиса

Спасибо, тётя Тата.

тата

И где таких делают. (направляется в прихожую)

нюра и анфиса

(вместе) В Вологде!

анфиса

(громко) Мам, а если тётя Тата получается не гражданская жена, то как её можно назвать?

нюра

Назвать? В рифму.

Тата, хлопнув входной дверью, уходит.

клюев

Чёрт-те что и сбоку бантик. (идёт в прихожую)

нюра

Гоша, я не при чём!

клюев

(смотрит в глазок входной двери, прислушиваясь) Похоже, ушла. (запирает замок, возвращается в гостиную, смотрит в окно) Как она здесь оказалась?

нюра

Сбежала от меня в торговом центре. Пошла в туалет и – с концами. А я в массажном кресле задремала.

клюев

Ты дала ей мой адрес?

нюра

Я похожа на самоубийцу?

анфиса

(ошарашено) Вы про что?

нюра

Откуда у тебя папин московский адрес?

анфиса

Что происходит!

клюев

(выглядывает в окно) Ага, Таисия выходит из подъезда. Идёт к машине.

анфиса

Я спросила, что происходит?

клюев

Ты лучше скажи, озорная девчонка, откуда у тебя мой адрес? Дед дал или бабушка?

анфиса

Нет.

клюев

А кто?

анфиса

Я своих не сдаю – этот недостаток  у меня по материнской линии.

клюев

Выезжает со двора. Уехала. (Нюре) С приездом, моя хорошая. Как же я рад тебя видеть. Иди ко мне.

нюра

Привет…

Нюра и Клюев целуются. Анфиса удивлённо смотрит на поцелуй.

анфиса

Ничего себе… горько! Раз, два, три… пять… восемь… опять двадцать пять… слов нет.

нюра

Вот и помолчи.

анфиса

Мама, что между вами?

нюра

Отношения. Взрослые отношения, дочка, понятно? – взрослые.

анфиса

Материться хочется.

нюра

Только попробуй.

анфиса

Что происходит!?

нюра

Жизнь.

клюев

И любовь.

нюра

Мы с твоим папой решили снова жить вместе.

анфиса

Вот так увиделись из-за меня, погавкались и решили?

нюра

В прошлом году, в октябре, помнишь, меня посылали в Москву на курсы повышения квалификации.

анфиса

И ничего лучше в Москве не нашла.

нюра

Не твоё дело, соплячка! Маленькая ещё обсуждать поступки взрослых.

клюев

(пристально глядя на Анфису) Не такая уж она и маленькая.

анфиса

Смотри-ка, соображает. А Тата твоя тогда — что?

клюев

У взрослых, Анфиса, бывают затруднительные обстоятельства и некоторые, вытекающие идеи для их разрешения. У богатых – духовные переживания, у небогатых – душевные, у бедных – материальные. Меня угнетает материя.

анфиса

Я в курсе. Ни кола, ни двора, а в кармане – вша на аркане.

нюра

Это слова деда.

клюев

Трудно сыну не узнать родного отца. По сути он прав.

анфиса

Короче, ты через постель решаешь вопросы с деловой карьерой.

нюра

Анфиса…

клюев

Да.

анфиса

Вместо того, чтобы вернуться домой и честно жить с мамой?

клюев

И с тобой.

анфиса

Ну, со мной – это тема отдельного обсуждения. Я сюда пришла, чтобы на тебя посмотреть.

нюра

И себя показать.

анфиса

Конечно. Посмотри, мол, козлина старый, какой я стала.

нюра

Ах, ты похабница…

Нюра замахивается для пощёчины, но Клюев перехватывает её руку и целует.

анфиса

Ишь ты. А ведь этого-то мне, может, и не хватало, как раз.

нюра

Чего тебе не хватало?

анфиса

Чтобы рука матери не по моей роже хлестала, а замирала бы, зацелованная отцом.

нюра

Можно подумать, я её бью смертным боем денно и нощно…

клюев

Стихи пишешь, Фиса?

анфиса

Я – не Фиса.

нюра

Не спорь с отцом!

анфиса

Ты меня называл по-другому.

клюев

Ты не можешь помнить, ты была кроха…

анфиса

Но ты-то крохой не был. К тому же, сам придумал.

клюев

Вот, что, девчонки, максимум через полтора часа я должен выехать с Таисией к моему возможному будущему шефу.

анфиса

За девятьлет без тебя я только это слово и вспоминала.

клюев

Так всё неуклюже случилось…

нюра

Мы сейчас уйдём, Гоша, не волнуйся. Всё должно идти по плану.

анфиса

Потому что мне от тебя осталось только это слово.

нюра

И ещё твои ненаглядные дедушка с бабушкой, которые, между прочим, являются родителями именно твоего отца.

клюев

Как я выгляжу, не очень страшно для встречи с работодателем?

нюра

Да нормально… по-мужски.

клюев

(подходит к стеллажу) Анфиса увидела на полке фотографию. Помнишь? (подаёт фотографию Нюре) А она – в рамке и под стеклом.

нюра

(смотрит фотографию) Мы. Втроём, и твои…

клюев

Я-то на неё наехал, конечно, думал, что вор. А она фотографию – шарах об пол, потом осколок — хвать в руку и ну – на меня…

нюра

Поэтому у неё рука перевязана…

клюев

Выглядеть по-мужски в данной ситуации не есть хорошо, в Москве, чтобы наверняка получить офисную работу, надо быть среднего пола.

анфиса

За девятьлет ты ни разу не появился. Ни разу.

клюев

Это жизнь! И мы, в этой жизни, — люди!

нюра

Фисочка, давай, поговорим об этом вдвоём, а потом папа приедет и в спокойной домашней обстановке мы обо всём подробно поговорим по душам.

клюев

Фису вывела из себя то, что фотография семейная, ну, и моя агрессия, конечно, вполне, к слову, оправданная в тех обстоятельствах…

анфиса

Пап, а почему тебе не поехать с нами? Тебя же здесь ничего не держит. Даже твоя Тата и та лишь для дела. А наша Анна Ивановна в Вологде не последний человек, старший инспектор налоговой службы. Решим как-нибудь твои материальные проблемы.

нюра

Чёрт, достало всё! Ты что, — дура? Не может мужчина вернуться в родной город, как побитая собака. Скоро ты сама узнаешь, что такое мужская гордость, и примешь это с пониманием, если будешь по-настоящему любить. Родители, друзья, знакомые, все будут в лучшем случае жалеть, а скорее всего – пальцем тыкать с презрением. Мол, неудачник!

анфиса

Я точно дура. Ну, хорошо, пройдётся твой Клюев по трупу своей Таты, получит высокооплачиваемую должность. А мы? Мы переедем к нему?

нюра

Возможно. Потом обсудим…

анфиса

И примемся жить на могиле Таты?

нюра

Господи, с кем я живу!? Ты хоть немного фильтруй базар!

клюев

Что это ты так испереживалась за Таисию Сергеевну?

анфиса

Да я не за неё, я – за себя. Когда-то ты меня бросил, растоптал маму. Дальше не знаю, девятьтвоих лет для меня покрыто туманом. И вот мы встречаемся, и присутствуем при том, что ты прокидываешь очередную женщину. А если рассуждать логично, то зачем мы вдруг тебе понадобимся, когда ты поимеешь хлебное место в Москве?

клюев

В Москве, Фиса, нельзя выжить без любви. Настоящей любви. Я люблю твою маму, тебя.

анфиса

Ага, понятно. Как я поняла: любовь любовью, а мы тебе нужны для того, чтобы лично ты выжил в Москве. Но однажды, возможно, не обязательно, но запросто, тебе для более комфортного выживания понадобиться другая женщина.

клюев

Бесконечный и бессмысленный разговор. Трёп! Болтовня! Мы с твоей мамой решили жить вместе. И ты, как наша несовершеннолетняя родная дочь, вынуждена принять это как данность. И точка. В конце концов, ты – девочка, и вскоре всё равно уйдёшь в чужую семью мужа. По определению! Уй-дёшь. А твоя мать останется одна. Во всяком случае, без тебя. Так пусть же с ней рядом будет хоть кто-то. И лучше всего тот, кто любит.

нюра

Не переживай, Гоша, мы себе ещё родим. Мои тридцать с хвостиком – это не пятый десяток Таисии Сергеевны.

клюев

И не одного, а двоих, сколько скажешь.

анфиса

Ну, ты-то, папуля, известный родитель.

нюра

И – всё!

анфиса

Безответственность – вот твой портрет.

клюев

Ток-шоу насмотрелась?

нюра

Хорош, я сказала. Всё, пресс-коференция кончена.

 анфиса

Папа, как ты называл меня в детстве!? Скажи, и я всё прощу.

клюев

Дай время, Анфиса. Пожалуйста, дай мне время.

анфиса

Чтобы вспомнить?

нюра

Хотя бы!

клюев

Или сочинить новое.

анфиса

То есть ты забыл?

клюев

Нет, не забыл. Разве такое можно забыть. Просто сегодня день такой…

анфиса

Забыл.

клюев

Запамятовал.

анфиса

Я у тебя одна дочь?

клюев

И сын. Один. В смысле, ты у меня один ребёнок.

анфиса

Забывают тогда, когда не вспоминают. Если не вспоминают, значит, не помнят. А не помнят обычно неважное, мелкое – пустяк. Я – пустяк. Да и мамаша просто подвернулась под руку. Я тебе не верю. А главное, что даже не хочу… верить. Вот, собственно, и всё, что я хотела выяснить, когда собралась сюда. Я звонила в дверь, но ты, как я теперь понимаю, мылся в ванной и не слышал звонки из-за шума воды. Тут сквозняком потянуло, день-то ветреный, дверь приоткрылась. Оказалась незапертой. Я вошла. Никого нет, кроме кого-то в ванной. Дальше ты прав. Меня завела фотка. Потом является родной отец. Мало, что не узнаёт, так ещё и не видит, что я – девочка.

клюев

Просто, Фиса…

анфиса

Я – не Фиса! У меня отличная память. Вот, что ты сказал мне про меня: гад, мразь, дрянь, гнусь, сволочье, ублюдок… мерзопакость…

клюев

Не про тебя же, про вора!

анфиса

Сам ты гад. И отец ты дерьмовый. И мужчина – никакой. Мама, встретимся у тёти Розы.

Анфиса уходит.

нюра

Вернись! Что я сказала! Немедленно вернись!

клюев

Ради бога, только не шуми. Соседи же, а я здесь на птичьих правах.

нюра

Ладно, бог с ней. Перебесится, никуда не денется.

клюев

У Розы?

нюра

Да-да, у Гвоздевой. Она тоже в Москве. Разве в тот приезд я тебе не говорила?

клюев

Нам с тобой ни до кого не было дела.

нюра

Розка живёт с другом, в его квартире. 

клюев

Здесь многие развратничают. Давно она в Москве?

нюра

Да лет пять уже.

клюев

И где устроилась?

нюра

По профилю, как и в Вологде. Участковая, капитан полиции.

клюев

Ого. Ну, да чёрт с ней, с Розой. Крутую девку ты подняла.

нюра

Кто крутая – Фиска? Да брось, я её, как облупленное яйцо, в случае чего съем на завтрак и не подавлюсь.

клюев

Натворит что-нибудь…

нюра

Никаких проблем. Она смирная. И очень хорошая.

клюев

Ты же не предвидела её сегодняшнее поведение.

нюра

Откуда тебе знать, вдруг мы сговорились.

клюев

Озорные девчонки.

нюра

Пойду…

клюев

Нет-нет-нет! Наконец-то, никого…

нюра

Гоша…

клюев

Я по тебя скучаю…

нюра

Я тоже…

Нюра и Клюев обнимаются, целуются.

 

 

Действие 2

сцена 4

Двор многоэтажного дома, где живёт Клюев. К подъезду направляется Тата.

Из подъезда выходит Анфиса.

тата

(приостановившись) Привет.

анфиса

Мама ещё там.

тата

Тебя отпустили одну? Смело. (проходит к подъезду)

анфиса

Тётя Тата…

тата

(остановившись) От такого словосочетания просто оторопь берёт нестарую ещё женщину. Радует, что подобного больше не услышу от тебя.

анфиса

Вчера мы были в Троице-Сергиевой лавре. И там кошка задрала голубя. Или кот. По-настоящему, как хищник! Знаете, там, где что-то типа кафетерия. А вокруг же все верующие с церковниками… Все ахнули. Как в мире животных: хап и — в заросли. А кошка, главное, – чёрно-белая. Или кот. Что это значило бы?

тата

Ты мне, похоже, зубы заговариваешь?

анфиса

Странные вы взрослые, говорите – не думаете, никак за слова не отвечаете.

тата

Что ещё!

анфиса

Зубы заговаривают знахари, причём, не все, а один или два, которые болят. Даже если у вас, тётя… Таисия Сергеевна, больные зубы, я-то же не знахарка.

тата

Ты какая-то ведьмочка.

анфиса

Но я же права! Вы хотели сказать примерно следующее, типа: Анфиса, ты заговариваешь со мной специально, чтобы задержать меня.

тата

А ты слышишь, что говоришь? Ты произнесла слово «заговариваешь». Или нет?

анфиса

Или да.

тата

Так ты хочешь задержать меня?

анфиса

Уже. Извините. Можете идти.

тата

Благодарствуйте, барыня.

анфиса

Одна просьба!

тата

(в дверях подъезда) Одну — извольте.

анфиса

А почему вы говорите со мной в старинной манере?

тата

Едрёна мать, Анфиса, чё те надо из-под меня!

анфиса

Трудно спорить, мать у меня точно ядрёная, если я правильно понимаю смысл. Ядрёная – это когда всё при женском туловище, снаружи, в полной упругой готовности?

тата

Откуда ты такая…

анфиса

Мы же, с мамой, уже говорили: вологодские мы. Просьба!

тата

Пять секунд.

анфиса

Передайте моему родителю мужского пола, что когда-то он меня называл: Фитилёк.

тата

А он что, не мог вспомнить прозвище дочери?

анфиса

Ага. Которое сам же и придумал. Вычитал в каком-то словаре. И добавьте: он его запалил.

тата

Фитилёк?

анфиса

Фитилёк — Фитилёк.

тата

Фитилёк… Всё?

анфиса

У меня – да.

тата

Так мне уже можно идти?

анфиса

На здоровье. Но лучше на лифте, — одиннадцатый этаж.

тата

Поправь меня, если я ошибаюсь. Мне лучше не подниматься в квартиру?

анфиса

Я сказала, что на лифте удобнее.

тата

Почему ты здесь, а твоя мама там? Она осталась или задержалась?

анфиса

Да кто ж вас знает, господа взрослые.

тата

Между ними… твоими родителями…

анфиса

Таисия Сергеевна, ну, вы нашли с кем беседовать на сексуальные темы. Вы, для меня, конечно, тётя, но я вам не племянница.

тата

Сексуальные!?

анфиса

Я отказываюсь вас понимать.

тата

Может, ты и права. Скорее всего, мне действительно не надо идти к твоему отцу.

анфиса

Если между вами любовь, то какие могут быть сомнения.

тата

Из-за чего он вас бросил, то есть, ушёл от вас?

анфиса

Версий несколько. Одна из них: ребёнок. Его достало ежедневное отправление отцовских обязанностей. Версия не моя, а родителей моей мамы. Они изредка навещают нас. Уехали жить в Украину, на историческую родину деда. Он же был репрессирован ещё ребёнком, так называемый «узник детства». Мамины предки в принципе не приняли отца.

тата

За что?

анфиса

За любовь к ночным прогулкам под гитару, в то время, как молодая жена в одиночку сидит с ребёнком.

тата

Он поёт под гитару?

анфиса

Так себе. У деда с бабушкой по отцовской линии хранятся записи. Но разве бабе ночью нужен певец?

тата

Ну, ты экземпляр!

анфиса

Соглашусь, — штучная работа.

тата

А я переживала, что он от меня не хочет ребёнка. Оказывается, он в принципе не хочет заводить детей.

анфиса

Надо же, а я думала, он с возрастом переменился. Отец только что сказал матери, что готов завести, и не одного. Видимо, он хочет не столько кого-то завести, сколько кого-то развести. Не знаю, мы с ним не виделись девятьлет, вам виднее.

тата

(после паузы) А ты, действительно, — штучка. Теперь я точно поднимусь. Лифтом, говоришь, удобнее? (смеётся) Забавно было познакомиться.

анфиса

Ага. Привет.

Тата уходит в подъезд. Анфиса идёт со двора, останавливается, возвращается. Достаёт мобильный телефон, набирает номер. Садится на скамью.

анфиса

(по мобильному) Тётя Роза? Да, я. Нашлась. Скоро подъеду. А мама… мама осталась с отцом. Да. Приеду, всё расскажу, а мама добавит. Ну, в двух словах если…

сцена 5

Квартира. Шум воды в ванной. В кухне, Клюев варит кофе. Звонок в дверь.

клюев

Ну, что сегодня за дела… я хочу кофе! (звонок в дверь) Хоть узвонитесь, в этой квартире двери никому не открывают без предварительного созвона. (звонок в дверь) Дома никого нет. А кофе… есть, готов. (звонок в дверь) Ну, и кто нам надоедает… (на цыпочках идёт к двери, смотрит в глазок) Ох, ты ж… зараза… и никуда не деться! (открывает дверь) Тата, у тебя же есть ключи.

тата

Не люблю сюрпризов.

клюев

Какие могут быть сюрпризы! Здесь все свои. И не поцелуешь?

тата

Легко. (целует Клюева в губы)

Из ванной выходит Нюра, в халате Таты.

тата

Присоединяйтесь.

нюра

К чему?

тата

К семейным ценностям. А чего стесняться, здесь все свои.

клюев

Тата, сцены по пустякам-то не устраивай…

нюра

Я просто захотела всполоснуться, целый день по Москве шарахаюсь. Халат, что ли, жалко?

тата

Ты везучий, как чёрт, Клюев. Встреча с Забелиным отменяется. Вернее, он позвонил и перенёс на неделю. А я вот захожу, гляжу и соображаю: не отменить ли всё.

клюев

Тата!

тата

Тётя Тата.

нюра

Да хватит вам, ей-богу, ничего такого между нами не было.

клюев

(смеясь) Ну, уж так уж и ничего, Анфиска-то откуда-то взялась. По кофейку?

тата

Чую, сварил. На двоих, конечно.

клюев

Сварю себе ещё…

тата

(достаёт из сумочки связку ключей) Не волнуйся, я своё слово держу, встреча с Забелиным состоится. И внешность твоя заживёт. Вот ключи, от греха подальше.

клюев

Да какого греха! Нюра, иди, ради бога, в кухню!

нюра

Ради бога. (уходит в кухню, наливает кофе в чашку, пьёт)

клюев

(пытаясь обнять и поцеловать) Татулечка…

тата

(оттолкнув Клюева) Клюев, только без рук и без губ. Не-то я из тебя, крутые вы мои яйца, такую яичницу забубеню… небо с овчинку покажется. А вообще созвонимся. (бросает связку ключей на полку) Не парься. И не гноби Нюру, не в ней дело.

клюев

Да я уже понял, что это Анфиска что-то наговорила!

тата

(в дверях) Да, твоя дочь просила передать, что ты её в детстве называл «Фитилёк».

клюев

Чёрт! Так и есть!

тата

А потом добавила, что ты его зажёг.

Тата уходит, хлопнув дверью.

клюев

Фитилёк!

нюра

(выходит из кухни) Гоша, кофе стынет!

 клюев

(едва не плачет) Чёрт бы тебя побрал… Фитилёчек!

Нюра проходит к двери, смотрит в глазок, запирает замок. Обнимает Клюева, – тот, как обиженный ребёнок забирается весь в её объятия.

клюев

Сними халат, сними…

нюра

Тихо-тихо-тихо… сниму-сниму-сниму… тшшш…

сцена 6

Двор многоэтажного дома, где живёт Клюев. У подъезда, на скамье, сидит  Анфиса.

Из подъезда выходит Тата. Не замечая Анфису, направляется прочь, со двора.

анфиса

Тётя Тата! А может, это аллегория такая, мол, тёмные силы вот-вот нападут на мирное население?

тата

(вернувшись) Что ты там нудишь?

анфиса

Я про то, как кошка задрала голубя. Или кот – голубку. Хотя кот или кошка – какая разница, теперь половой разницы в аллегориях наверное тоже нет, ведь в моде однополые радости. Но аллегория остаётся же аллегорией по любому? Тогда здесь просто другой смысл. Типа того, что, мол, извращения и разврат погубят мир. Не будем забывать, что кошкина охота на голубя происходила в Лавре.

тата

Чтоб тебя!

анфиса

Или посыл ещё проще: миру – конец. И не просто смерть, а казнь через отгрызание головы. А, Таисия Сергеевна? Зачем суетиться, если всё равно и всё едино?

тата

Я сегодняшнего бреда в жизни не забуду.

анфиса

Не поверите, ещё не всё. Я ж не просто так торчу здесь, я вас поджидаю. Просьба есть.

тата

Что-то мне не хочется иметь с тобой дело.

анфиса

Нет проблем. Прощайте.

Анфиса быстрым шагом направляется прочь, со двора.

тата

Стой! Вернись, Анфиса! Я слушаю тебя!

анфиса

(возвращаясь) Запомните, вы сами меня окликнули и предложили говорить.

тата

Я устала и хочу домой. Говори.

анфиса

(достаёт мобильный телефон) Подскажите, пожалуйста, как добраться на этот адрес. (демонстрирует запись на мониторе мобильного)

тата

Ага, примерно представляю. Метро оттуда неудобно. Сейчас подумаю, как лучше добраться. А что там?

анфиса

Вы же на машине.

тата

Вон оно что. Хваткая ты девчонка, однако.

анфиса

Там – бюро судебной медицины.

тата

Продолжай…

анфиса

Хочу зафиксировать факт физического насилия над ребёнком. Ребёнок – это я. Насильник – Клюев Георгий Борисович, мой биологический отец. (после паузы) Спрашивайте.

тата

Ты хочешь посадить в тюрьму родного папу!?

анфиса

Ну, если у него нет возможности откупиться от правосудия, то ему придётся сесть.

тата

Зачем…

анфиса

Нельзя быть родным папой иногда, время от времени, когда приспичит. Родным папой надо быть ежедневно. Он свой шанс упустил.

тата

Анфиса, но жизнь есть жизнь…

анфиса

Вот именно. Родил – отвечай. Если честно, мне такое в мозг прежде не приходило. До тех пор, пока я не узнала, что мои родители решили опять сойтись.

тата

То есть, всё-таки, решили…

анфиса

С прошлой осени. За моей спиной. Сначала Клюев сломал железную дорогу, и наш семейный поезд пошёл под откос. Правда, никто не умер. Как бы ни было, дорога была восстановлена. Оказалось, что Клюев был не локомотивом, а просто вагоном. Поезд, как и рельсы, отстроили заново, и продолжили маршрут. И вдруг – на тебе: остановка и к нам подцепляют вагон. Мало того, что старый… Чёрт, сбилась с образа…

тата

Стихи пишешь?

анфиса

Нет, прозу. Стихи не кормят.

тата

Сколько тебе лет?

анфиса

Десять.

тата

Не ври.

анфиса

Ну, одиннадцать.

тата

Не сходится, если иметь ввиду уход отца…

анфиса

Двенадцать.

тата

Четырнадцать с половиной, ага?

анфиса

Чего! Первого декабря только тринадцать исполнится!

тата

Обалдеть.

анфиса

Что, рано повзрослела?

тата

Тебе это нравится.

анфиса

Не годами человек меряется, а датами. Событиями, вернее.

тата

Не поспоришь.

анфиса

И вообще, моё амплуа: роковая женщина. Женщина – вамп!

тата

Ну-ну.

анфиса

Фиг с ним, с поездом. Проще говоря, я считаю, что предатель не имеет права на прощение. И тем более на общую со мной жизнь. Пусть бы они встречались себе, мне фиолетово, но входить в семью, ломать мне мою жизнь! Клюев – пассажир, а хочет быть собственником поезда. Он хочет иметь на меня права. Водительское удостоверение: отец. Нет. Не позволю.

тата

Но тюрьма – это слишком кардинально. И самое главное, его психика внушает серьёзнейшие опасения. Поверь, я знаю, что говорю.

анфиса

О чём это вы?

тата

Он и в нормальной-то жизни склонен к суициду, а лагерь наверняка не переживёт. Не забывай, он – коренной северянин, родом из посёлка лесозаготовителей, где сплошь зека и вертухаи.

анфиса

Его родители не сидели, они туда приехали добровольно. И меня они воспитывали. Результаты меня устраивают: мы, с Клюевым, непохожи. Дед с бабушкой – хорошие трезвые люди, всего добились сами. Из посёлка перебрались в Вологду, у них четырёхкомнатная квартира, машина. О чём ещё мечтать советскому человеку!

тата

За длинным рублём они поехали на лесоповал, не думая, как это скажется на психике ребёнка.

анфиса

А теперь неважно, какой длины деревянный рубль, главное – иностранная валюта, и дают её в Москве. У всех, значит, отцовских сверстников, психика как психика, а у него какая-то особенная. Так не бывает!

тата

Он сочиняет песни, превосходно поёт…

анфиса

Я тоже! Только сейчас не время песен, кончилась эпоха под гитару.

тата

Откуда ты берёшь такие мысли, кто учит тебя – мать?

анфиса

Сама не дура. И глаза есть, и уши. И читать умею, и каналы телевизора переключать. И компьютер для меня не загадка. Я по полной программе готова к самостоятельной жизни.

тата

И какое же у тебя кредо?

анфиса

Не брать кредиты.

тата

Смешно.

анфиса

Мне для моей жизни нужны гарантии моей свободы, а на чужую мне плевать.

тата

Давай, поговорим об этом.

анфиса

Давайте. Но в машине, ага?

тата

Не хочу принимать в этом участие…

анфиса

Уже приняли. Когда связались с ним. Я-то ладно, я стала Клюевой по объективным обстоятельствам, от меня независящим, зачали, родили и всё, куда денешься. А вас-то субъективно сделали, заманили и обманули. Если бы не моё появление, Клюев на ваших горбушках въехал бы в рай и выбросил в мусорку.

тата

Не смей! Злая, мерзкая гадина.

анфиса

Аминь. Я сама доберусь.

тата

Так будут говорить про тебя все! А узнает об этом весь город.

анфиса

Отлично. Зато узнает и будет бояться. А потом я уеду в Москву, и, при случае, всегда смогу предъявить справку, что я — киллер. Моя жизнь, Таисия Сергеевна, — она моя. Всё равно умирать, так хоть прожить во всю ивановскую.

тата

Но не моя. Ты слишком хитромудрая бестия, но я не простушка. Зачем я тебе, если у тебя есть адрес?

анфиса

И действительно, зачем?

тата

Если бы не ты, я могла и не узнать о связи твоих родителей. Ты хочешь, чтобы я в суде стала свидетелем.

анфиса

Я вас об этом не просила.

тата

Посадить в тюрьму собственного отца… разбить сердце матери… стать пугалом для людей! Ты ещё обвини Клюева в сексуальном домогательстве, тебе тогда вообще цены не будет.

анфиса

У меня нет времени, меня ждёт тётя Роза. Мы, с мамой, остановились у неё. И так перенервничала женщина. Мамина подружка. Ладно, тётя Тата, счастливо. Зато вы свободны уже сегодня, а так, сколько вам ещё ходить с напудренными мозгами. С досрочным освобождением! Не стоит благодарностей. Мне надо идти.

тата

И мне. Прощай.

Тата и Анфиса расходятся в противоположные стороны, со двора. Тата останавливается, смотрит вослед Анфисе.

тата

Фитилёк! Эй, Фитилёк!

анфиса

(останавливается, оборачивается) Такое неприятное погонялово!

тата

Я тебя всегда буду так называть! Поехали, я отвезу тебя по адресу.

анфиса

И станете свидетелем?

тата

Я стану с тобой разговаривать.

Анфиса

(подбегает к Тате) Но в целом — по рукам?  (подаёт руку)

тата

(отвечает рукопожатием) Поговорим. Фитилёк…

сцена 8

Квартира. Требовательные звонки в дверь прекращаются.

В спальне, Клюев лежит в постели, Нюра одевается.

нюра

Так и живёшь, никому не открываешь?

клюев

Я никого не жду, остальным у меня делать нечего.

нюра

А я, как в детстве, всем открываю, — дура какая-то. Иной раз локти кусаешь – зачем открывала… Да ладно, все – люди, вдруг тебе так же не откроют, — будет досадно.

клюев

Какая же ты, Нюра, женщина… Вот просто женщина и всё. Чудо ненормальное. Такие должны бы уж вымереть, как динозавры.

нюра

Как мамонты. Я всё же – северянка. Мне так хорошо последнее время, года три уже, наверное. Когда почувствовала себя женщиной. Выходит, заметно?

клюев

Откажусь я от работы, похоже, и от Москвы. Отрекусь, к чертям собачьим, от всего, что не ты.

нюра

Здорово будет! Мне так одиноко стало без тебя, просто жуть. Перестали звонить, ушли, что ли?

клюев

Долги, правда. Какие-то обязательства ещё здесь есть. Нет, поработаю годик-другой, встану на ноги.

нюра

Правильно. Люди есть люди, ни к чему их обижать. Подчистишь хвосты, утрёшь носы, и так потом заживём! Всё, путь свободен, я пойду.

клюев

Или плюнуть на всякие там гордости и прочие условности. Злые языки по любому злые.

нюра

Точно. Я только «за».

клюев

Или, так, остаться в Москве?

нюра

Если так правильнее, то конечно.

клюев

Ешь твою ледь! У тебя есть своё мнение?

нюра

Своё есть. Только на своём я уже обломилась. Еле выкарабкалась с дитём на шее. Спасибо твоим родителям. Мои умыли руки.

клюев

Прости…

нюра

Нет! Никогда не прощу. Потому что не знаю, за что. Не помню. Главное, сам не напоминай, а я прошлое забыла. Будущего знать не хочу. А сегодня я – женщина. Точно, больше не звонят, можно идти. Вот просто женщина и всё. Нормальная. У меня есть Анфиска, ты, дом, родня на все лады, надёжная работа. Мне не скучно, а это самое главное. Все проблемы вокруг от скуки, а внутри – от зависти или от гордости. Так я придумала однажды и решила: пусть так. Меня, Гоша, уже не выбить из седла. Всё равно умирать, так на кой ляд торопиться или тормозить…

клюев

У меня в животе волны как будто, жаркие. В детстве там у меня жила совесть. Что-то как будто вытворить требуют. Не поймёшь, то ли тревога, то ли восторг. Или предчувствие. Так хорошо, аж жуть.

Звонок в дверь.

нюра

Ну, ты подумай, — опять звонят!

клюев

Хозяйка категорически наказала: никому не открывать, даже если пожар, то ты, говорит, должен быть последним, кто выскочит на площадку.

нюра

Звонки какие-то наглые? Открою окно? Душно, темно, как в склепе. (распахивает окно)

клюев

А сейчас вообще государство охоту объявило на хозяев, что берут квартирантов не легально.

нюра

Гляну потихоньку, я умею без скрипа.

Нюра на цыпочках проходит через гостиную, направляется в прихожую, к входной двери. Смотрит в глазок. Возвращается.

клюев

Девять миллиардов, мол, недополучает налогов. А сколько люди недополучают из-за государства, сосчитали? Конечно, сосчитали, конечная сумма в офшорах…

нюра

(возвратившись) Там полицейские.

клюев

Ну, ни хрена себе приплыли!

нюра

Но не тяжёлые, не в масках, а так. Но с автоматами.

Звонит мобильный телефон. Требовательные звонки в дверь прекращаются.

нюра

(вынимает мобильный из сумочки) Моя музыка. Роза… (по мобильному) Ало, привет. Да, говори, слушаю.

клюев

Я ничего не творил. Может, кто из соседей, а у них поквартирный обход? Или, блин, авария, батареи потекли? Да лето же, а сантехнику я вчера только проверял и проводку диагностировал…

нюра

(по мобильному) Не может быть.

клюев

Может, и правда облава на съёмщиков?

нюра

(по мобильному) Они как раз под дверьми стоят, звонят уже битый час. Поняла, Роза, поняла, спасибо. (убирает мобильный в сумочку)

клюев

Что такое?

нюра

Роза звонила, она уже едет сюда, своим ходом. Главное не открывать дверь, покуда она сама не позвонит.

клюев

Что!?

нюра

Только не сходи с ума и не раздражайся. Анфиса. Она написала заявление в полицию. Даже в бюро судмедэкспертизы смоталась, на освидетельствование.

клюев

В смысле?

нюра

Анфиса обвиняет тебя в нанесении побоев.

клюев

Бред…

нюра

И в сексуальном домогательстве.

клюев

Да ладно!

нюра

Это правда?

клюев

Ты спятила, дура!? Она же дочь!

нюра

Но ты-то об этом узнал совсем не сразу.

клюев

Тата здесь присутствовала, как я мог!?

нюра

Точно. Да я и так тебе верю.

клюев

Зачем!?

нюра

Я не узнаю мою дочь.

клюев

Дикость…

нюра

Она пообщалась с отцом пару часов, а натворила уже столько всего…

клюев

Но я-то здесь при чём!

нюра

Как представлю, что было бы, если бы ты тогда не оставил нас…

клюев

Что? Что!

нюра

У меня был отличный ребёнок, хорошая девочка, а тут сама не своя.

клюев

Чушь дремучая… несусветица, галиматья! Муть, ересь…

нюра

Не мог вспомнить прозвище единственной дочки, которое сам же и придумал. Вот теперь и получи. Оба получим! Представляешь, что начнётся в городе, когда до них докатится эта дрянь!?

клюев

И я виноват?

нюра

Нет, — я. Замолчи, и вставай.

Требовательные звонки в дверь. Клюев одевается.

клюев

Фитилёк… да тут уже целое фитилище, — зажгли. Нюра…

нюра

Я тебе не Нюра. И ты мне никто.

клюев

Аня… Анна!

нюра

Замолчи. Анфиса – моё дитё. А ты… сосед по московской койке. Просто дождёмся Розу. Она полицейская, она разберётся. Или договорится.

клюев

Но я ни в чём не виноват!

нюра

Мы, с Анфисой, вчера ездили в Сергиев Посад. В Лавру. Сердце русского православия. Там кошка задрала голубя. Чёрная тварь убила святой дух.

клюев

Да брось ты обобщать…

нюра

Анфиска наша не одна такая. Дети пошли войной на родителей. Зачем живём?

клюев

Перестань терзаться, Аннушка. В конце концов, крайним оказываюсь я. Часть тебя, твоё плоть от плоти, пожирает тебя же, как раковая опухоль. И поделом, если откровенно. Хотя обидно так! Ты же не рожала болезнь, ты рожала радость… и я рожал. Будто бы вот, светло, легко летаешь, будто бы высмотрел, дотянулся до счастья, даже ухватил его, а прежние грехи в ответ – нет, даже не мечтай, и не смей летать, ползай, гад, ползай.

нюра

Да возьми же ты себя в руки, Клюев, не расклеивайся, и меня не нервируй, — хорош!

клюев

На кой чёрт такая жизнь человеку, в которой нет места раскаянию? И никто никого не прощает. Так совестно.

нюра

Чёрт с тобой, истерик. Недолго терпеть…

клюев

Это разве справедливо — в твою дверь звонят, а ты её не открываешь. Потому что эта дверь не твоя. В Москве десятки миллионов, а ты один. Если бы не Тата, с ума сошёл бы. Но её-то я предал. Сдал. Разменял. А предал бы, если бы любил? А я её не любил.

нюра

Клюев, сконцентрируйся, мы, с тобой, попали в крепкую переделку.

клюев

В России сотня миллионов с лишним, а мне некого любить. В мире миллиарды, а любить меня некому. А что, Анюта, нас надо периодически переделывать. Ничего не вышло. Так хотя бы самому выйти, что ли. А? А!? Ааа… Ааа!!! (прыгает из окна)

нюра

(подбегает к окну, глядит вниз) Господи, помилуй! Господи, помилуй… Господи, так высоко.

Требовательные звонки в дверь.

сцена 9

Москва. Анфиса говорит по мобильному телефону.

анфиса

Таисия Сергеевна. Нет, не Фитилёк, я – Анфиса! Придёте на вокзал прощаться с гробом? Я так и поняла, когда вы мне белого щенка подарили. А я его обменяю на чёрного котёнка и примусь натаскивать моего Уголька на голубей. Шучу, шучу. Ладно. Фитилёк и Фитилёк, — пусть так, тётя Тата. Прощайте.

  • Галина

    Странные герои. Странная ситуация. Вкратце (для тех, у кого нет времени читать пьесу) история такова. В съемной московской квартире живет провинциал Жорж-Гога. В прошлом он – романтик и бард. В нынешнем времени ищет в столице работу и у него любовь с москвичкой по имени Тата. Но вообще-то в Москве Гога чувствует себя чужаком, как, впрочем, и в самом государстве. Гога не говорит «моя страна», он говорит – «эта страна». Такова степень его отчужденности от государства, гражданином которого он является.
    У Гоги с Татой уже есть своя история: Гога пытался покончить с собой, а Тата его спасала. Но сегодня у парочки особенное настроение: сегодня у Гоги появилась реальная возможность устроиться на работу. И утром, пока он моется и бреется перед важным свиданием с боссом, Тата решает заправить машину – заправка буквально за углом. Дверь она по рассеянности не запирает, да и зачем – ведь всего на минутку. Но этой минутки оказывается достаточно, чтобы в квартиру вошла еще одна приезжая – девочка-подросток – и попыталась взять то, что плохо лежит – деньги. Однако Гога вовремя успел схватить воровку и повязать, правда, пострадав при этом сам. Теперь он злится и не знает, что делать: во-первых, как пойдешь к боссу с поцарапанным лицом; во-вторых, куда деть воровку? В милицию не сдать, у Гоги нет московской регистрации. Но все утрясается: встреча с шефом переносится на более поздний срок, а по мобильнику, найденному у девчонки, вызвали мать «преступницы». И тут обнаруживается «мелодрама» – мама девочки оказывается бывшей женой Гоги, а девочка – его дочерью Фисой, которую он видел последний раз девять лет назад.
    Тата уходит ненадолго по делам, и в это время выясняется, что Гога не прочь вернуться к бывшей. Москвичка Тата ему нужна лишь для устройства карьеры. Но всю идиллию восстановления «святого семейства» портит дочь Фиса, по прозвищу «Фитилек». Она «закладывает «отца» по полной – сдает его полиции, объявляя насильником. И вот тут выявляется главная тема пьесы: «Дети пошли войной на родителей». Финал пьесы почти предсказуем: незадачливый отец кончает жизнь самоубийством.
    Дочитав пьесу до конца, я тоже ощутила в себе атрофию чувств: никого из действующих лиц не жаль, никому не сочувствуешь.