Литература

Пасть
Литература

Пасть

Фото Ирины ЛарионовойРассказ

 
Как ты поживаешь, крышка черного рояля, вся исполненная мистицизма? Вот времена были! Приходили люди, смеялись. Играли. Молоточки ударяли по струнам, там под тобой крышка. Знаю-знаю-знаю. Это было в декабре. Тетрадка с нотами ждала прикосновений. Ее вот-вот откроют, и зазвучат переливы. В комнате зажгут свечи. И камин. Затрещат, радостно сгорая, поленья. Останется только зола. Ее соберут, чтобы удобрить клумбу во дворе. Летом будет много цветов.

Ты все видел. Запомнил. Запало в душу. Когда открыли крышку, ты встал на цыпочки и увидел струны. Толстые и тонкие. Их было много. Будто в рояле лежала арфа. И горели свечи. И лилась красивая музыка.

Литература

Книжный лоцман: апрель-2009

Сафронов Никас. Символизм. Альбом / – М.: Издательство «Театралис», 2007. – 235 с.
Никас Сафронов – человек-легенда, загадочный художник России на рубеже тысячелетий. Он входит в сотню самых известных мастеров мира. Его картины продаются на крупнейших аукционах, украшают частные коллекции, музеи Западной Европы, Азии, России и Америки. Его кисти подвластны практически все существующие стили и жанры живописи. Этот альбом Национальная библиотека РК получила в 2008 году в дар от самого художника.

Литература

Книжный лоцман: март-2009

Новые поступления представляет главный библиотекарь НБ РК Светлана КУКЕЛЕВА

Сараскина Л.И. Александр Солженицын/ – М.: Молодая гвардия, 2008. – 935 с.

К 90-летию А. И. Солженицына приурочен выход его первой полной биографии, созданной известной писательницей и историком литературы Сараскиной на основе уникальных архивных документов, бесед с самим Солженицыным и членами его семьи. Книга прекрасно иллюстрирована фотографиями из архива семьи Солженицына и его друзей, многие из которых публикуются впервые.

Литература

Книжный лоцман: февраль-2009

Новые поступления представляет главный библиотекарь НБ РК Светлана КУКЕЛЕВА

Каптерева Т.П. Эль Греко/ – М.: Галарт, 2008. – С. 216.


Автор прослеживает жизненный и творческий путь великого художника, раскрывает историческое значение и художественную атмосферу Толедо – города, в котором его талант достиг наивысшего расцвета.
В приложении содержатся биографические сведения, суждения об Эль Греко выдающихся деяте-лей культуры и исследователей его творчества. Книга прекрасно иллюстрирована.

Сон
Литература

Сон

Рассказ
Большой бревенчатый дом стоял на окраине деревушки крыльцом на восход. Из дома на крыльцо вышла старуха гренадерского вида. Приложила морщинистую ладонь ко лбу и посмотрела на макушки деревьев, окрасившиеся утренней зарей. Солнышко словно ждало ее прихода, тотчас выглянуло из-за сосен. Старуха отвесила ему поклон, и оно, словно воздушный шарик, наполненный гелем, поплыло к зениту. А старуха спустилась с крыльца и уселась на завалинку. Утро парило свежестью, ветерок дыхнул шелестом тростника и всплеском воды. На другом берегу реки, что текла в пяти метрах от порога, заспорили сороки: «Тр- трр- тррр». Их подхватили стрижи, и залихватский свист разнесся по лесу. Все, что еще дремало, проснулось. Утро.
Литература

Катись, клубок, катись…

Какая у вас была последняя по времени публикация? С таким вопросом мы обратились к писателям и поэтам Карелии.

Раиса Мустонен: – Какие-то мои рассказы вышли в «Антологии современной прозы» в Москве. Какие именно – не знаю, книгу надо получить «самовывозом», руки-ноги не дошли. Полностью переключилась на сценарии. Год стал урожайным для сериала «Улицы разбитых фонарей»: снимаются или готовятся к съемкам несколько фильмов по сценариям, написанным мною с разными соавторами. Скоро выйдет из печати сборник киносценариев по итогам Всероссийского конкурса «Россия вне России». В нем будет опубликован и наш с Сергеем Прониным сценарий комедии «Клубника без сахара».

Литература

Занозистые мысли

Однажды чуть было не обиделся на медведя. Как ни доберусь до своего заповедного болотца, а там уже вся моя клюквочка местным Винни-Пухом собрана. Да так основательно, что больше двух стаканов после него не наскребешь. До этого я лет десять собирал в этом месте, считай, приватизировал ягодную плантацию. И на тебе… Подумывал уже, каким бы это способом отвадить косолапого.
А тут поехал по шоссе с московским приятелем мимо поселка лесозаготовителей, и душа моя почти как у Радищева «уязвлена стала» – на обочине вдоль асфальта сидели десятки людей, предлагая клюкву, выставленную тут же в разнокалиберных ведрах и шарабанах. Особенно бросалось в глаза, что не только женщины занимались ягодным «бизнесом», немало и мужчин сидело, пряча глаза, делая вид, что они оказались здесь совершенно случайно.