Анонс

Страсти в филармонии

I Международный фестиваль "Онего-классик" в Карельской госфилармонии открыл страстный аргентинский тенор.
 
{hsimage|Мартин Альварадо|right|||}Новый фестивальный проект начался концертом Asi es mi tango с участием аргентинского певца Мартина Альварадо, заслуженной артистки России Сауле Искаковой (сопрано) и танго-ансамбля Companeros.
Этот концерт — еще один ответ тем, кто считает, что в филармонии скучно. В этот вечер на сцене кипели настоящие страсти. Мартин Альварадо и Сауле Искакова рассказали несколько историй любви, счастливых и не очень, историй с надрывом, с настоящим чувством, с примесью горечи расставания и ностальгических воспоминаний, ощущением приближающегося счастья и самого его расцвета. Все истории объединяло одно — они были исполнены в ритме танго. Горячий аргентинец то признавался в любви и тосковал в своих песнях, то неожиданно, как бы играючи, вставлял слово "Петрозаводск" на самой пронзительной ноте, то покорял зал своим чувственным голосом, то шутил со зрителями, убаюкивая подаренный карельский бальзам и притворяясь, что никак не может оторвать микрофон от стойки. Публика то замирала, то смеялась, — ее чувствами ловко играли.
В антракте Мартин, посвистывая и держа руки в карманах, вышел в зал, не спеша прошел к выходу, также не торопясь вернулся за сцену после третьего звонка. Не ожидавшие такой доступности звезды слушатели поздно спохватились: можно же было взять автограф!
{hsimage|Сауле Искакова||||}Сауле Искакова — грациозная, талантливая, уверенная — органично сыграла роль возлюбленной пламенного аргентинца. Исполняя соло, была то нежной, то страстной, то независимой, то одинокой. В дуэте же заставляла таять героя Мартина Альварадо. Правда, и ему удалось не раз вогнать опытную артистку в краску: то огненным взглядом, то художественным присвистыванием вслед.
 
Надо отдать аргентинскому джентльмену должное: все аплодисменты он переадресовывал своей спутнице и ансамблю Companeros. Михаил Тоцкий (баян), Валерий Бобков (ударные), Анатолий Палаев (фортепиано), Мария Китаева (скрипка) и Илья Романов (контрабас) стали неотъемлемой частью всех историй, происходящих на сцене. Красавицу-скрипачку принимали не менее горячо, чем Сауле и Мартина. Особенно неистовствовал второй ярус, откуда регулярно раздавалось преимущественно мужское «браво».
 
Публику зажгли: танго, красотой, музыкальным искусством. И даже несмотря на то, что на сцене почти не было танца (Сауле Искакова все же иногда двигалась в ритме музыки), осталось чувство, что на этом концерте не только прекрасно играли и пели, но и по-настоящему танцевали танго.