Анонс

Андрей Кураев высказался о служебном соответствии руководства музея «Кижи»

Протодиакон считает, что храм в Кижах используют для пропаганды враждебной православию культуры.

Сайт Правмир пишет, что 22 октября на территории государственного музея-заповедника «Кижи» пройдет этап эстафеты Олимпийского огня. Музей планирует передать в качестве талисманов для российской сборной три детали Преображенского храма. «Лемех — символ защиты и высоты, поскольку он защищает храм и соприкасается с небом. Кованый гвоздь, которым крепился лемех,— символ силы. Розетка-колесо — символ солнца, энергии и вечного движения; именно от Солнца загорается Олимпийский огонь. Эти талисманы — не только древние обереги; их символика соответствует олимпийскому девизу: «Быстрее, выше, сильнее», — заявили в музее.

Комментирует протодиакон Андрей Кураев:

— Я думаю, что руководство этого музея должно определиться, не превратить ли этот храм в музей «пастафарианской церкви», потому что это будет больше соответствовать их убеждениям. Это очень странные люди, которые взялись управлять имуществом, к созданию которого они никак не причастны, к символике – также.

Взять на себя управление православной культурой, и использовать ее для пропаганды культуры, мягко говоря, альтернативной, а, точнее, враждебной православию – очень «креативный» подход.

Музей является федеральным государственным  учреждением культуры, поэтому я предложил бы министру Владимиру Мединскому озаботиться вопросом о служебном соответствии руководства.

В 2003 году Указом Патриарха Московского и Всея Руси при Спасо-Преображенском храме на острове Кижи было образовано Патриаршее Подворье, там проходят богослужения. Поэтому, тем более необходимо быть аккуратными при такого рода «утилизации» христианской святыни.

Фото www.pravmir.ru

 

 

 

  • Алексей

    Уважаемая, ссылку не дадите на источник ваших фантазий?

  • Leilina

    Спасибо, г-н Савельев, за Ваш пост. Все в точку! Игрища, забавы, переплетенные волосы по поводу дурной затеи. факелоносцам стать — неужто смысл и цель жизни? …

  • Валерий Алексеевич Савельев

    Эстафета Олимпийского огня с посещением дна Байкала, космоса и в том числе Кижского музея вызывает недоумение: неужели тысячам ответственных людей в стране больше делать нечего, кроме как обеспечивать успех перемещения факела… И аналогичных событий во времени и пространстве России происходит множество… И не находится среди приближённых президента и председателя правительства мужественного человека, чтобы остановить эти глупости. А сам-то Путин неужели не понимает, что после ухода его с поста, над его специфическими увлечениями будут смеяться столь же зло, как над Хрущёвым и прочими лицами… Как жить будут его близкие и потомки? Вон — жена Горбачёва умерла сразу, как только поняла суть службы своего мужа. Грустно всё это в стране умных людей…

  • Марина Витухновская

    Придётся напомнить, а, скорее, разъяснить уважаемому дьякону, что музей-заповедник Кижи создавался и функционирует не как музей православной культуры, а как музей этнографии и народного зодчества. То есть его задача — охранять и показывать посетителям, пропагандировать и изучать памятники народной архитектуры и материальной и духовной культуры народов Карелии (извините за сухой слог). Крестьянская культура органично включала в себя элементы язычества, которые «вплавились» в русскую православную традицию. Как по-вашему, откуда крашение яиц, освящение вербы в Вербное воскресенье, или посещение могил близких в Родительскую субботу? Всё оттуда, из древних народных языческих представлений. Оттуда же — и узорные резные обереги на крестьянских домах, и мотивы вышивки на обрядовых полотенцах, и многие народные верования и обряды, о которых сейчас нет возможности говорить. Об этом так много написано этнографами, что только диву даёшься невежеству некоторых нынешних «ревнителей святости». Языческий пласт культуры — это тоже история народа, его во многом живая традиция. Неужели в погоне за «дистиллированным православием» всё это выкинуть на свалку, — вместе с былинами, заговорами, причитаниями и сказками? С чем останетесь тогда? И что останется от народа?

  • Сергей

    А, что хочет протодиакон Андрей Кураев и о чем он говорит?
    Хочет, что бы святыню вернули в лоно церкви. Тем более, что в 2003 году Указом Патриарха Московского и Всея Руси при Спасо-Преображенском храме на острове Кижи было образовано Патриаршее Подворье, там проходят богослужения. Хотя официально передачи не было!
    Говорит об аккуратности при такого рода «утилизации» христианской святыни. Ну, во первых, ни кто и не утилизирует святыню. Уверен, никто не снимал с Преображенской церкви святыни. А, для пиара музея ход очень хороший. Во-вторых, вспомните сколько «утилизироовала» сама церковь в ходе советского и постсоветского периода?

  • Татьяна

    Когда таким намоленным местом руководит неправедный человек — рано или поздно случается гнев Божий. И он случился. Выводов, вероятно, новая музейная власть не сделает, поскольку бездуховна по сути. У прежнего губернатора в кабинете висели портреты первых лиц РПЦ и иконы, но это был, вероятно, антураж. Ничего более. И сейчас — этот «человек-праздник» попытался устроить шоу на святом острове. Как же запутано все в этой голове…

  • Светлана Захарченко

    И ещё:
    хотелось бы узнать имена тех, кто от имени музея «Кижи» вещал про обереги. Наша известная профессор Татьяна Георгиевна Мальчукова практически жизнь положила, чтобы связать воедино античность и православие. А для сотрудников музея «Кижи» все её труды получаются пустой звук, и в Кижах православие утрачено…

  • Светлана Захарченко

    Конечно, сейчас Кижи — это, для многих музей. Но мой род был вымолен моей прабабушкой Александрой Васильевной Лукиной именно в Кижских церквах, куда она доходила на лыжах 21 км по Онеге каждую зиму до Великой Отечественной (в 1942-м она умерла в финском концлагере Петрозаводска на ул. Боровой).
    думаю, что для многих заонежан Кижи — это намоленное православное место, где спасались и спасаются многие современные поколения.
    И в память наших близких не стоит разменивать Кижские православные святыни на запчасти для атеистических игрищ, тем более в заведомо античном контексте.