Свободная трибуна

Как делаются мифы

 
{hsimage|«Я знаю, как слова опасны, Как могут быть вредны подчас» ||||} Поводом для написания этих заметок послужили трагические события минувшего лета и начала осени, гневная реакция на них читателей интернет-журнала «Лицей» и мои давнишние горькие мысли о постепенной потере нами чувств патриотизма, любви и уважения к родному и великому русскому языку, критического отношения к навязываемым нам так называемым ценностям, которые чужды нашей природе и истории. Все это может привести к потере Родины. Страну потеряем!
                                       
                                        
                                             И долго буду тем любезен я народу,     
                                              Что чувства добрые я лирой пробуждал.         

                                                                                                А.С. Пушкин

Сначала о мелком событии – юбилее С. Довлатова. В разгар перестройки, когда на поверхность общественной и государственной жизни всплыла посредственность, я спросил тогдашнего директора Пушкинского заповедника Семена Степановича Гейченко о некоторых именах, которые в то время назывались чуть ли не великими и при этом  притеснявшимися советской властью. Поэтому, мол, мы о них и не знали и не подозревали об их величии. В конце ряда «великих» стояла и фамилия Довлатова. Я пытался в те годы что-то прочитать из его сочинений, но почему-то дальше третьей-четвертой страницы не доходил, бросал. Скучно, без мыслей, малоубедительно в художественном отношении. Семен Степанович мне сказал тогда, что он хорошо знает этого сочинителя, ибо тот работал у него в заповеднике экскурсоводом. «Он очень часто не выходил на работу из-за пристрастия к бутылке, долго мы терпели, но пришлось его за прогулы уволить. У меня много есть сочинений графоманов, которые даже присылают мне «Евгения Онегина» собственного производства", — сказал Гейченко. И тут же вручил мне толстенный рукописный том. Потом еще один, в котором был «Борис Годунов» другого сочинителя. И добавил: «Да сейчас вообще печатается много всякой макулатуры, которой не хочется засорять голову. И вы не засоряйте, читайте классику русскую и советскую. Какое богатство у нас литературных талантов! Все лучшее опубликовано» .    
 
В повести «Заповедник» Довлатов написал много плохого и несправедливого о лучшем в СССР музее. Это не делает ему чести. Но почему-то эта повесть чаще всего на слуху и даже инсценируется. А знают ли фанаты Довлатова о том, что читают пасквиль на заповедник?! Это признают даже критически относившиеся к Гейченко ветераны музея, например кандидат наук Иосиф Будылин. Так что правильно не печатали этого автора в советское время, имея в виду скудость литературного языка и стиля, недобросовестность изложения фактического материала. Высокий нравственный и художественный камертон не позволял печатать. Ведь литература воспитывает, может обогатить душу, а может испортить. Довлатов не обогащал. Он работал на разрушение.  А ему музей в Пушкинских Горах открывают.  Музея в честь великого С.С. Гейченко нет и не предвидится, а в честь Довлатова — пожалуйста. Стыдно!       

Выдающегося советского скульптора, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, академика Михаила Константиновича Аникушина в перестройку спросили, мешали ли ему работать партийные и советские органы (цензоры). Аникушин ответил просто: «Мне мешали делать плохие вещи».   

Всем известно, сколь мало учебных часов ведомство непотопляемого министра А. Фурсенко выделяет литературе и русскому языку. Школьники не успевают ознакомиться с шедеврами русской и мировой литературы, с творениями гениев. При этом с ведома и при поддержке премьера В. Путина вводится обязательное изучение в школе сочинения А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Заслуженный деятель науки РФ, историк, профессор Тверского государственного университета Александр Огнев приводит следующие слова американского посла в СССР Бима из его мемуаров, раскрывающие технологию создания мифов: «Когда мои сотрудники в Москве принесли мне ворох неопрятных листов за подписью Солженицына, я вначале не знал, что делать с этим шизофреническим бредом. Когда же я засадил за редактирование и доработку этих «материалов» десяток талантливых и опытных редакторов, я получил произведение «Архипелаг ГУЛАГ». Мастерски проведенная по всему миру реклама этой книги нанесла мощный удар по диктатуре пролетариата в СССР».

Со своей стороны скажу, что больше пяти-шести страниц этого творения я в перестроечные годы тоже не смог прочитать: это не литература, тем более художественная. Даже талантливые американские редакторы не смогли выправить корявые стиль и слог Солженицына и его «соавторов». Самое главное состоит в том, что это творение напичкано фальшивыми домыслами о советской жизни и Великой Отечественной войне. С какой целью это сделано? Как сын фронтовика-орденоносца, воспитанного в честности и любви к Родине, я бы эту книгу запретил к изданию. А ее в школе принуждают изучать. Вместо «Войны и мира», действительно великой книги. Страшно делается!   

Кем-то умышленно было сказано, что книги Солженицына и он сам гениальны. Это растиражировано, многократно вдалбливалось через ТВ и Радио  (вспомните слова американского посла, приведенные выше). Свелось к тому, что даже не читавшие его книг стали это повторять. Конечно, Солженицын не Довлатов, у него «Один день Ивана Денисовича» стоит всех писаний Довлатова. Масштаб дарований разный. Но тем не менее «Архипелаг ГУЛАГ» не делает чести ему и его дальнейшей творческой судьбе. Он внес свою лепту в грязное дело разрушения Советского Союза.   

То, что это было грязным делом, доказывает еще раз молчание президента и премьера в августе, когда исполнилось 20 лет (почти юбилей!) событиям 1991 года. Молчали они потому, на мой взгляд, что и успехов у «новой России» нет и ответственности боятся. Чем хвастаться-то? Пожарами, взрывами, авариями? Миллионами загубленных жизней? Молчание это — яркое подтверждение мифа о возрождении России.     

Приведу еще пример «деланья» мифов. Делегация моих коллег, советских ученых, в 1981 году приехала во Францию. На заключительном ужине наряду с учеными присутствовала французская общественность. Во время ужина шла дискуссия по разным проблемам. Кто-то из бывших соотечественников задал вопрос: «Почему из России уезжают гениальные люди?» — «Кто, например?» — «Солженицын!» — «А почему вы считаете его гениальным?» — «Об этом все знают». — «Какие его произведения вы читали?».  Молчание. Наши спросили присутствовавших, какие произведения Солженицына они читали. Никто ничего не читал. Но все знают, что он гениальный (?!).     
 
Меня очень пугает чрезмерное обилие иностранной лексики в СМИ – замаскированный знак разрыва правящей верхушки с трудящимися, он объединяет тех, кто в наше смутное время в душе презирает Россию. Невольно на память приходят строки Твардовского: «Я знаю, как слова опасны, Как могут быть вредны подчас». Мудрец Конфуций утверждал: «Когда слова утрачивают свое значение, народ утрачивает свою свободу». И это при том, что Господь одарил нас изумительным, могучим русским языком! Я был свидетелем сцены, когда японский профессор-пушкиновед говорил Гейченко чуть не плача: «У вас такой язык, столько оттенков и полутонов передает, что мы никогда не узнаем настоящего Пушкина, его невозможно перевести доподлинно на японский или английский, у нас намного скуднее словесная палитра. Гордитесь вашим богатством!»   

 
И мы «гордимся» настолько, что мне иногда кажется, что я в Париже или в Лондоне, идя по улицам Петербурга. Столько иностранщины! Да еще узнаешь, что президент Д.Медведев поклонник тяжелого рока, задумываешься, а какой страны он президент? Неужели песенной России, давшей миру Глинку, Чайковского, Мусоргского, Рахманинова, Шостаковича, Свиридова, Гаврилина?      
        
Великий русский композитор Сергей Васильевич Рахманинов писал в конце своей жизни: «Уехав из России, я потерял желание сочинять. Лишившись родины, я потерял самого себя. У изгнанника, который лишился музыкальных корней, традиций и родной почвы, не остается желания творить, не остается иных утешений, кроме нерушимого безмолвия нетревожимых воспоминаний».  

Отметим, что и Довлатов, и Солженицын покинули Россию, обосновавшись в оплоте демократии — в США. Первый продолжал пить и ныть, рано покинув наш мир. Второй что-то писал, больше выступая с хорошо оплаченными лекциями, разоблачающими советский строй. У них не было, вероятно, мыслей и настроений, схожих с мыслями и настроениями Рахманинова. Но как писатели они уже кончились.  Нельзя плевать в свое прошлое, в прошлое своей страны. Богопротивное дело. Оно рано или поздно наказывается.    
 
Писатель должен служить своему народу, возбуждать чувства добрые. Без этого писатель несостоятелен. Уместно привести цитату из письма выдающегося деятеля русской культуры Владимира Васильевича Стасова, блестящего литератора, искусствоведа, полемиста и мыслителя, соратника и друга многих гениев девятнадцатого века. Свою творческую работу Стасов расценивал как деятельность «для России и будущего времени», а свои «работы на общую пользу, и еще на пользу тех, из чьих рук собраны деньги на жалованье – на пользу народу».  

Когда лауреату Ленинской и Нобелевской премий академику Жоресу Ивановичу Алферову исполнилось 80 лет, президент Д.Медведев наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени. А вот драматурга Э. Радзинского, специализирующегося ныне (платят хорошо!) на очернении советского строя и искажающего исторические факты, – второй. Как и певицу А. Пугачеву, награжденную еще Б. Ельциным. Высоко ценят их власть и олигархи. Свои, значит.

Так как же такие руководители могут думать о правах людей на жизнь, на работу, на безопасность? Как они вообще могут спокойно жить и спать? Задумайтесь, дорогие читатели.      

Находясь в плену мифов, поддавшись на искушение чуждым России западным ценностям, поверив в ложные ориентиры, позволяя выливать ушаты лжи на свою историю, на наших с вами отцов и матерей, мы уже многое потеряли и продолжаем терять. Трагедии этого лета и осени – далекое следствие разрушения великого русского государства СССР. Судя по реакции читателей «Лицея» на гибель еще одного самолета с молодыми здоровыми ребятами, что-то просыпается в нас, что-то зашевелилось в головах. Так и кажется, что все мы в России соберем волю в кулак и громко крикнем: «Доколь же?!» Ведь на нас смотрят с небес Александр Невский и Сергий Радонежский, Александр Суворов и Федор Ушаков, Михаил Ломоносов и Александр Попов, Михаил Кутузов и Лев Толстой, Александр Пушкин и Петр Чайковский, Модест Мусоргский и Александр Блок, Сергей Есенин и Максим Горький… Великие правдолюбцы и радетели Государства Российского.  

 
Разве нам не стыдно перед ними?!      

                                                           

        
   

  • Юрий Сидоров

    Благодарен Маше комента 56 за то, что она подтвердила правильность моих оценок. А оскорблениями, Маша, ничего не доказывается. Талант надо иметь. Заодно Вы оскорбили и С.С.Гейченко, у которого Довлатов «работал». А Вам — и воспитание неплохо бы добавить.

  • Маша

    Поразительная серость…Это профессура? эх…А Довлатов прекрасный писатель, это уж свершившийся факт. Неотменимый)Пушкин кстати тоже весьма прохладно относился с службе.Что никак не сказывалось на его таланте.

  • Юрий Сидоров

    Недавно под Петрозаводском снова упал самолет… И мне сразу подумалось, что в этом мы все виноваты, не только власть. Мы по-прежнему в плену мифов. А ведь наши гении и правдолюбцы, перечисленные в конце статьи, вновь со все большим непониманием смотрят на нас. Смотрят и ждут, когда же мы из плена мифов выберемся.

  • Юрий Сидоров

    Спасибо читателям статьи о мифах за столь большой интерес к этому материалу. Не ожидал. Еще раз повторюсь: не зря писал, значит.

  • Олег

    [quote name=»Геннадий»]А вседь эти мифы, ставшие реальностью, до сих пор портят жизнь стране и ее населению. Жалею, что поздно прочитал статью. Кое-что понял: нельзяя доверяться многим знаменитым, например.[/quote]
    Согласен полностью. Но ведь мы часто задним умом сильны.

  • Геннадий

    А вседь эти мифы, ставшие реальностью, до сих пор портят жизнь стране и ее населению. Жалею, что поздно прочитал статью. Кое-что понял: нельзяя доверяться многим знаменитым, например.

  • Быков Н.

    [quote name=»Юрий Сидоров»]Не думал, что кто-то вспомнит о моей давнишней статье о мифах. Спасибо за память. Не зрч писал, стало быть. Мифа «Путин» дввно могло не быть, если бы ЦИК сняла его с выборов. По закону о выборах он был обязан: 1) Уйти в отпуск, 2)иметь РАВНОЕ количество эфирного времени с другими кандидатами, 3) оплачивать свои публикации и поездки из средств избирательного фонда. Ничего этого он не выполнил.Так говорят все его соперники, а об эфирном времени мы с вами сами видим. Генерала Ивашова сняли с выборов, так как нашли у него не в той строке поставленную дату (?!). Явлинского, как указывает читатель, за бракованные якобы подписи в подписных листах. Т.е. они сняты были за МЕЛОЧИ. Поэтому у оппозиции есть все основания для непризнания выборов в пользу Путина. Власть сама толкает людей на митинги, на шествия. САМА ТОЛКАЕТ. Именно власть раскачивает свою лодку.Хорошие дела должны делаться честно. Не правда ли?[/quote]
    Правда, Ю.Сидоров. Журнал Лицей честно делает свое дело, давая возможность публиковать свое мнение по острым вопросам. Прочитал с большим интересом. Благодарен. Об этой статье узнал недавно, но о ней говорят.

  • Юрий Сидоров

    Не думал, что кто-то вспомнит о моей давнишней статье о мифах. Спасибо за память. Не зрч писал, стало быть. Мифа «Путин» дввно могло не быть, если бы ЦИК сняла его с выборов. По закону о выборах он был обязан: 1) Уйти в отпуск, 2)иметь РАВНОЕ количество эфирного времени с другими кандидатами, 3) оплачивать свои публикации и поездки из средств избирательного фонда. Ничего этого он не выполнил.Так говорят все его соперники, а об эфирном времени мы с вами сами видим. Генерала Ивашова сняли с выборов, так как нашли у него не в той строке поставленную дату (?!). Явлинского, как указывает читатель, за бракованные якобы подписи в подписных листах. Т.е. они сняты были за МЕЛОЧИ. Поэтому у оппозиции есть все основания для непризнания выборов в пользу Путина. Власть сама толкает людей на митинги, на шествия. САМА ТОЛКАЕТ. Именно власть раскачивает свою лодку.Хорошие дела должны делаться честно. Не правда ли?

  • Николай

    [quote name=»Михаил Пугачев»]Статья актуальна сейчас. Потому что мы свидетели, КАК делается миф под названием «Путин». Зачем Явлинского сняли? Зачем генерала Ивашова сняли? Чтобы Путину легче было назваться первым. Думаю, что читатели Лицея отдадут должное этому мифу.[/quote]
    Согласен с Пугачевым. Актуальность статьи подтверждается и тем, что уже много более восьми тысяч человек ее на сегодняшний день прочитали или просмотрели. А Путин не читал еще?

  • Эдуард

    К сожалению, К.К. прав. Если читатель вместо оценки какого-либо сочинения, начинает обзывать автора и навешивать ему ярлыки, то это означает неправоту читателя и правоту автора. Хорошая работа и совсем странная позиция некоторых комментаторов. Особенно разблюдовщика. Увы. Читать комментарии даже постороннему стыдно. Аргументируйте, если не согласны. А ведь аргументов и нет…

  • К.К.

    Познавательно.Любопытно читать не только статью, но и отзывы. Много эмоций и немного умных мыслей у читателей.

  • Студентка2

    Илоне и Салтупу. Мы учимся на статьях профессора, а его самого мы и в лицо не видели. Неужели это непонятно? А вас, Иллона, конечно не заденет форма и содержание откликов Гольденберга и Ко, раз вас мат не задевает. Печально все это читать, уныло. А как вам комментарий САлтупа? Не задевает? Ведь он по существу дал оценку этим писателям, как и профессор, только предварительно опять Сидорова обозвал. Нормально…

  • Яна Жемойтелите

    Барышни, в СССР тоже матом ругались. С матом еще Иван Грозный пробовал бороться — у него ничего не получилось, так где уж нам-то?
    А в СССР я не хочу по иной причине: я была романтичная девушка, воспитанная на советских мифах и добрых книжках. И при первом же столкновении с действительностью мифы рассыпались, как карточный домик. А было еше и второе,и третье столкновение. Даже сейчас вспоминать больно. Потом тоже всякого хватало на жизненном пути, однако те, юношеские, разочарования — самые горькие.

  • Г. Салтуп

    (скорректировал описки)

    44 Г. Салтуп 25.09.2011 17:21
    [quote name=»Павел»]А Сидоров даже излишне корректен. И аргументировал свою позицию солидно.»

    Сидоров излишне корректен?! — Дешевую демагогию втемяшивает профессор, см. цитату:
    «Приведу еще пример «деланья» мифов. Делегация моих коллег, советских ученых, в 1981 году приехала во Францию. На заключительном ужине наряду с учеными присутствовала французская общественность. Во время ужина шла дискуссия по разным проблемам. Кто-то из бывших соотечественников задал вопрос: «Почему из России уезжают гениальные люди?» — «Кто, например?» — «Солженицын!» — «А почему вы считаете его гениальным?» — «Об этом все знают». — «Какие его произведения вы читали?». Молчание. Наши спросили присутствовавших, какие произведения Солженицына они читали. Никто ничего не читал. Но все знают, что он гениальный (?!).

    Да в 1981 году при СССРе за чтение антисоветчика Солженицына на три года в Мордовские лагеря можно было угодить! А тут заграница, делегация СОВЕТСКИХ ученых, среди которых каждый третий КГБешный стукач, и признаться в чтении Солженицына публично, значит зачеркнуть свою карьеру навсегда.
    А то и угодить в Мордовские лагеря «за чтение и расспространение»! Я знаю, у меня с тех времен «самиздата» хранится лет на восемь по СССР-овским статьям УГКа.
    Сидоров — дешевый демагог. И мне жаль его студентов. От образованца-профессора вырастут еще более убогие образованцы.

    И так каждый Сидоровский абзац можно расчехвостить.
    Другое дело его оценка стиля и места в общественном сознании С.Довлатова и «Рхипелаг ГУЛАГ».
    Довлатов — рассказчик, хороший остроумный рассказчик и только. Его любители покойников вознесли до ровня светоча Отечественной Литературы на мой взгляд не по уровню его дарования. Но читать его легко и забавно.
    «Архипелаг…» я сам с трудом прочитал — документалистика. После «Одного дня Ивана Денисовича», прозы великолепной и по стилю, и по языку, и по ритму каждой фразы читать чиновничий жаргон документов мне было внапряг. Зря его в школьную программу втиснули. Надо было только «Один день И.Д.» оставить.

  • Илона

    Павел. Вы вряд ли прониклись ко мне уважением, поэтому будьте добры, не пишите мне больше «уважаемая». В комментариях Гольденберга, Свинцовой я не нашла того, что вызвало бы во мне протест силы, способной заставить ввязаться в дискуссию. Ни в словах, ни в тоне высказываний. Просто они думают по-другому. С Салтупом «бороться» бесполезно, надеюсь, это сразу понял и профессор. )) Где я была тогда?.. я не видела в этой дискуссии что мне сказать. В таких случаях я молчу. А вот последнее высказывание меня покоробило. О том, что автор этого высказывания учится (или училась) у профессора, мне говорит то, что она подставила ник «студентка-3», тем самым давая понять, что она «заодно» с первыми двумя. Если это не так, ну что ж, значит, я ошиблась.

  • Павел

    Илона, об ученичестве у профессора писала другая студентка, студентка 2. Это во-первых. Они может в разных городах живут. Во-вторых, где Вы были, когда Гольденберг, Елена2, Свинцова, Салтуп просто оскорбляли профессора ярлыками и тоном?! Где Вы были тогда, уважаемая? Вот студенты и учатся хамству, но не у Сидорова, а у названных «педагогов». А Сидоров даже излишне корректен. И аргументировал свою позицию солидно. Вот потому у людей и сложилось впечатление, что правда на его стороне. Да и Ананьин студентку обидел недоверием, хотя написала истинную правду. Извините, но у Вас тоже двойной стандарт.

  • Илона

    Мне кажется, профессор Сидоров, при всем том, что высказывает спорные вещи, являет собой в первую очередь образчик вежливости, хороших манер и воспитания. Зачем же вы так разговариваете с незнакомыми людьми? при этом приписывая себе ученичество у профессора? Вам не приходит в голову, что он краснеет сейчас за вас, хотя возможно, ему и приятно ваше заступничество?

  • Студентка 3

    Это и так понятно, раз мат нравится. А куда хотите? В колонию? Отдаете себе отчет куда мы идем?

  • Яна Жемойтелите

    А вот я не хочу назад в СССР. Хотя и стипендия у меня повышенная, и в остальном не так уж плохо жилось. Но вот я органически не хочу назад. Не хо-чу.

  • Студентка 2

    В.Ананьину: зачем обидели мою подругу? Так и было в Советском Союзе. А сейчас? Стипендия в 1000 руб? И никому не нужен после? Самое главное: раз так сердитесь, значит не правы. Теперь мы увидели (хотя немного сомневались ранее), что автор статьи о мифах прав. Нам немного приоткрыли глаза. Спасибо за это редакции и уважаемому профессору. А его статьи о Есенине, Лермонтове, Пушкине, Гейченко, Гагарине читали. На них учимся.

  • Павел

    После тягомотного длиннющего комментария Ананьина, где и «нашим и вашим» (прав Салтуп!), хочется пожелать профессору Сидорову вспомнить совет его любимого А.С.Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспоривай глупца». А Студентку обижать не надо было, Ананьин. Она ведь правду сказала. Если в вузе учились, то тоже должны это знать. Но это знают и те, кто не учился, а просто жил в СССР. С уважением -бывший студент Павел К.

  • Г. Салтуп

    [quote name=»валерий ананьин»]Спасибо, постою. Где сам выберу. Сесть «промеж» — действо, поди, сродни чуду. Не знаю, не пробовал.
    Не знакомое слово «ПРОМЕЖ»? От него намек на «промежность», см:

    Морфемно-орфографический словарь, 2002 г.
    проме́ж и проме́жду, предлог (устар. и прост. к ме́жду)

    Орфографический словарь, 2004 г.

    промеж.
    промеж см. между
    Словарь синонимов, 1999 г.

    ПРОМЕ’Ж, и (обл.) ПРОМЕ’ЖДУ, предлог с род. и, реже, твор. п. (простореч.).
    Между. Разговаривают п. себя (или собой).
    Толковый словарь Ушакова, 1935-1940 г.

    ПРОМЕЖ, промежду чего, (реже) чем, предлог среди, посредь, меж, между, окруженный или охваченный с двух сторон. Промеж людей поколотишься,………..
    Толковый словарь Даля, 1863-1866 г.

    Пребывать «промеж» (в промежности) — базовая позиция советских интеллигентов.
    Лично я себя интеллигентом не числю, ибо они все знают, все понимают, все могут растолковать, НО СДЕЛАТЬ НИЧЕГО НЕ МОГУТ!
    Я не все знаю, не все понимаю, но могу кое-что делать.
    Увы!

  • валерий ананьин

    Спасибо, постою. Где сам выберу. Сесть «промеж» — действо, поди, сродни чуду. Не знаю, не пробовал. Как и втыкать гвозди во все стулья подряд. За тиражирование же — паки спасибо. Право, зачем трудиться-то было…

  • Г. Салтуп

    [quote name=»валерий ананьин»]Уважаемая Студентка! Говорил, что больше не участвую в этой дискуссии, представляющейся мне достаточно бесперспективной, так как ни уважаемый профессор и его сторонники, ни оппоненты друг друга не переубедят, разве что опять взаимно ожесточатся, но Ваш — конечно, искренний! — отклик, признаюсь, поверг меня почти в ужас. Потому и опять взялся за перо…простите, компьютер.
    Знайте все же, что «ваши родители», то есть люди поколений моего (одного с Ю. С., кстати, разве что я чуть-чуть постарше) и тем более старших, кто еще живы, никогда не поверят мифу, что «Гулаг» «писали американцы», о чем бы ни откровенничали заокеанские «послы» или «редакторы» (кстати, охранители в США не могут простить тому же Солженицыну того, что он и их «демократию» не принял, о чем, еще живя у них, говорил им же открыто). И дело совсем даже не в том, что тогда, значит, те же заокеанцы диктовали или «редактировали» книги В. Шаламова, Л. Гинзбург, Л. Разгона, Ю. Домбровского, А. Жигулина, Р. Штильмарка (вот, кстати, книга шведа-немца по корням, русского по культуре и воспитанию, советского по биографии, — «Падшие ангелы», — гораздо менее, думаю, известная, но не только искренняя, а во многом уникальная, советую прочесть) и многих-многих других. Дело в том, что «родители»-то знали и знают о репрессиях (как и о многом другом горьком и тяжком в истории страны, в том числе недавней и еще болящей для них истории) далеко-о не только из чьих-то книг и мемуаров, не только уверовав во чьи-то настоятельные или авторитетные, или даже «гениальные» мнения…
    И, раз уж начал, добавлю еще кое-что. Гневно удивляться жесткой реакции иных читателей на статью могут только те из комментаторов, кто искренне или лукаво действительно не видит в ней «темы репрессий», потому что объявить именно «Гулаг» «фальшивыми измышлениями» и «грязным делом» — и означает не что иное, как откровенно (для тех, кто умеет читать)высказать свою позиции именно «на тему репрессий». И позицию вполне определенную, которая может оскорбить — и оскорбила — в первую очередь тех, по чьим семьям трагедия страны прошлась черным колесом. И обвинять этих (а то и всех скопом)»лицеистов» в «двойных стандартах» (в откликах на статью И. Румянцевой и эту) — поминать расхожий термин всуе. Реакция — как раз одна: там — на насилие над твоей жизнью, при попустительстве тех, кто обязан ее гарантировать, здесь — на попытку «насилия» в утверждении как единственной и непреложной истины именно СВОЕЙ точки зрения на очень больную для многих и многих тему(потому как под всеми инвективами насчет «неискренности» и эффектными аппеляциями к нормам демократического общества и уважении к чужим мнениям — явно читается именно оно, раздражение, что твое мнение не сочли единственно верным для всех, и даже очень эмоционально «не сочли»). А уж «вежливо и тактично» (по мнению иных комментаторов) намекнуть, что помянувшие о «лице» журнала — не взыскуют ли единого лица.. гитлерюгенда(!): это как назвать, в устах уважаемого доктора наук и профессора? Между прочим, упомянул этот термин — «лицо» — ваш покорный слуга, как мне представляется, как раз не «оскорблявший» автора — и почти записанный (чуть-чуть прикамуфлированно) в фашисты? Но оставим этот, в общем, не противоречащий общему тону и статьи, и авторского комментария, нюанс.. Страннее было читать другое: что уважаемый человек такого интеллектуального статуса вроде бы не понимает, о чем речь, или действительно не признает, что любое уважающее себя издание, не желающее быть однодневкой или всеядной прессой «на всехную потребу», именно печется о своем «лице» (мне лично этот старый термин представляется гораздо человечнее, чем идущий ему сегодня на замену холодный и механистичный «формат»), или напоминать, что именно люди нашего с Ю.С. поколения вживе помнят «лица» таких журналов как, скажем, «Октябрь» Кочетова и «Новый мир» Твардовского (имя — и по автору статьи из славных имен отечества, вот только Солженицына-то он именно и открыл, и одобрял, и пытался не только «Ивана Денисовича» напечатать, а позже — и сам как настоящий большой поэт высказывался в стихах и поэмах горько и честно — о Сталине, драме страны и народа… А то и — остро-сатирически, своего же былого Теркина взяв в бойцы), и что именно своими «лицами» те журналы и остались — и в истории русской литературы, и российского журнализма. А обращение к славным и великим именам в нашей истории — тоже знакомо, к этому можно подверстать любые идеи и оценки, знакомо еще со знаменитых слов, сказанных известно кем в страшные годы войны: «Пусть осенят вас…». Воистину, многие из нас, детей страны Советов, даже того не сознавая или не признавая, «вышли из шинели» — из шинели Генералиссимуса. Методами и приемами той пропаганды ведь пользовались в своей драке с советской системой нередко даже ее противоборцы, тот же Солженицын… Впрочем, о Сталине и «вокруг него» уже говорил, в публикации «На всех одна», не буду повторяться.
    Как говорил здесь уже, не являюсь горячим поклонником-читателем ни Солженицына, ни Довлатова (кстати, в связи с его «Заповедником» — почему тогда, объявив, на равных с Солженицыным, «врагами» страны и выше названных мной авторов документальных мемуаров, заодно не пригвоздить к позорному столбу, на тех же основаниях, что Довлатова, — не по дарованиям сравнивая, а по сути обвинений, — и злостного клеветника М. Булгакова с его «Театральным романом»?). Но к «грязному делу разрушения страны» (между прочим, и моей: я в ней вырос, воспитан, получил образование и даже бывал счастлив — особенно в молодости-студенчестве, и видел и вижу в своей былой стране-родине далеко не только черное и горькое) — к этому, уважаемая Студентка, ни книги этих авторов, ни всех, названных здесь, ни многие другие отношения не имеют, разве что как свидетельство того, что несчастная моя страна, меня родившая и воспитавшая, все же, благодаря многим поколениям своих властителей, рано или поздно закономерно не могла миновать этой участи. На какую Россию сегодня мы сменили погибшую страну, вопрос следующий, хоть — тоже закономерно, увы, с той катастрофой 1991-го связанный). А уж говорить о том, что именно смотрящие на книги Солженицына и Довлатова иначе, чем автор, и иначе их оценивающие, служат делу будущей оккупации страны войсками НАТО, — подобная нелепость была бы просто смешна, если б не было так грустно: ведь сказан-то тот абсурд убежденно и искренне…
    Молодым же поколениям, не равнодушным к страницам культуры России, могу порекомендовать, между прочим, и «лицейские» очерки Ю. Сидорова (о Лермонтове, Мусоргском, Гейченко, Пушкине и т. п.). И не суть, что люди, успевшие получить образование (в том числе отнюдь не только и не в первую очередь «самообразование»!)в СССР, вряд ли узнают там что-то принципиально новое для себя, — для молодых-то поколений это, полагаю, очень немаловажное и полезное чтение. Так что тут действительно можно пожелать автору и творческих дел, и успехов. А вот о всплеске конфликтов, вызванных этой статьей, очень сожалею. Хотя, видимо, есть резон и в словах одной из комментировавших: хорошо, что редакция дала возможность обменяться своими мнениями. Жаль только, что обмен стал во многом (и не мог не стать — вызванный именно категоричностью мнения автора и стилем диктата его «обязательности» для всех, с предостережением: иначе потому-то и «страну потеряем») очередным раундом «холодной (и то слава Богу)гражданской войны»…
    Этот мой, действительно последний тут, комментарий — вовсе не приглашение к продолжению дискуссии, перспектив-«консенсуса» которой, как признался, не вижу. Просто — раз уж возник такой, для меня тревожный, повод, как слово уверовавшей в несомненную и исключительную правоту автора Студентки,- не мог не высказать свое, в коем убежден, ЛИЧНОЕ мнение подробней и окончательней. Потому и получилось всё оно весьма длинным, извините.
    С уважением ко всем — автору и комментаторам, — как бы ни был не согласен, порой и категорически, с чьим-то словом,
    В.А.[/quote]
    :-x

    Многословно и пусто. Желание усидеть промеж стульев — хроника совковых интеллигентов.

  • валерий ананьин

    Уважаемая Студентка! Говорил, что больше не участвую в этой дискуссии, представляющейся мне достаточно бесперспективной, так как ни уважаемый профессор и его сторонники, ни оппоненты друг друга не переубедят, разве что опять взаимно ожесточатся, но Ваш — конечно, искренний! — отклик, признаюсь, поверг меня почти в ужас. Потому и опять взялся за перо…простите, компьютер.
    Знайте все же, что «ваши родители», то есть люди поколений моего (одного с Ю. С., кстати, разве что я чуть-чуть постарше) и тем более старших, кто еще живы, никогда не поверят мифу, что «Гулаг» «писали американцы», о чем бы ни откровенничали заокеанские «послы» или «редакторы» (кстати, охранители в США не могут простить тому же Солженицыну того, что он и их «демократию» не принял, о чем, еще живя у них, говорил им же открыто). И дело совсем даже не в том, что тогда, значит, те же заокеанцы диктовали или «редактировали» книги В. Шаламова, Л. Гинзбург, Л. Разгона, Ю. Домбровского, А. Жигулина, Р. Штильмарка (вот, кстати, книга шведа-немца по корням, русского по культуре и воспитанию, советского по биографии, — «Падшие ангелы», — гораздо менее, думаю, известная, но не только искренняя, а во многом уникальная, советую прочесть) и многих-многих других. Дело в том, что «родители»-то знали и знают о репрессиях (как и о многом другом горьком и тяжком в истории страны, в том числе недавней и еще болящей для них истории) далеко-о не только из чьих-то книг и мемуаров, не только уверовав во чьи-то настоятельные или авторитетные, или даже «гениальные» мнения…
    И, раз уж начал, добавлю еще кое-что. Гневно удивляться жесткой реакции иных читателей на статью могут только те из комментаторов, кто искренне или лукаво действительно не видит в ней «темы репрессий», потому что объявить именно «Гулаг» «фальшивыми измышлениями» и «грязным делом» — и означает не что иное, как откровенно (для тех, кто умеет читать)высказать свою позиции именно «на тему репрессий». И позицию вполне определенную, которая может оскорбить — и оскорбила — в первую очередь тех, по чьим семьям трагедия страны прошлась черным колесом. И обвинять этих (а то и всех скопом)»лицеистов» в «двойных стандартах» (в откликах на статью И. Румянцевой и эту) — поминать расхожий термин всуе. Реакция — как раз одна: там — на насилие над твоей жизнью, при попустительстве тех, кто обязан ее гарантировать, здесь — на попытку «насилия» в утверждении как единственной и непреложной истины именно СВОЕЙ точки зрения на очень больную для многих и многих тему(потому как под всеми инвективами насчет «неискренности» и эффектными аппеляциями к нормам демократического общества и уважении к чужим мнениям — явно читается именно оно, раздражение, что твое мнение не сочли единственно верным для всех, и даже очень эмоционально «не сочли»). А уж «вежливо и тактично» (по мнению иных комментаторов) намекнуть, что помянувшие о «лице» журнала — не взыскуют ли единого лица.. гитлерюгенда(!): это как назвать, в устах уважаемого доктора наук и профессора? Между прочим, упомянул этот термин — «лицо» — ваш покорный слуга, как мне представляется, как раз не «оскорблявший» автора — и почти записанный (чуть-чуть прикамуфлированно) в фашисты? Но оставим этот, в общем, не противоречащий общему тону и статьи, и авторского комментария, нюанс.. Страннее было читать другое: что уважаемый человек такого интеллектуального статуса вроде бы не понимает, о чем речь, или действительно не признает, что любое уважающее себя издание, не желающее быть однодневкой или всеядной прессой «на всехную потребу», именно печется о своем «лице» (мне лично этот старый термин представляется гораздо человечнее, чем идущий ему сегодня на замену холодный и механистичный «формат»), или напоминать, что именно люди нашего с Ю.С. поколения вживе помнят «лица» таких журналов как, скажем, «Октябрь» Кочетова и «Новый мир» Твардовского (имя — и по автору статьи из славных имен отечества, вот только Солженицына-то он именно и открыл, и одобрял, и пытался не только «Ивана Денисовича» напечатать, а позже — и сам как настоящий большой поэт высказывался в стихах и поэмах горько и честно — о Сталине, драме страны и народа… А то и — остро-сатирически, своего же былого Теркина взяв в бойцы), и что именно своими «лицами» те журналы и остались — и в истории русской литературы, и российского журнализма. А обращение к славным и великим именам в нашей истории — тоже знакомо, к этому можно подверстать любые идеи и оценки, знакомо еще со знаменитых слов, сказанных известно кем в страшные годы войны: «Пусть осенят вас…». Воистину, многие из нас, детей страны Советов, даже того не сознавая или не признавая, «вышли из шинели» — из шинели Генералиссимуса. Методами и приемами той пропаганды ведь пользовались в своей драке с советской системой нередко даже ее противоборцы, тот же Солженицын… Впрочем, о Сталине и «вокруг него» уже говорил, в публикации «На всех одна», не буду повторяться.
    Как говорил здесь уже, не являюсь горячим поклонником-читателем ни Солженицына, ни Довлатова (кстати, в связи с его «Заповедником» — почему тогда, объявив, на равных с Солженицыным, «врагами» страны и выше названных мной авторов документальных мемуаров, заодно не пригвоздить к позорному столбу, на тех же основаниях, что Довлатова, — не по дарованиям сравнивая, а по сути обвинений, — и злостного клеветника М. Булгакова с его «Театральным романом»?). Но к «грязному делу разрушения страны» (между прочим, и моей: я в ней вырос, воспитан, получил образование и даже бывал счастлив — особенно в молодости-студенчестве, и видел и вижу в своей былой стране-родине далеко не только черное и горькое) — к этому, уважаемая Студентка, ни книги этих авторов, ни всех, названных здесь, ни многие другие отношения не имеют, разве что как свидетельство того, что несчастная моя страна, меня родившая и воспитавшая, все же, благодаря многим поколениям своих властителей, рано или поздно закономерно не могла миновать этой участи. На какую Россию сегодня мы сменили погибшую страну, вопрос следующий, хоть — тоже закономерно, увы, с той катастрофой 1991-го связанный). А уж говорить о том, что именно смотрящие на книги Солженицына и Довлатова иначе, чем автор, и иначе их оценивающие, служат делу будущей оккупации страны войсками НАТО, — подобная нелепость была бы просто смешна, если б не было так грустно: ведь сказан-то тот абсурд убежденно и искренне…
    Молодым же поколениям, не равнодушным к страницам культуры России, могу порекомендовать, между прочим, и «лицейские» очерки Ю. Сидорова (о Лермонтове, Мусоргском, Гейченко, Пушкине и т. п.). И не суть, что люди, успевшие получить образование (в том числе отнюдь не только и не в первую очередь «самообразование»!)в СССР, вряд ли узнают там что-то принципиально новое для себя, — для молодых-то поколений это, полагаю, очень немаловажное и полезное чтение. Так что тут действительно можно пожелать автору и творческих дел, и успехов. А вот о всплеске конфликтов, вызванных этой статьей, очень сожалею. Хотя, видимо, есть резон и в словах одной из комментировавших: хорошо, что редакция дала возможность обменяться своими мнениями. Жаль только, что обмен стал во многом (и не мог не стать — вызванный именно категоричностью мнения автора и стилем диктата его «обязательности» для всех, с предостережением: иначе потому-то и «страну потеряем») очередным раундом «холодной (и то слава Богу)гражданской войны»…
    Этот мой, действительно последний тут, комментарий — вовсе не приглашение к продолжению дискуссии, перспектив-«консенсуса» которой, как признался, не вижу. Просто — раз уж возник такой, для меня тревожный, повод, как слово уверовавшей в несомненную и исключительную правоту автора Студентки,- не мог не высказать свое, в коем убежден, ЛИЧНОЕ мнение подробней и окончательней. Потому и получилось всё оно весьма длинным, извините.
    С уважением ко всем — автору и комментаторам, — как бы ни был не согласен, порой и категорически, с чьим-то словом,
    В.А.

  • Г. Салтуп

    Точно! Тебя бы, студенточка, туда, где молоко по талонам детям до 1 года, 1 кг вареной колбасы раз в два месяца по талонам, за слушание джаза по радио «Би-би-си» с первого курса бы выперли, а за проход в столовку на Кирова,12 без спецпропуска охрана бы тебя пинками выкинула! Не повезло тебе!

  • Г. Салтуп

    [quote name=»Студентка»]В комментарии 6 Свинцова пишет, что многим молодым уже хочется в Прошлое. Да, очень многие хотят туда, когда на стипендию можно было жить, за учебу не платить, и работа тебе после учебы была гарантирована. Нам этого хочется! Но это к статье не имеет отношения. Если бы наши родители знали, что «Архипелаг» написали американцы с Солженицыным, то не было бы, возможно,и Беловежской пущи, и расстрела Советов в 1993 году. Автор очень прав, что такие книги помогли разрушить СССР. Не забудьте еще и «Огонек» Коротича… Полезная статья о мифах для нас, молодых.[/quote]
    :lol:

  • Студентка

    В комментарии 6 Свинцова пишет, что многим молодым уже хочется в Прошлое. Да, очень многие хотят туда, когда на стипендию можно было жить, за учебу не платить, и работа тебе после учебы была гарантирована. Нам этого хочется! Но это к статье не имеет отношения. Если бы наши родители знали, что «Архипелаг» написали американцы с Солженицыным, то не было бы, возможно,и Беловежской пущи, и расстрела Советов в 1993 году. Автор очень прав, что такие книги помогли разрушить СССР. Не забудьте еще и «Огонек» Коротича… Полезная статья о мифах для нас, молодых.

  • УХ

    Перечитал несколько раз еще статью о мифах. Нет там тем репрессий, миллионов заключенных… Нет в статье этого! Это вы, критиканы, придумали и теперь приписываете Ю.Сидорову! Действительно подмена тезиса. Статья умнее, честнее, талантливее ваших злых измышлений. Порядочность ваша проявилась в том, что никто не извинился перед автором за оскорбления. Автор очень мягко и деликатно написал ответ на отзывы, что говорит о его интеллигентности. Если не поняли статью, то в скором времени будете с книгами Солженицына (вместо креста) встречать оккупационные войска НАТО. Автору пожелаю дальнейших творческих успехов: он уже очень хороший писатель (внучка моя курсовик по его статье о Мусоргском написала на отлично) и обещает, видимо, вырасти в крупного писателя, хотя его профессия «физика». Спасибо редакции и еще раз спасибо Сидорову! Вологодский абориген Устинов Х.

  • Елена Ициксон

    Сомневаюсь, что президент поклонник тяжелого рока, легкого рока, какого-то особенного вида спорта и т.д., и т.п. Это же «респект» еще одной группе электората! Я — ваш! Неужели это не видно?
    А воспитатели наши все сидят на телевидении — сериалы, «горячие» расследования и «документальные» передачи, желтизна махровая и жареное… А правят всем деньги, деньги, деньги…

  • Лана

    В очередной раз поднята и проблема нашей культуры, которая тревожит многих.
    Цитата:»Да еще узнаешь, что президент Д.Медведев поклонник тяжелого рока, задумываешься, а какой страны он президент? Неужели песенной России, давшей миру Глинку, Чайковского, Мусоргского, Рахманинова, Шостаковича, Свиридова, Гаврилина?»
    Ох, как верно!!!! Да, президенты российские нынче любят вводить моду не только на спорт, а еще и на музыку: любите все иностранное, граждане! Зачем вам русское, былинное,идущее от истоков рождения Земли Русской?! Да, мы теперь с такими президентами космополитами становимся, мы культуру иноземную знаем лучше своей, и большинство из нас напевает их песенки, не понимая ни слова… О каком патриотизме может говорить эта верхушка, когда с их помощью стирается из сознания людей все, что связано с историей, культурой, традициями страны.

    Ну а если о публикации: правда, не надо навешивать ярлыки. Каждый имеет право на мнение и возможность его высказывать! Иначе вернемся в прошлое. Очень со многим не согласна, но считаю единственно верным решение редактора поставить текст на сайт! И хвала редактору, что не поосторожничала, тем самым вызвав наше желание подискутировать.

  • валерий ананьин

    Уважаемый ЭХ, спасибо за память — я-то, было, и сам забыл…

  • ЭХ

    [quote name=»валерий ананьин»]
    …Кстати, «валерий ананьин» — не «ник», это, извините, всего лишь мои «паспортные данные»…[/quote]
    Что касается меня лично, то я это знаю с середины 1960-х годов, с того университетского вечера поэзии, на котором Вы приветствовали Роберта Рождественского.

  • валерий ананьин

    Уважаемому Э. Хямяляйнену.
    Обращаться к конкретому человеку мне всегда приятнее, чем к любой «маске». Да, «ники» приняты в интернете, как всегда были в ходу и псевдонимы в сфере, скажем, литературы и искусства. И изначально «крамольного» в сем действительно нет. Но в общениях-диалогах позволю себе остаться при своем неодобрении «анонимности», так уж воспитан, извините, или уж рефлекс такой, упроченный долгими годами жизни в соввремена (отмеченные, среди прочего, и недоброй славой термина «аноним» и того, что скрывалось за этим «приемом») и сегодня подтверждаемый наблюдениями за стилем многих и многих «дискуссий» и «драчек» в интернете. Насчет же моего пожелания «Лицею» быть «единственным» в интернете «безанонимным» журналом, — ах, как нас взвинтила эта дискуссия! Отказывает напрочь даже чувство юмора (тут бы — весьма грустного, правда): я не настолько туп или наивен, чтобы всерьез полагать возможным осуществление такой утопической фантазии. А обмениваться ироническими стрелами насчет чьей-то «безвестности» или «известности» — было бы совсем смешно. Все мы — жители этой грешной земли. Кстати, «валерий ананьин» — не «ник», это, извините, всего лишь мои «паспортные данные»…
    Уважаемому Ю. Сидорову.
    Позволив себе выразить свое неодобрительное отношение к стилю начавшихся «перебранок», я, как легко можно понять,адресовал его к «обоим лагерям» спорящих комментаторов. Болевые точки нашей истории, да и целые «абсцессы», копившиеся в былом и накапливающиеся и сегодня, — от них действительно никуда не уйдешь. И это очень болезненная тема. А уж сабельные дискуссии насчет подлинных и неподлинных патриотов отечества, или «сталинистов» и «анти…», тем более — вокруг жестокой темы репрессий (коснувшихся, уверен, в том или ином колене и корне почти каждой семьи, чьи «предки» были гражданами СССР) ни к какому «консенсусу» не приведут. Сама же постановка вопроса — «маловато» или «много» было жертв, мерить трагедию страны «цифирью» и в ней находить опору для, так сказать, «идеологических выводов», — мне всегда представлялась какой-то…нечеловеческой. Это всегда и обязательно может вызвать — и вызывает — лишь обострение тяжелых споров, слишком много тут боли и жути — под покровом длящихся «секретностей», закрытости архивов «органов», недомолвок и противоречий в изысканиях энтузиастов ли исследователей, «служилых» ли спецов…
    Так же, смею полагать, не стоило бы наотмашь бросать на ту или иную чашку весов, исходя из сугубо личных симпатий и антипатий к чьему-либо творчеству, имена творческих талантов — с категорическими и однозначными оценками или ярлыками, даже если сам в том уверен…
    Свое же уважительное отношение к стремлению автора горячо говорить на больные (как и иные, заслуживающие славы) темы нашей культуры (в широком понимании) высказал еще в начале своего первого комментария в этой дискуссии. Но сложная вещь — касаться болей страны. Можно ненароком сделать так, что твой порыв, как бы ни был он субъективно искренен, послужит не объединению ради общей дороги к истине, а нагнетанию конфронтаций… Потому и «заключительный» комментарий автора, извините, уважаемый Ю. С., мне не показался во всем удачным и являющим по преимуществу чувства добрые. Чувство глубокого удовлетворения выполненной миссией — от чего оно? От того, что в результате в очередной раз «пошел брат на брата»?
    Засим свое участие в этой дискуссии смею считать завершенным. Примите, уважаемый ЭХ, уверения в совершенном почтении.
    И глубокоуважаемому автору — пожелания писать и дальше интересные и горячие эссе и очерки, — только все-таки без того, чтобы они становились «казус белли».

  • Юрий Сидоров

    Благодарю всех, кто сумел найти время и энергию для просмотра моей статьи. После многих комментариев я теперь узнал, кто я. И на этом спасибо. Хотел обратить внимание читателей на важные, по моему мнению, причины нашего сегодняшнего плохого жития-бытия. Получил неожиданную реакцию, вызванную подменой тезисов. На сегодняшний час уже встает вопрос о запрете анонимов, хотя в статье о них речи нет, да и в «Лицее» подписывающихся именами или инициалами полно по всем направлениям, т.е.это принято. Обсуждается не то, о чем сказал автор. Материал мой имеет общественно-культурное значение, это не политический опус. Но нет чистой культуры, чистой экономики, от политических теней не уйдешь.Поводом для его написания послужила заметка «Что-то с совестью». Гневная реакция на этот материал читателей «Лицея» и подтолкнула меня написать о мифах. Позволю себе заметить,что та статья острей моей, а комменты агрессивны. Делаю вывод, что не все те отклики были искренни, раз на мою заметку так ополчились. Своего рода двойной стандарт. Моя заметка о том же самом, но шире намного. Я попытался рассказать об информационной войне против СССР, которую мы проиграли. Пока. И в этой войне Солженицын и Довлатов сыграли свою роль. Особо удивило, что в комментариях ничего не говорится об оскорбительно-издевательских высказываниях в мой адрес анонимов Елены, Елены2, Гольденберга, Свинцовой, которые недопустимы в принципе. Значит, лицеисты считают это нормальным явлением?! А в целом полагаю, что я попал статьей в болевую точку нашей жизни, раз такие отклики, поэтому написал не зря. Еще раз благодарю всех откликнувшихся и редакцию журнала, давшую возможность высказаться по важным для страны вопросам. Меня упрекнули, что я выбился из «одного» лица журнала. А нужно ли оно? Одно лицо, например, было у гитлерюгенда… Разносторонность мнений, обмен ими, уважение к чужому мнению — признак развитого демократического общества, основа развития страны. Оно очень сейчас нужно. С уважением — Юрий Сидоров, произведенный в знахари(при молчаливом согласии других комментаторов).

  • От редакции

    Редакция не собирается вводить регистрацию пользователей на сайте.

  • ЭХ

    [quote name=»валерий ананьин»]Елена Евгеньевна, мне еще одна «идея» не дает покоя, хотя она — повод обвинить меня в Бог знает какой «ретроградности» и «совковому» «плачу по цензуре», не такой, так этакой… А что, если бы «Лицей» стал ЕДИНСТВЕННОЙ интернет-прессой, где было бы объявлено: не будет доступа в комментариях АНОНИМАМ, без открытого забрала с энтузиазмом и удовольствием высказывающимся, какого бы «идейного», мыслительного, научного и прочего «окраса» ни были эти высказывания? Лично я никогда не вступал и не вступлю в открытое общение с АНОНИМОМ, а если и общаюсь с людьми под «никами», так только с теми, кто мне лично известен…[/quote]
    Если Вам так не нравятся анонимы, попросите администрацию сайта ввести регистрацию пользователей с предоставлением паспортных данных. Лично я ничего непорядочного в анонимном интернет-общении не вижу, если, конечно, анонимность не используется в целях оскорбления оппонента. Полагаю, что и не всем жителям Петрозаводска известно, кто такой юзер «валерий ананьин», я уж не говорю о забредших на сайт случайно. Так что для них ник «ЭХ» ничем не хуже ника ««валерий ананьин».

    Безвестный Э.Хямяляйнен

  • валерий ананьин

    Елена Евгеньевна, мне еще одна «идея» не дает покоя, хотя она — повод обвинить меня в Бог знает какой «ретроградности» и «совковому» «плачу по цензуре», не такой, так этакой… А что, если бы «Лицей» стал ЕДИНСТВЕННОЙ интернет-прессой, где было бы объявлено: не будет доступа в комментариях АНОНИМАМ, без открытого забрала с энтузиазмом и удовольствием высказывающимся, какого бы «идейного», мыслительного, научного и прочего «окраса» ни были эти высказывания? Лично я никогда не вступал и не вступлю в открытое общение с АНОНИМОМ, а если и общаюсь с людьми под «никами», так только с теми, кто мне лично известен…

  • Елена Ициксон

    Валерий, присоединяюсь к Вашему мнению полностью и безоговорочно

  • валерий ананьин

    Очень жаль, что комментарии в журнале, ориентированном в первую очередь на вопросы культуры, начинают походить на стандартную интернетовскую полит-перебранку. Поскольку этот всплеск «спровоцировала», вольно или невольно, статья уважаемого доктора наук, может, от таких, агрессивно политизированного стиля и тона, выступлений впредь журналу тактично воздерживаться,оставляя этот жанр другой прессе? Или хотя бы напоминать, что каждая статья — мнение автора, а не обязательно редакции? Или уважаемым авторам поиметь внимательней в виду общий вектор и «лицо» журнала?

  • Юлия Свинцова

    Как надоели эти анонимные УХи!
    Боитесь своё имя назвать? Прячетесь за буквами…

    В каких преступлениях были виновны те, кого отправляли в лагеря? В поражающих своей надуманностью «преступлениях»?

    Иногда пожалеешь, что нет машины времени, чтобы вас ненадолго туда отправить. Где вы каждую ночь будете дрожать, ждать ареста.Где вас, тысячу раз преданного, всё равно арестуют, где зубы выбьют на допросах, будут глумиться и издеваться, жену вашу беременную бросят на годы в бараки женских лагерей, сын грудной умрёт, а старший потеряется в детдоме навсегда.

    Несравнимые вещи сопоставляете -потери в ДТП и репрессии!

    «На статью неверная реакция». Это вы с Глебом Жегловым так решили?
    Вы можете своё мнение высказать -мне кажется, я думаю,я считаю. А реакция от вашего мнения не зависит, слава богу.

  • УХ

    Защитники «миллионов репрессированных» забывают, что в лагеря отправляли в основном виновных в преступлениях. Глеб Жеглов в известном фильме четко сказал:»Запомни Шарапов, наказания без вины не бывает!» И еще: 650 тысяч указало государственное учреждение России в 1994 году, сюда входят только простившиеся с жизнью. Ссылка на данные Кропачева некорректна, это заказная работа по гранту, данные неверны. Платный заказ с целью обелить преступления новой власти. Сейчас каждую неделю погибают в ДТП по стране 20 тысяч человек! Вот и сравните потери. Надо читать статью Сидорова и мозговать, а не искать подтверждения мифам. Сами себя сечем, вот нас Запад и не уважает. Не забудьте, что сделал Запад с Югославией, Ираком, Ливией, Афганистаном. Хотите, чтобы и с нами так? На статью неверная реакция. Я тоже кое с чем не согласен, но в главном автор прав — чтобы сохранить страну, надо сообща подумать, почему мы так плохо сейчас живем, ведь у нас такие примеры великих за плечами. Кое кто из великих указан в конце статьи. Что еще надо?

  • Юлия Свинцова

    Спасибо за сведения!

    Мне достаточно деда, прекрасного талантливого инженера, расстрелянного в 1938, его жены, отсидевшей в лагерях 10 лет, и моей мамы-сироты.

    Всегда нашу страну или наш народ отличало лёгкое обращение с миллионами и тысячами.
    Когда один-единственный человек станет ценен и важен и власти, и начальнику, и соседям, тогда многое изменится.

  • ЭХ

    [quote name=»Николай Иванович»]… Свинцовой надо посмотреть в справочник Росстата «Россия в цифрах», там указано, что с 1918 по 1950 годы репрессировано 650 тысяч человек, за сорок лет! А не лживые миллионы. Вот и миф…[/quote]

    КРОПАЧЕВ С.А. НОВЕЙШАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О МАСШТАБАХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ В 1937–1938 ГОДАХ
    (…)
    В 1937–1938 гг. в СССР подвергались аресту 3 141 444 человека, из них 1 575 259 – по обвинению в политических преступлениях и 1 566 185 – уголовных. В эти годы по политическим мотивам было осуждено 1 344 923 человека, из них 681 692, или 50,7%, приговорены к расстрелу.
    (…)
    В годы «большого террора» государство применяло и такой вид репрессий как массовое насильственное переселение народов. Депортации и раньше применялись большевистским режимом, например, на Северном Кавказе, Семиречье в период Гражданской войны и начале 1920-х гг. Только в в 1930–1931 гг. в ходе «кулацкой ссылки» на спецпоселения были выселены 1 803 тыс. крестьян. Как известно, в 1940-е гг. многие народы полностью были депортированы в окраинные районы страны, что привело к необратимым демографическим, экономическим и иным последствиям, а в более позднее время – межнациональным конфликтам. Всего в 1930–1950-е гг. было депортировано от 6 до 6,4 млн человек. При транспортировке в места ссылки и в период нахождения там умерли не менее 1,2 млн человек, или каждый пятый.
    (…)
    Источник: Российская история, № 1, 2010. С. 166–172.

    ЛЕОНИД ЛОПАТНИКОВ. К ДИСКУССИЯМ О СТАТИСТИКЕ «БОЛЬШОГО ТЕРРОРА»
    (…)
    Земсковым рассматривается сумма приговоров судов и всех остальных видов осуждения: “Всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, “тройками” —НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777380 человек, в том числе к высшей мере наказания — 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220, в ссылку и высылку — 765 180 человек.“Земсков выдал процитированные обобщающие цифры, подтвердив их подробными таблицами.
    Вопрос закрыт?. Нет, не закрыт.
    Есть интересный документ, составленный задолго до обнародования результатов исследований Земскова.
    (…)
    Источник: «Вестник Европы», 2009, № 26–27: http://magazines.russ.ru/vestnik/2009/26/ll28.html

  • Светлана Станиславовна

    Прочитала и подумала, что нет одинакового восприятия той или иной личности и ее творчества. Обозначение своих литературных вкусов — дело естественное для каждого. Я отнеслась с пониманием к изложению авторских размышлений.
    Но что-то мне подсказывает, что в оценках Довлатова и Солженицына, Пугачевой и Алферова не все может быть так однозначно — «ярлычно».
    Постигая их творчество, мы только приближаемся к пониманию, но не понимаем их до конца.
    В момент их творения, издания их произведений, звучания мотивировок вручения им наград, никто из нас не был, потому осторожность здесь не помешает и не навредит живым и «плывущим по небу».
    Когда Бини писал стихотворение «Листья», он думал, наверное, о другом, а я, вспомнив его, подумала об осторожности обращения со словом, с именем другого человека:
    «Но когда полуденные колокола начинают греметь,
    И становится ясно: она не придет,
    Тогда остается уйти.
    Звенит над городом медь.
    Капли колокольного звона,
    Как тяжелые капли дождя,
    Падают-дон-н-н…
    И еще…. На голову…
    И она пригибается ниже, ближе
    К судной земле, на которой
    Трепещут и бьются от ветра
    Листья, оторванные от веток.
    Их два и три, и великое множество.
    Они, словно, старые руки,
    Такие же сморщенные и заскорузлые-
    Нельзя же на них наступать.
    Осторожны шаги твои грузные,
    Идешь не по листьям, а около,
    Пока не затихнет, отстав,
    Звон далекого колокола.
    Тогда лишь поднимешь голову,
    Чтобы увидеть вдруг:
    Впереди, позади и вокруг,
    Молча люди идут по дороге,
    Сутулы их плечи, внимательны лица,
    Молча люди идут по дороге,
    В такой необычной тревоге-
    Не наступить бы на листья….

  • валерий ананьин

    Только что прочел споры вокруг Довлатова.
    Сам факт «споров» — вызвал некоторое недоумение. И особенно огорчил начальный факт, послужившим к ним толчком. Профессор Юрий Сидоров — давний и уважаемый автор «Лицея», «физик», глубоко не равнодушный к «лирике», много и горячо пищущий о культуре. Вот и в этот раз он, как понимаю, «хотел как лучше»: напомнить о сегодняшних наших болях и бедах с ней. Да вот получилось у него в этот раз «как всегда» (как всегда получалось и в соввремена оны у критики, которая хотела кого-то из неугодных или несимпатичных побить Достоевскими и Толстыми, как всегда получается и будет получаться в таких случаях, не зависимо от времен на дворе…). Жаль. Могу ему только посочувствоать: неудачный «ход» и странные «примеры» (Довлатов, «Гулаг» Солженицина…) выбраны были, плюс перебор и «заносы», вызванные горячностью и искренностью в ратовании «за патриотизм», сегодня тоже — ой, какую больную и тревожную «тему»… И уж, конечно, пример с академиком, славой России, и «главной певицей России» (как и «главной бабушкой России же,и еще всякой «главной», как трубят попсовые СМИ) — вопиющий, и как уважать после этого верховную власть как судей, оценщиков и вождей страны. Камо грядеши с ними, страна… Хотя лично к певице Пугачевой или драматургу (именно — вспоминая первую его профессию)Радзинскому недобрых чувств никогда не питал. Гневно же полемизировать вокруг Довлатова не вижу необходимости. В конце концов, каждый из нас, читателей, имеет право на свои предпочтения и неудовольствия, только не надо их объявлять единственно верными и обязательными для всех. Сам как читатель не отношусь к ярым поклонникам «легковеса» Довлатова (и уж совсем не поклонник,скажем,романов «Красного колеса» «тяжеловеса» Солженицина, зря изменившего, мне кажется, своей писательской миссии ради неподъемной роли учителя России, вакантного места Толстого), не ищу его книги специально, но, когда случается, читал и читаю довлатовские вещи с удовольствием. Каждый настоящий писатель (а Довлатов — таковой, конечно), как бы кто из нас, читателей ЛИЧНО к кому из них ни относился, в каком бы «весе» тот ни выступал, наверное, заслуживает где-то своего музея или музейчика на земле… Насчет музея Довлатова именно в Пушкинских горах — не знаю, что-то пока тут для меня странноватое все же есть, уж скорее Гейченко заслужил бы ТАМ такое увековечение… А вообще — читайте эссе Кирилла Олюшкина.

  • Т. Шестова

    Неужели 650 тысяч погубленных жизней — это мало?! Хотя я и очень сомневаюсь в этой цифре — какого года справочник?
    Дискуссия начинает походить на перепалку, которой много на других форумах. Очень жаль.

  • Николай Иванович

    Автор статьи о мифах не врач, у него ученая степень такая. Если Гольденберг не знает этого, то стыдно вдвойне. Никогда не писал в Лицей, хотел и поспорить с автором, но после таких «отзывов», похожих на донос, полностью согласен с Кузьмой и Сидоровым. Вот такие и «гнобили» (блатной термин Гольденберга). Свинцовой надо посмотреть в справочник Росстата «Россия в цифрах», там указано, что с 1918 по 1950 годы репрессировано 650 тысяч человек, за сорок лет! А не лживые миллионы. Вот и миф. За 20 лет «демократии» вымерло 25 миллионов! Вот Сидоров и хотел, очевидно, чтобы мы подумали. А выпады Елены 2, Свинцовой и Гольденберга — нечестные и бездоказательные. Вы хотите опять единомыслие? Так вот вы и есть «совки». Извините. Сами напросились. Извините! Спасибо редактору сайта.

  • Н. Мешкова

    Пора мне высказаться как редактору сайта. В интернет-журнале «Лицей» нет идеологической цензуры, мы уважаем каждое мнение, ведь все мы — часть единого народа. Известное высказывание «Я с вами не согласен, но жизнь отдам за то, чтобы вы могли высказаться» — для нас не пустой звук, это, если хотите, кредо.
    Но хотелось бы, чтобы в горячке спора не переходили на личные выпады, не навешивали ярлыки. Это уже, к сожалению, было в нашей истории, к чему привело — все мы знаем.

  • Гольденберг Михаил Леонидович

    Анонимам, которым, очевидно, всегда стыдно, не отвечал никогда. Согрешу. Знахарь вполне приличное русское слово. Им в 1948 году хотели заменить слово доктор, галоши — мокроступами, бильярд — шарокатом, меню — разблюдовкой…

  • Кузьма

    Материал о мифах не бесспорен, но написано честно, смело и сильно. Автор хотел, видно, чтобы мы задумались, а мы на него с палками. Ату его! Суть-то, наверное, в последних абзацах, остальное для примера дано, но с обоснованием. А критиканы ничего не доказывают, а повторяют всем известные оскомины. На гибель самолета «Лицей» сильней выражался, чем автор. И вдруг поди! Раз так, то самолеты будут продолжать падать, и критиканы будут в ответе. Автор не знахарь, стыдно Гольденбергу. Он много написал очерков в «Лицей». Читали? Его ли упрекать в агитках? Словом — спасибо редакции и автору. И такие материалы нужны, они встряхивают.

  • Юлия Свинцова

    Лицо «Лицея» может быть разнообразным — оно состоит из наших лиц.

    А то мы поверим, что у всех вокруг только наше лицо. И мысли. И мнение.

    Может быть, эти суждения покажут нам лишний раз, как хорошо, что мы от этого уже ушли. Ведь молодые-то не знают и некоторым уже хочется в Прошлое.

    И нужны для того, чтобы задуматься и проверить — всегда ли и во всём ли правильно идём или порой по кругу маемся…

  • Гольденберг Михаил Леонидович

    Дискутировать с автором нет смысла: он сам полностью во власти мифов. Что ни слово — миф, ярлык, просто ложь. Замечу знахарю наук (слово доктор он, очевидно, не любит как иностранное), что если из истории убрать все мифы — вряд ли в ней останется правда…
    Меня больше волнует лицо родного Лицея. Слава богу,»мелкое событие» — юбилей С.Д.Довлатова — не прошел незамеченным. Были интересные публикации.
    После прочтения этого опуса, пахнущего 1848 (когда гнобили Н.В.Гоголя) и 1948 (когда гнобили … всех не перечислить), хочется вздохнуть, вспомнив о том, что каждый имеет право на мнение, и выдохнуть фразу того же Николая Гоголя, которой он отбивался от обвинений в непатриотизме: «Боже мой! Как грустна Россия!» Грустно…

  • Г. Салтуп

    Кондово, мхом позаросло. О таких «деятелях отечественной мысли» еще в позапрошлом веке М.Е. Салтыков-Щедрин сказал: — «Постоянно путают понятияе патриотизм с чинопочитаем!»
    Для меня «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына — лучшая повесть на русском языке в ХХ веке

  • Юлия Свинцова

    Со многим нельзя не согласиться. Но со многим не согласиться можно.

    «Писатель должен возбуждать чувства добрые», «литература воспитывает, может обогатить душу, а может испортить».
    Тоже так думаю.

    А вот «внес свою лепту в грязное дело разрушения Советского Союза» ГУЛАГ, его организаторы, а не его описание кем бы то ни было.

    Уничтожение миллионов талантливых людей, многолетнее враньё, удушающие во всех смыслах средства, оправдывающие цель, отсутствие ценности и значимости отдельного человека…
    То, что мы сейчас наблюдаем, результат и этого тоже.

    Но за культуру и общество сегодняшнего дня очень обидно, а за правителей — стыдно.

    Плохого прежнего и нынешнего много, но хорошее и талантливое было, есть и будет во все времена.И оно вне времени.

  • Елена 2

    Присоединяюсь к Елене и хочу добавить: слишком трескучий материал, в духе идеологических агиток коммунистического прошлого. Довлатов и Солженицын — не Пушкин, только зачем мертвых-то пинать? Ответить не могут? То-то и оно, что воспитание совковое насквозь, если не стыдно…

  • Елена

    Разве надо противопоставлять писателей? И так нет мира на нашей земле, а такая конфронтация только усиливает ее. А вот насчет отношения к заслугам Аллы Пугачевой и Жореса Алферова — полностью поддерживаю. Это говорит о лицемерии власти, которая на словах за инновации, промышленное развитие, а на деле ценит только тех, кто уводит народ в мир развлечений и примитивных мыслей. В общем, «зайка моя» дороже чем интеллект ученого.