История

Улыбка Гагарина

 
К 50-летию первого в мире космического прорыва 
   
{hsimage|Фото с сайта en.rian.ru ||||} Мои скромные заметки есть дань памяти первого космонавта Земли и дань признательности ученым и инженерам, заложившим основы космических научно-технических исследований. Крупицу в эти исследования вложил и автор данной публикации, всю жизнь занимающийся разработкой методов и систем космического землеведения, космической связи и навигации.
 
Улыбка Юрия Гагарина! Кто на планете Земля не видел и не знал  ее?! Она была и есть олицетворение луча света, осветившего людям дорогу к миру и взаимопониманию.  
 
Хорошо помню светлый апрельский день 1961 года, когда весна нежно пыталась проникнуть в годовой круговорот времен года, не портя настроения ленинградцев холодом и дождем. Было ясно, сравнительно  тепло, а на душе ровное рабочее настроение. В тот год мне было шестнадцать лет, я работал радиомехаником в телевизионном ателье и  учился в школе рабочей молодежи. Мне было хорошо и приятно сознавать, что тоже участвую в производственной жизни города.  И вот неожиданно около полудня из всех работавших телевизоров зазвучал знакомый всей стране голос Юрия Левитана: человек в космосе! Наш, советский, молодой, коммунист, летчик Юрий Алексеевич Гагарин на околоземной орбите!     
 
Сейчас, думаю, не было бы такой реакции народа. Не потому что люди не поняли бы значимости известия. Нет. Просто в те годы люди были более дружны, спаяны, добрее друг к другу, более открыты, доброжелательны, эмоциональны. Мы все чувствовали себя действительно единым народом, единой семьей. Мы были равны.
 
Все специалисты, кто работал в тот день в телевизионной мастерской, сотрудники и пришедшие клиенты, — все начали поздравлять друг друга. Искренне, даже плача, как будто лично у каждого произошло что-то замечательное, радостное, светлое. Это был общий праздник.  А что делалось позднее на улицах города! Радостное ликование, добрые улыбки, свет в глазах и взрослых и детей. Это незабываемо!  А как все начиналось?    
 
В мае 1946 года вышло Постановление Совета Министров СССР №1017-419сс. Его подписал И.В. Сталин. Гриф, как обычно для документов такого характера, «Совершенно секретно. Особая папка». Это означало, что лишь очень небольшой круг людей знал о содержании этого постановления, но выполнять его были обязаны все. Документ имел краткое название: «Вопросы реактивного вооружения». В СССР создавался Специальный Комитет по Реактивной Технике (написание с заглавных букв подчеркивало значение нового ведомства).
 
{hsimage|Юрий Гагарин и Сергей Королев. Фото с сайта yurigagarin.ru ||||} В этом постановлении главным было решение о создании ряда научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, одно из которых в августе 1946 года возглавил инженер Сергей Павлович Королев.
 
В июле – августе 1951 года на полигоне Капустин Яр, который находился между Сталинградом и Астраханью были организованы ракетные полеты, ставшие прологом великой космической эпопеи. Пассажирами были дворовые собачки. На рассвете 22 июля 1951 года состоялся первый старт ракет с собаками Дезик и Цыган. Из шести кандидатов (впоследствии космонавтов будет тоже шесть) эти дворняжки показали себя во время предстартовой подготовки лучше других. Перед посадкой в контейнер их накормили тушеным мясом, хлебом, молоком. Собачки с удовольствием забрались в контейнер, частота пульса и дыхания у них были в норме.       
 
Через двадцать минут после старта в небе показался белый купол парашюта. Сразу после приземления контейнера все увидели, что собачки живы – они благополучно перенесли полет. Когда с них сняли полетное снаряжение (позже оно будет названо «скафандрами»), Дезик и Цыган начали радостно носиться вокруг медиков. Тщательный анализ всех данных собачек показал, что они совершенно нормально перенесли полет. С этого времени начала закладываться основа медицинского обеспечения первых полетов человека в космос. Можно смело сказать, что это уже было начало космического прорыва.      
 
В ноябре 1955 года в ЦК КПСС и Совет Министров СССР из Академии наук было направлено письмо с программой научных исследований в космосе. В январе 1956 года появилась «Специальная комиссия по объекту «Д». Возглавил ее выдающийся советский ученый, теоретик космонавтики, академик Мстислав Всеволодович Келдыш, заместителями были назначены С.П. Королев и М.К. Тихонравов, ученым секретарем Г.А. Скуридин. Объектом «Д» был искусственный спутник Земли.       
 
В сентябре 1957-го в Колонном зале Дома Союзов проходило торжественное собрание в честь 100-летия со дня рождения К.Э. Циолковского, организованное Академией наук СССР. Член-корреспондент АН СССР С.П. Королев сделал доклад «О практическом значении научных и технических предложений Циолковского в области ракетной техники», в котором прозвучали такие слова:
 
«В ближайшее время с научными целями в СССР и США будут произведены первые пробные пуски искусственных спутников Земли».
 
По свидетельству историка космонавтики Владимира Губарева, после этой фразы ученый на секунду замолк, словно ожидая аплодисментов. Но зал молчал, лишь несколько человек в зале знали, что пуск уже утвержден и докладчик завтра улетает в Казахстан.
 
Как ни странно, но мало кто обратил внимание на эти слова, хотя 17 сентября они были напечатаны в главной газете страны «Правда». Но М.В. Келдыш и С.П. Королев уже думали и о первом полете человека…     
 
В. Губарев пишет: «Для многих из тех, кто 4 октября 1957 года был на  Байконуре и видел, как уходил в небо первый искусственный спутник Земли, отсчет космической эры человечества начался со звуков горна, прозвучавшего за несколько минут до старта. Неожиданно – этого не предусматривал график подготовки к пуску – на опустевшей стартовой площадке появился трубач, запрокинул голову, поднес к губам горн. Одним эти звуки напомнили о Первой Конной, о минувшей войне, о прожитых годах. Другим показалось, что горнист провозглашает будущее, о котором они долго мечтали и во имя которого не щадили себя. Ни перед одним из запусков, на которые богаты минувшие годы, не появится на стартовой горнист. Он был здесь единственный раз 4 октября 1957 года, соединив для людей, открывших космическую эру, прошлое с будущим».
 
14 января 1959 года ученые обсуждали будущий полет человека в космос. Разгорелся спор о том, какие навыки потребуются будущему пилоту. Сергей Павлович Королев считал, что кандидатов следует отбирать из летчиков. Их было двадцать – тех, кто пришел осваивать новую технику. Какую? Ракету и корабль им показал сам Королев. А потом было отобрано шесть – каждый из них мог стать первым. Поочередно молодые офицеры представлялись Главному конструктору. Сергей Павлович повторял фамилию каждого: «Гагарин… Очень рад, Будем знакомы. Королев». Потом он пригласил всех к столу.
 
—  Сегодня знаменательный день, — сказал ученый. —  Вы приехали к нам, чтобы своими глазами увидеть пилотируемый космический корабль, а мы впервые принимаем у себя главных испытателей нашей продукции. Но прежде чем я покажу вам корабль, давайте помечтаем вслух. Скоро вы сами почувствуете, как это помогает нашему делу…   
 
23 августа началась аттестация будущих космонавтов. Приведу выдержки из аттестации Юрия Гагарина авторитетной комиссией: «Любит зрелища с активным действием, где превалируют героика, воля к победе, дух соревнования. В спортивных играх занимает место инициатора, вожака, капитана команды. Как правило, здесь играют роль его воля к победе, выносливость, целеустремленность, ощущение коллектива. Любимое слово – «работать». Постоянно уверен в себе, в своих силах. Уверенность всегда устойчива. … Наделен беспредельным самообладанием. Тренировки переносит легко, работает результативно. Чистосердечен. Вежлив, тактичен, аккуратен до пунктуальности. Любит повторять: «Как учили»…. Не стесняется отстаивать точку зрения, которую считает правильной. Похоже, что знает жизнь больше, нежели некоторые его друзья».  
 
Королев получил сообщение из Москвы, что старт американского астронавта назначен на 21 апреля. Американцы еще в декабре 1960 года объявили, что Алан Шепард совершит «прыжок в космос» весной 1961 года. Точную дату они не сообщили, а потому советской разведке было поручено узнать точно, когда это будет. И разведка прекрасно выполнила задание.   
 
Шесть летчиков из первого отряда космонавтов готовились к своему старту по 18 часов в сутки. Еще не было известно, когда именно стартует «Восток», так как 22 декабря при очередном запуске произошла авария – корабль не вышел на орбиту и упал в Восточной Сибири. Создавалось впечатление, что Алан Шепард первым окажется в космосе. Но судьба была на стороне СССР.   
 
В  Отдел обороны ЦК КПСС из штаба ВВС пришло два набора фотографий: Юрий Гагарин и Герман Титов были сняты как в военной форме, так и в гражданском. Был приложен и листок с биографиями.  Н.С. Хрущеву понравился и тот и другой. Мнение главы партии и правительства было немедленно передано на космодром. И тогда все поняли, что лететь выпадет Юрию Гагарину, которому явно симпатизировал С.П. Королев. Официально основным пилотом «Востока» Гагарин был объявлен 8 апреля.
 
В. Губарев пишет, что с целью сокращения выхода в эфир сообщения ТАСС по поручению начальства было подготовлено три варианта коммюнике. Первый – торжественный, рассчитанный на успех, с биографией космонавта и приказом о его награждении; второй содержал только одно сообщение в случае невыхода корабля на орбиту и его приземления (или приводнения); содержалось обращение к народам и правительствам с просьбой оказать содействие в поиске и спасении космонавта и возвращении его в Советский Союз вместе с кораблем. Третий вариант коммюнике содержал сообщение о трагической гибели космонавта. Три разных текста, согласованных с С.П. Королевым и с ЦК партии, были положены в три пакета, которые были направлены  на радио, телевидение и в ТАСС. Вскрыть один из них было приказано по специальному звонку по каналу правительственной связи.
 
После приземления Юрия Гагарина другие пакеты были изъяты специальными курьерами и уничтожены. Это был единственный в истории космонавтики случай, когда заранее заготавливались три возможных варианта сообщения о старте корабля. После делался и согласовывался только один, торжественный, вариант. Когда же случались аварии и трагедии, то ждать информации о них приходилось несколько часов.   
 
Перед стартом Гагарин сделал следующее заявление, причем голос его (по свидетельству Германа Титова) прозвучал неожиданно звонко:  
 
—  Разрешите мне, товарищи, заверить наше Советское правительство, нашу Коммунистическую партию и весь советский народ в том, что я с честью выполню доверенное мне задание, проложу первую дорогу в космос. А если на пути встретятся какие-либо трудности, то я преодолею их, как преодолевают коммунисты.      
 
{hsimage|Фото с сайта nnm.ru||||} А дальше произошло то, что перевернуло мир, заставило по-новому взглянуть как на Советский Союз, так и на предел человеческих возможностей. Весь мир увидел улыбку Гагарина, которая стала символом света и добра. Этот полет стал триумфом советской науки, системы образования и технического развития.
 
Именно после наших побед в космосе президент США Джон Кеннеди сказал с грустью: «Космос мы проиграли русским за школьной партой». Вот какая была оценка нашему образованию, которое сейчас пытаются «реформировать». Американцы даже написали исследование на тему: «Что знает Иван и чего не знает Джонни». В США провели мощную выставку о школьной системе в СССР под названием: «Откуда начинаются спутники?» Изучая наш опыт, американцы пытались, кроме методик и программ, постичь и то, что труднее всего перенять: систему отношений, методы воспитания, включенные в образовательный творческий процесс. Не удалось… Может, именно поэтому (так считают многие мои коллеги) серьезные творческие достижения отечественного образования сегодня напрочь выкорчевываются из школы России?    
 
{hsimage|Фото с сайта genefis-gbr.ru|right|||} В эти юбилейные дни английская газета «Дейли телеграф» опубликовала статью, в которой пытается поставить под сомнение важность и необходимость космических исследований и где полет Гагарина назван «цирковым трюком», не имеющим никакой практической цели. Надо отметить, что это единственная публикация в зарубежной печати такого рода материала. Юбилей полета весь мир встретил с уважением и преклонением перед подвигом Юрия Алексеевича Гагарина.
 
Мне как ученому, специалисту в области радиофизики не хочется тратить время и занимать печатное место на опровержение той заказной галиматьи, которая содержится в английской газете.  Отмечу лишь, что очень важной прикладной задачей, решаемой с помощью космических аппаратов, является космическое землеведение. Под ним понимается классификация и оценка параметров той поверхности Земли, над которой пролетает аппарат. Так можно дистанционно с помощью специальных чувствительных  приборов — радиометров определять залежи полезных ископаемых, толщину и возраст льда, границы лесных пожаров, состояние почвы, наличие и концентрацию нефтяных и прочих загрязнений на поверхности морей и рек, определять границы зоо- и фитопланктона (что важно для рыбного промысла), температуру воды и суши, степень волнения моря, площади пораженных вредителями лесных массивов и многое другое, причем все это делается достаточно быстро и на огромных площадях. Я уж не говорю об огромной полезности и достижениях в области  космической связи, навигации, медицины, что известно нашим читателям. Все эти возможности значительно расширяют человеческое познание мира и содействуют его развитию.  
 
Абсолютно прав академик В.П. Мишин, который сказал, что прорыв Советского Союза в космос был «закономерным результатом всего предшествующего развития». А улыбка Гагарина стала сигналом к мирному сотрудничеству всех народов Земли.
  • Юрий Сидоров

    Вчера был День космонавтики. Спросил у студентов, помнят ли они страницы истории, страницы тяжелейшего труда по завоеванию космоса Советским Союзом. Гагарина знают все, а вот длинную дорогу в космос, которую обеспечивала вся страна, знают плоховато. Ни по Радио, ни по ТВ вчера этот день не отмечался. Упоминания в новостных программах не в счет. Следовательно, надо работать по заполнению этого вакуума. Кто как может. Это тоже будет борьба за правдивую историю культуры страны.

  • Юрий Сидоров

    С 51-й годовщиной полета, дорогой Юрий Алексеевич! Мы помним Вас,помним великое советское прошлое, которое позволило осуществить первый в мире прорыв в космос.! Слава народу России! Слава советской науке и технике!