Главное, Общество, Свободная трибуна

Слава Зое

Фото mywebs.su

«Если я рассказываю, почему у меня такое имя, молодые люди часто спрашивают: а кто такая Зоя Космодемьянская?  Когда объясняю, ловлю себя на мысли, что для меня это имя прежде всего моя мама, память о ней.   

 Хорошо, что она не узнала о том, что спустя пятьдесят с лишним лет Бильжо посмеется над ее искренним и простодушным восхищением стойкостью и патриотизмом юной девочки».

Известный ученый, философ, поэт, культуролог Юрий Линник,  поздравил меня (почти не зная)  с днем рождения  в социальной сети стихотворением:

Мы живем в палеозое

Окруженье очень злое!

Мне в подарок- пистолет,

Мазур – маузер!

О Зое – беспокоится  поэт.

Конечно, получить поздравление от такого человека было лестно. А называлось стихотворение  «Хорошо, что родились!»

Так вот о рождении.

У моей  мамы было тяжелое детство: война и Сталин забрали всех мужчин в нашем селе Польяново в Сибири,  что основали поляки после революции. Остался только мой дед, ее отец, потому что в юности  потерял слух. Свою старшую дочь дед не жалел, отправлял в поле пасти коров и отбивать от волков, которых война нагнала несметное число. За каждую  потерю поголовья скота дед бил маму кнутом. Мама Александра (Санька) пережила голод, простила отца, выплакав на его могиле васильковый цвет своих глаз до бледно-голубого, не загнулась от непосильного физического труда,  плакала и обнималась со всеми от радости, когда в деревню прискакал на лошади человек с криком «Победа!»

Будучи беременной, мама  прочитала книгу о Зое Космодемьянской и под сильнейшим впечатлением назвала меня в ее честь Зоей.

В детстве мы, как, наверное, многие сверстники в то время, задавали себе вопрос: а смог бы я так же, как  молодогвардейцы, как герои-пионеры, как Зоя Космодемьянская? Это был сложный вопрос. Страх – вещь серьезная.  Но нам было  ясно и понятно, что такое зло и что такое добро, родина, семья.  И боясь, что вдруг страх нас одолеет, мы позорно струсим, мы всё равно надеялись изо всех сил, что силы и мужество не покинут нас в такую минуту. Потому что за нас все люди в стране, за нас родина. Так мы думали.

Мне мое имя помогало  неоднократно. Когда маленькая сестренка наступила на гвоздь, у меня предобморочно затошнило и потемнело в глазах; когда я маленькой потерялась в лесу; когда мама истекала кровью от травмы;  когда сама рожала,  я могла себя  взять в руки и уговорить себя, как в детстве: «Зое было страшнее, ее пытали фашисты, она выдержала, не струсила».

Сейчас, если я рассказываю, почему у меня такое имя, молодые  люди  часто спрашивают: а кто такая Зоя Космодемьянская?  Когда объясняю, ловлю себя на мысли, что для меня это имя прежде всего моя мама, память о ней.

Хорошо, что она не узнала о том, что спустя пятьдесят с лишним лет Бильжо посмеется над ее искренним и простодушным восхищением стойкостью и патриотизмом юной девочки.

Вот так дорогой Юрий Владимирович Линник, тысячу раз оказался  прав:  «Мы живем в палеозое, окруженье очень злое!»

Еще  Линник,  подписал  мне свою книжку словами «Слава Зое!», имея в виду, конечно же, не мою персону, а имя, что переводится как Жизнь.