Свободная трибуна

Немодный Лев Толстой

Пяти лет от роду услышал он от старшего брата Николая — тому было тогда десять лет — легенду о зеленой палочке. Будто бы есть тайна, как сделать всех людей «муравейными братьями», чтобы они никогда не ссорились, не сердились и были счастливыми. Записана эта тайна на зеленой палочке, зарытой на краю оврага. Спустя годы Лев Толстой завещал похоронить его в Ясной Поляне, там, где зарыта зеленая палочка.

 
{hsimage|В Ясной Поляне. Фото автора ||||} …Мы идем по тропинке к могиле писателя, властителя дум многих поколений во всем мире. Под ногами шуршат осенние листья. Октябрь, ясный солнечный день, воздух чист и свеж. Тишина, нарушаемая только пением птиц. Могилу можно и не заметить: это небольшой холмик на краю оврага, усыпанный опавшими листьями. Нет даже таблички с именем писателя, все предельно просто. 
Так же просто и скромно в доме Льва Толстого. Известно, что он страдал от роскоши своего образа жизни, мучился от «безнравственной праздности» своих родных. Стараниями потомков Толстого удалось сохранить подлинные вещи, обстановку дома, и мы своими глазами можем увидеть, что же это была за роскошь. Думаю, у современных господ прислуга живет богаче графа Толстого. 
В небольшом кабинете ничего лишнего, украшают его книги, среди них энциклопедия Брокгауза и Ефрона, Библия, Коран, а еще фотографии, портреты, гравюры. В углу потертый клеенчатый диван, на котором родился писатель, а впоследствии его дети. В небольшой спальне железная кровать, покрытая связанным Софьей Андреевной одеялом с красивым греческим узором. Простота в обстановке соответствовала простоте в поведении. Толстой не пользовался помощью слуг, любил физический труд, до старости сам убирал свою комнату. Да что комнату — дорогу в свое имение лично ремонтировал после язвительного замечания Ильи Репина.
{hsimage|Могила Льва Толстого. Фото автора |||} Каким контрастом с естественным обаянием Ясной Поляны выглядят особняки современных нуворишей! По дороге из Тулы в Москву то и дело видишь указатели «Коттеджный поселок» с каким-нибудь претенциозным названием вроде «Волшебная страна». Стоят однотипные здания с непременными башенками, огороженные крепкими заборами. К ним подведена специальная дорога, на которую сворачивают роскошные авто. О подобной жизни сейчас грезят многие, ее навязывают реклама и глянцевые журналы, она подается как предел мечтаний. Как-то неловко говорить о «муравейном братстве» и зеленой палочке с людьми, у которых столь убогие представления о счастье, легко переводимые в денежный эквивалент. 
Толстой сейчас немодный писатель. Недавно городская библиотека Петрозаводска провела опрос среди своих читателей, начиная с 16 лет, чтобы узнать, какие авторы популярны. В этом списке есть Мураками, Бегбедер, Пелевин, еще несколько модных имен, но нет ни одного русского классика. Часто приходится слышать, как молодые люди с вызовом говорят, что не открывали Толстого, но постыдятся признаться, что не читали Фрая или Паланика. 
…В Ясную Поляну я приехала с группой журналистов и музейных работников из разных уголков России. Они рассказывали о своих проектах, получивших финансовую поддержку благодаря газете «Культура». Невероятно, как много делают эти люди: возрождают старинное ремесло по выделке рыбьей кожи в Хабаровске, обучают заключенных живописи в Кемерово, учат людей практической генеалогии в Петрозаводске… Подумалось, как много у нас в стране тех, кому ничего не надо, здесь же собрались те, кто реально что-то делает для других. Их немного, но все же они есть.
На исходе дней Лев Толстой писал: «Как я тогда верил, что есть та зеленая палочка, на которой написано то, что должно уничтожить все зло в людях и дать им великое благо, так я верю и теперь, что есть эта истина и что будет она открыта людям и даст им то, что она обещает».
20 ноября исполняется 100 лет со дня ухода писателя из жизни.
 
"Лицей" № 11 2010