Главное, История, Общество

Петрозаводск: от Октябрьской революции к январскому перевороту

Репродукция картины М. Макаревского «Митинг трудящихся Петрозаводска у здания исполкома Олонецкого губсовета 4 января 1918 г.». 1937 год
Репродукция картины М. Макаревского «Митинг трудящихся Петрозаводска у здания исполкома Олонецкого губсовета 4 января 1918 г.». 1937 год

«Мы переживаем такой момент, какого не знала Россия. Злободневным вопросом является вопрос об организации власти».

100 лет назад 25 октября по старому стилю (7 ноября по новому) в Петрограде произошла Октябрьская революция. В ночь с 25 на 26 октября 1917 года было свергнуто Временное правительство, созданное сразу после Февральской революции на период до созыва Учредительного собрания.

Как же Петрозаводск и Олонецкая губерния восприняли очередное революционное потрясение? Как губернские власти прошли путь к признанию в начале января 1918 года нового советского правительства? О событиях в Петрозаводске конца октября 1917 года — начала января 1918-го рассказывают документы и периодические издания, хранящиеся в Национальном архиве Республики Карелия.

 

Уже 26 октября в Петрозаводске было созвано общее собрание Олонецкого губернского Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов (Олонецкого губсовета), Главного дорожного комитета Мурманской железной дороги и представителей солдатских комитетов гарнизона Петрозаводска. Как писали «Известия Олонецкого губсовета», еще задолго до открытия собрания зал заседания заполнился публикой, «у всех на лицах был написан необычайный интерес к происходящим событиям», все с нетерпением ждали момента, когда огласят телеграммы и введут их в курс «совершающихся в Петрограде грандиозных событий».

Открыл собрание председатель Олонецкого губсовета В.М. Куджиев (в 1917 году — социал-демократ интернационалист) словами: «Мы переживаем такой момент, какого не знала Россия. Злободневным вопросом является вопрос об организации власти».

После оглашения телеграмм, полученных за день, началось обсуждение текущего момента. Социал-демократическая фракция заявила, что поражение нового советского правительства грозит диктатурой буржуазии, «которая затопит в крови демократии все завоевания революции». Подавляющим большинством голосов было решено оказывать поддержку новому правительству, поскольку оно давало формальные гарантии созыва Учредительного собрания в установленный срок. В вопросе создания власти на местах Олонецкий губсовет «в контакте с демократическими организациями» решил взять «инициативу на себя».

На второй день общего собрания 27 октября обсуждался проект «Положения об организации правительственной власти в Олонецкой губернии», подготовленный членами губернского Совета, бывшим губернским комиссаром Временного правительства А.Ф. Кожевниковым и его помощником Г.И. Прохоровым, служащими прокуратуры и правительственных учреждений. При обсуждении возможных вариантов устройства местной власти звучали различные предложения, вплоть до того, что «лучше все оставить по-прежнему – власть у губернского комиссара», что вызвало смех присутствующих (до 25 октября 1917-го полномочия управления губернией принадлежали губернскому комиссару Временного правительства).

В итоге было принято «Положение об организации правительственной власти в Олонецкой губернии», так называемая «Олонецкая конституция», согласно которому до установления «нового порядка управления» Олонецкому губсовету принадлежит «высшая правительственная власть в губернии», в т.ч. все полномочия губернского комиссара Временного правительства.

Октябрьская революция произошла в разгар предвыборной кампании в Учредительное собрание, выборы в которое были назначены на 12-14 ноября 1917 года. В конце октября из предвыборной поездки по губернии вернулись кандидаты в Учредительное собрание от Олонецкой губернии, выдвинутые Олонецким губсоветом и вскоре набравшие на выборах подавляющее большинство голосов, — эсер А.Ф. Матвеев и меньшевик М.Д. Шишкин.

31 октября они обратились в исполком Олонецкого губсовета, заявив о своем отрицательном отношении к новому советскому правительству и о солидарности с Комитетом спасения Родины и революции (создан в ночь на 26 октября 1917 года. для борьбы с большевиками и восстановления Временного правительства).

В своем обращении кандидаты в Учредительное собрание потребовали от исполкома определить отношение губсовета к «правительству Ленина», Комитету спасения Родины и революции и к губернскому комиссару: «низложен он или сам ушел». А.Ф. Матвеев и М.Д. Шишкин заявили, что в случае отсутствия солидарности по этим трем вопросам, они не смогут баллотироваться в Учредительное собрание.

2 ноября вернулся из Петрограда делегированный губсоветом на II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов левый эсер А.А. Садиков. В этот же день он выступил на общем собрании петрозаводской организации партии социалистов-революционеров (эсеров) и как очевидец доложил «о захвате власти большевиками до открытия Съезда, о насилиях, творимых большевиками над печатью, женским батальоном, юнкерами, офицерами, о заполнении тюрем противниками большевизма, разгроме юнкерских училищ и других зверствах».

Принятая на собрании резолюция гласила, что партия не признает нового правительства и ему не подчиняется, а также «требует от обеих борющихся сторон немедленного прекращения братоубийственной бойни».

5 ноября на общем собрании Олонецкого губсовета также было заслушано сообщение А.А. Садикова о том, как на II съезд Советов «явилась кучка и силою штыков заставила сдаться», после чего А.А. Садиков в числе других несогласных с большевиками покинул съезд. Общее собрание членов губсовета признало необходимым требовать «немедленного заключения перемирия между обоими отрядами революционной демократии для окончательной ликвидации гражданской войны». Олонецкий губсовет заявил, что признает только «однородное социалистическое министерство», то есть правительство, состоящее из всех социалистических партий без преобладания какой-либо одной. Только такое министерство, по мнению собрания, «отражает волю действительно всего трудового народа, может внести успокоение и довести страну до Учредительного собрания». Кроме того, губсовет снова заявил, что независимо от центра берет на себя организацию высшей правительственной власти в губернии.

На заседании общего собрания Олонецкого губсовета 7 декабря снова рассматривался вопрос об отношении к Совету Народных Комиссаров (СНК) и его декретам. Большинство выступавших были  солидарны друг с другом.

Последними выступили председатель исполкома Совета Мурманской железной дороги Л.В. Никольский и председатель губсовета В.М. Куджиев. Никольский заявил: «Ленин и Троцкий делают социальный эксперимент — занимаются хирургией. В программе большевиков лозунг Учредительного собрания стоит на первом месте, тем не менее Ленин ведет борьбу с Учредительным собранием». Куджиев утверждал, что декреты СНК по сути лозунги и декларации, и что этого не отрицает и сам Ленин, заявивший на II Всероссийском съезде крестьянских депутатов, что «совершенно неважно, как точно выявлен закон, нам важен лишь принцип, важно бросить лозунг в массы».

Принятая большинством собрания резолюция подтверждала прежнюю позицию, но, считаясь с тем, «что весь аппарат государственной власти, особенно в хозяйственной его части, находится в руках Совета Народных Комиссаров» и что Олонецкую губернию невозможно изолировать от «общегосударственного организма», признавала возможным «деловые сношения с Советом Народных Комиссаров как органом, фактически обладающим государственной властью».

Олонецкий губсовет. 1-й ряд сидят слева направо: 3.И. Капустин, 4. Н.В. Комаров, 5. В.М. Куджиев, 6. А.А. Садиков, 7. Г.И. Прохоров, 8. К.В. Алмазов, 9. А.В. Харитонов, 10. П.П. Панин. 2-й ряд слева направо: 2. Н.О. Горлов, 4. И.П. Морозов, 5. М.П. Лузгин, 7. Н.В. Печерин, 9. В.А. Попов, 10. Е.К. Смоликова, 11. П.И. Одинцов, 13. Н.И. Одинцов, 16. Г.Н. Щеголев. 3-й ряд слева направо: 3. Н.Г. Суханов, 4. А. Суханов, 5. П.А. Поляков, 6. Л.А. Чехонин, 8. М.Н. Завадовский, 11. М.К. Смоликов. Петрозаводск. 1917 год. Автор съемки не установлен
Олонецкий губсовет. 1-й ряд сидят слева направо: 3.И. Капустин, 4. Н.В. Комаров, 5. В.М. Куджиев, 6. А.А. Садиков, 7. Г.И. Прохоров, 8. К.В. Алмазов, 9. А.В. Харитонов, 10. П.П. Панин. 2-й ряд слева направо: 2. Н.О. Горлов, 4. И.П. Морозов, 5. М.П. Лузгин, 7. Н.В. Печерин, 9. В.А. Попов, 10. Е.К. Смоликова, 11. П.И. Одинцов, 13. Н.И. Одинцов, 16. Г.Н. Щеголев. 3-й ряд слева направо: 3. Н.Г. Суханов, 4. А. Суханов, 5. П.А. Поляков, 6. Л.А. Чехонин, 8. М.Н. Завадовский, 11. М.К. Смоликов.
Петрозаводск. 1917 год. Автор съемки не установлен

Согласно резолюции Олонецкий губсовет должен был подвергать оценке декреты СНК и проводить в жизнь те из них, которые «целесообразны с революционно-демократической точки зрения», а также те, «непроведение которых могло бы усилить разруху в хозяйственном, политическом и юридическом укладе страны». Олонецкий губсовет еще раз подчеркнул, что «выход из трагического положения страны может быть найден только через полномочное Учредительное собрание, наиболее совершенным образом отражающее волю страны». Созданная в губсовете в конце ноября фракция большевиков заявила о необходимости признания власти СНК и проведение в жизнь всех его декретов.

А как же жители губернии относились к свержению Временного правительства, к новой советской власти? Известие об Октябрьской революции раскололо губернское общество, часть которого — состоятельные горожане, служащие правительственных учреждений и земские служащие — была возмущена свержением Временного правительства, заявляла о непризнании советской власти и поддержке Комитета спасения Родины и революции.

С конца ноября 1917 года, чувствуя угрозу созыву Учредительного собрания, общие собрания служащих учреждений Петрозаводска и губернии принимают резолюции о непосягательстве на Учредительное собрание. На страницах «Вестника Олонецкого губернского земства» печатаются многочисленные воззвания земцев в защиту Учредительного собрания.

Другие — рабочие, прежде всего рабочие Александровского завода, часть солдат и крестьянства  —приветствовали Октябрьскую революцию, видя в советской власти единственную и настоящую защитницу своих интересов. В конце 1917 года под влиянием пропаганды декларативных декретов советского правительства, ухудшения экономической ситуации и трудностей со снабжением губернии продовольствием заметно усилилось влияние большевиков, особенно в Петрозаводске. Собраниями рабочих принимаются резолюции о поддержке советской власти, звучат требования к Олонецкому губсовету признать СНК и его декреты.

Манифестация на Петровской площади*. Петрозаводск. 1917 год Автор съемки не установлен *До 1872 г. – Круглая (Циркульная) площадь, затем – Петровская, с 1918 г. – площадь 25 Октября, с 1960 г. – площадь Ленина
Манифестация на Петровской площади*. Петрозаводск. 1917 год Автор съемки не установлен
*До 1872 г. – Круглая (Циркульная) площадь, затем – Петровская, с 1918 г. – площадь 25 Октября, с 1960 г. – площадь Ленина

О том, что происходило на улицах губернской столицы в те дни, как жители Петрозаводска публично выражали свое отношение к политической ситуации в стране, наиболее наглядно повествуют губернские газеты.

«Известия Олонецкого губсовета» описывают многолюдный митинг у кинотеатра «Триумф» в связи с созывом Учредительного собрания (28 ноября состоялась первая попытка открыть работу Учредительного собрания): «День 28 ноября выразился необычайным подъемом граждан города Петрозаводска. В этот день, когда воплощается в жизнь то, за что веками боролся народ, в этот день собрались граждане Петрозаводска как в праздник». Как подметил автор заметки, тут же у стен «Триумфа» представитель большевиков Розен вел «артиллерийскую» подготовку масс с целью «заручиться поддержкой на случай всяких неожиданностей в будущем» и внушал слушателям мысль не останавливаться даже перед срывом Учредительного собрания, если оно не будет солидарно с большевиками. Свою речь Розен завершил возгласом: «Да здравствует не демократическая республика, а республика Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Этот возглас вызвал «аплодисменты и шум с разных сторон аудитории».

Представитель Олонецкого губсовета М.В. Куджиев выступил с ответной речью, отметив роль и значение советов, убедил собравшихся, что Учредительное собрание — это «якорь спасения» для страны.

В воспоминаниях непосредственного участника установления советской власти в Петрозаводске большевика Х.Г. Дорошина «Февраль-октябрь в Петрозаводске», написанных в 1930-е годы, в главе «Подготовка к восстанию» сказано, что уже с 20 декабря 1917 года в стенах Александровского завода проводились конспиративные собрания, разрабатывался план свержения «меньшевистско-эсеровского» губсовета. Серьезные расхождения вызывал вопрос о том, какой должна быть демонстрация — мирной или вооруженной. В итоге большевики посчитали, что «вожди обывательщины не способны взяться за оружие», и было решено устроить мирное выступление под лозунгом «Долой соглашательский Совет!».

В начале 1918 года наступил переломный момент в вопросе признания Олонецким губсоветом власти Совета Народных Комиссаров. 3 января в помещении кинотеатра «Триумф» состоялся многолюдный митинг, посвященный вопросу о советской власти. Большинство присутствовавших составляли солдаты и рабочие.

Первыми выступили представители губсовета В.М. Куджиев и Н.В. Комаров, указав на сложнейшие задачи, поставленные перед Советом Народных Комиссаров и заявив об угрозе гражданской войны. Ораторы призвали к прекращению розни и объединению вокруг Учредительного собрания всех демократических сил. Затем взял слово уполномоченный ВЦИК большевик А.И. Алексеев, заявив, что единственными верными защитниками пролетариата являются большевики и левые эсеры и что нужно «не мешкая завершить все сделанные нами завоевания». «Мы благословим Учредительное собрание, если оно пойдет с нами, в противном же случае посчитаемся с ним», – заявил А.И. Алексеев в заключении.

О том, как «накалилась атмосфера» собрания, говорит тот факт, что уже при выборе способа голосования за предложенные резолюции в зале поднялся «невообразимый» шум и присутствующие так и не смогли договориться. В результате собрание разошлось, не вынеся какого-то определенного решения.

На следующий день 4 января прошел митинг, организованный большевиками, под лозунгом «Долой соглашательский совет!» с требованием к губсовету признать СНК. Вечером того же дня состоялось «историческое» заседание Олонецкого губсовета по вопросу об отношении к СНК. Присутствовали члены ВЦИК А.И. Алексеев и И.В. Балашов. Были оглашены требования рабочих и солдат признать власть Совета Народных Комиссаров. Председатель губсовета В.М. Куджиев защищал свою позицию: «В данный момент социалистический идеал не может быть осуществлен немедленно, к глубочайшему сожалению. Надо смотреть на соотношение общественных классов, у нас преобладает крестьянство над рабочим классом, а Совет Народных Комиссаров, олицетворяющий диктатуру пролетариата, опирается на рабочий класс, у которого есть «попутчики». При таком положении нет уверенности, что правительство народных комиссаров справится с тяжелыми задачами, какие перед ним стоят».

Затем выступил левый эсер И.В. Балашов, речь которого все время прерывалась аплодисментами. Оратор заявил, что торжество большевизма — это только реакция против «дряблой политики оппортунистических социалистов» и преступник тот, «кто шаткими и передержанными построениями подрывает последний этап революции и зовет к войне против советов».

В результате прений на голосование были поставлены резолюции В.М. Куджиева и И.В. Балашова. Резолюция И.В. Балашова получила 67 голосов, резолюция В.М. Куджиева – 41 голос. В принятой резолюции говорилось, что вывести страну из тяжелого положения может только правительство, образованное из всех социалистических партий, и что Олонецкий губсовет настаивает на немедленном созыве Учредительного собрания и будет поддерживать его всеми силами, если оно «ни в коем случае не допустит посягательств на власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». В конце заседания поступили заявления о выходе из состава президиума социал-демократов интернационалистов В.М. Куджиева и Н.В. Комарова. Собрание закрылось в 4 часа утра.

Вечером 5 января был избран новый состав губисполкома и Президиума, председателем Олонецкого губсовета стал большевик В.М. Парфенов. За его кандидатуру голосовали и меньшевики, так как знали Парфенова как образованного и авторитетного члена губернского Совета. По предложению нового председателя, встреченного аплодисментами, губсовет телеграммой приветствовал Совет Народных Комиссаров.

Таким образом, после проведения 4 января 1918 года подготовленных большевиками митинга и манифестации под лозунгом «Долой соглашательский Совет!», под давлением требований рабочих и солдат о необходимости признания губсоветом СНК, при ораторской поддержке делегированных из Петрограда членов ВЦИК большинством с перевесом в 26 голосов была принята переломная резолюция о «непосягательстве» на власть Советов.

Олонецкий губернский Совет крестьянских, рабочих и солдатских депутатов как правомочный представитель центральной советской власти начал проводить политику Советов в Олонецкой губернии, что ускорило установление советской власти в уездах.

 

Об авторе публикации. Мария Змеевская — главный архивист отдела использования и публикации документов Национального архива Республики Карелия

  • Докладная записка УНКВД и УГБ КАССР в Петрозаводский горком ВКП(б) «О производственно-бытовых
    условиях рабочих Онежского завода и их настроениях в 1934 г.»

    11 октября 1934 г.
    Совершенно секретно

    Жилищные условия рабочих завода находятся в явно неудовлетворительном состоянии. В общежитиях большая скученность, в комнатах, коридорах и [на] лестницах грязно, крыши текут, умывальников и баков для кипяченой воды нет, постельного белья нет. Рабочие вынуждены спать на голых досках. В связи с
    отсутствием культурно-массовой работы среди рабочих процветает пьянство и азартные игры в карты, во время которых нередки драки, поножовщина. При общежитии красные уголки отсутствуют. Текучесть рабочей силы за 1 полугодие составляет: прибыло 414 чел., убыло 481 чел.

    В составе рабочих и технического персонала имеется значительное количество бывших членов а[нти]с[оветских] политпартий, социально-чуждого и классово-враждебного элемента, в том числе: бывших меньшевиков – 15, бывших троцкистов – 2, прочих – 41 чел. Отдельные из них, используя имеющиеся недочеты производства, проводят антисоветскую агитацию, создавая нездоровые настроения среди рабочих. Например, при обсуждении вопроса о благоустройстве города рабочий Трипецкий П. среди рабочих говорил: «Рабочего надо сначала накормить, а потом и гнать на работу. Видите, вздумали за счет
    рабочего благоустраивать улицы города. Пусть работают, кому это надо, кто животы ростит за счет рабочего, рабочему по паркам некогда гулять».

    Рабочий Дорофеев А. говорил: «В столовой нашего завода кормят рыжиками и водой с капустой. Не стыдно администрации и соввласти брать за ложку рыжиков и ложку картошки по 35 коп. с рабочего, тогда как рабочий и зарабатывает по новым расценкам и в связи с новым заказом в день не больше рубля».

    Рабочий Гарлоев Н. говорил: «Нам обещали увеличить питание в два раза ещё во втором году первой пятилетки, а до сего времени ничего нет. Уже второй год второй пятилетки, а этот вопрос еще прорабатывается. Все равно ведь рабочие ничего не увидят». Присутствовавшие рабочие присоединились к заявлению Гарлоева.

    Рабочий Глыбов Г. во время завтрака говорил: «Куда эти завтраки годятся, ими и ребенка не накормишь. Давно говорят об улучшении питания, но вот прошло 16 лет, а улучшение заметно только на плакатах и в газетах. К власти присосались жулики, что хотят, то и делают. Вот на Украине и Кубани всегда имелись запасы хлеба на 3 года, а сейчас все отобрали, не оставили ничего».

    Рабочий Поляков П. (бывший меньшевик) среди рабочих говорил: «Рабочих завербовали в Ленинграде по квалификации не лучше наших и работают медленнее, а какие для них привилегии против наших рабочих. Ведь им дали ИТРовскую столовую, отремонтировали общежитие, поставили всем радио, и ставка оплачивается вдвойне. А мы что за проклятые, чего мы, рабочие, смотрим и терпим».

    Рабочий Самсонов А. говорил: «Черт знает что, скоро ли будет хороший обед для рабочих. Когда бы ни пришел, всегда наварена бурда, а лозунги и речи только и говорят об улучшении быта рабочего. На самом же деле – ничего».

    Мастер Волков говорил: «Посмотрели бы, ребята, как рабочий жил раньше и как живет сейчас, куда это все могло деваться, сколько было всего». Разговор Волкова поддержал рабочий Евстигнеев, говоря: «Да, это правда, раньше если [бы] подали такой суп, как сейчас подают у нас в столовой, так побили бы морду за это, а сейчас вот видите, и говорить о себе нельзя. Мы, рабочие, для государства всю спину и все средства отдаем, а оно к нам хуже и хуже, наверное совсем хочет заморить голодом. Говорят, что войны не будет, то[гда] нам нужно другие меры принимать, довольно потерпели».

    Кузнец Мяккеля говорил: «Я тоже, как кузнец Назаров, зарабатываю гроши, семья 4 человека, а на руки получил 70 руб. Как же я буду доволен советской властью, тогда как мне самого себя не прокормить».

    Рабочий Макаров говорил: «Доработали до ручки, месяц проработал и получить нечего, месяц работал даром. В столовую придешь и жрать нечего. «Наши товарищи» не любят, чтобы у рабочего были вещи, вот я уже двое часов продал, а все равно опять сижу голодным».

    Рабочий Харламов В. говорил: «Нам нужно объявить забастовку, не ходить в столовую, тогда, может быть, чего-нибудь будут готовить лучше, а так нашими просьбами ничего не добьешься».

    Рабочий Лаптев говорил: «Доработали, что завтра будем работать бесплатно, окончательно сдирают шкуру с рабочего. Вот время пришло – хуже барщины. Между прочим, нам так и надо, что молчишь много, то хуже зажимают».

    Зам. начальника УНКВД по АКССР Зеленюк.
    Начальник СПОУГБ Викторов.

    Источник: НЕИЗВЕСТНАЯ КАРЕЛИЯ. Документы спецорганов о жизни республики 1921–1940 гг. – Петрозаводск, Карельский научный центр РАН, 1997. 366 с. Тираж 300 экз.