Главное, Люди, Общество, Проекты

Невоздушные замки Евгения Фролова

Архитектор Евгений Фролов в своем уютном кабинете. Фото Ирины Ларионовой
Архитектор Евгений Фролов в своем уютном кабинете. Фото Ирины Ларионовой

Петрозаводск — это мы

Фамилии писателей люди обычно помнят, а вот имена архитекторов не всегда. Знают ли петрозаводчане, кто автор ярких цветных зданий на набережной Варкауса? Не каждый знает, что красивейший уголок нашего города создан по проекту Евгения Фролова.

 

Архитектор- коллекционер

Встретившись на выставке моей коллекции открыток, заговорили о семье, родословной. Евгений обмолвился, что только закончил оформление альбома о своей семье и своих предках. Сейчас многие занимаются родословной, и мне стало любопытно, как и по какому принципу отбирал он фотографии и документы, как можно оформить подобный альбом. Меня пригласили в гости, и сразу после Нового года я оказалась дома у экс-главного архитектора Петрозаводска.

Супруги Ирина и Евгений очень радушные хозяева, к тому же коллекционеры. Приятно сознавать, что картины многих замечательных карельских художников остаются в Карелии и украшают стены домов и квартир петрозаводчан. В доме Фроловых немало полотен Дмитрия Учуваткина, графика Олега Растатурина, Владимира Зорина, Владимира Паленкова, офорты Олега и Ольги Юнтунен. Вот-вот появится еще одна живописная работа — художника Ильи Растатурина, пока она представлена в музее на республиканской выставке.

Все друзья и знакомые знают о том, что Евгений Фролов коллекционируют фигурки бегемотов (!). Трудно сосчитать, сколько их в доме постсталинской архитектуры на улице Володарского. Огромный кожаный бегемот – подарок от семьи мужа дочери – встречает вас прямо в прихожей.

В квартире я увидела много глиняных фигурок. Евгений  рассказал, что, путешествуя  по России, увлекся коллекционированием народных глиняных игрушек, которые в каждом регионе имеют свои отличительные особенности. Помимо этого, с детства он увлекается олимпийской филателией.

 

История семьи

Мы усаживаемся в кабинете хозяина. И вот передо мной тот самый альбом! Евгений называет этот свой труд историей семьи. Альбом впечатлил всем: внешним видом, внутренним содержанием, эстетикой оформления. Сам альбом — обложка, листы, механизм крепления — выполнен по спецзаказу автора. Тщательным подбором документов он напомнил гроссбух, домовую книгу, которую однажды довелось увидеть в одной немецкой семье.

Так выглядит с любовью оформленный семейный альбом
Так выглядит с любовью оформленный семейный альбом

– Я родом из Свердловска, – рассказывает Евгений. – В нашем роду всегда было исключительное и очень бережное отношение к документам, родственные связи всегда были очень крепкими. После смерти родителей обнаружил много архивных документов, фотографий и решил собрать их воедино.

Мы медленно листаем страницу за страницей – и перед нами встает большая жизнь двух родов: уральской линии Лариных-Фроловых и киевской Хаитов-Гальпериных. В альбоме представлен и род жены Ирины – саранский и ухтинский – Суляевых-Корчагиных.

 

На машине времени

Словно на машине времени попадаем в начало ХХ века. Здесь не только фотографии, но даже подлинные метрики о бракосочетании деда и бабушки в 1906 году, свидетельства родственников о рождении и смерти, грамоты сталинских времен.

Метрики о браке дедушки и бабушки 1906 года - самый старый документ в альбоме
Метрики о браке дедушки и бабушки 1906 года — самый старый документ в альбоме

Документы второй половины ХХ века не менее интересны для рассмотрения. Люди моего поколения помнят, как выглядел, например, профсоюзный или комсомольский билет, а для молодых это уже архивные документы.

Комсомольский билет отца, горного инженера Бориса Фролова
Комсомольский билет отца, горного инженера Бориса Фролова

Удивительно, но здесь собраны и табельные листы с отметками за все годы учебы Жени в школе. Здесь же табель об успеваемости Жени Фролова, ученика 3 класса детской художественной школы Свердловска.

Не знаю ни одного человека, кто сохранил бы подобный документ
Не знаю ни одного человека, кто сохранил бы подобный документ

Его мама Левиана Наумовна сохранила даже такую мелочь, как извещение о ее приеме в институт. Кстати, всю жизнь она была учителем французского языка и мечтала побывать во Франции.

– Когда я впервые оказался в Париже, — рассказал Евгений и сразу покорил меня своим поступком, — то набрал горсточку земли прямо недалеко от собора Парижской богоматери и привез ее на могилу мамы.

Страничка, посвященная маме Левиане Наумовне
Страничка, посвященная маме Левиане Наумовне

Мы возвращаемся к нашему разговору. До Евгения в их роду уже был один архитектор и великолепный художник – дядя Павел Бобров, именно его портретные рисунки прабабушки и прадедушки Евгения хранятся теперь в альбоме. Евгений пошел по стопам дяди.

Страница с рисунками дяди-архитектора
Страница с рисунками дяди-архитектора

Свердловский архитектурный десант

В 1987 году после окончания свердловского архитектурного института Евгений Фролов  вместе с другом Алексеем Скрипицыным приехал по распределению в петрозаводский проектный институт «Карелгражданпроект». Вместе жили полтора года в общежитии… на улице Свердлова. Оба друга много сделали для Петрозаводска. Судьба так распорядилась, что оба побывали и на должности главного архитектора города. Там же, в «Карелгражданпроекте», Евгений познакомился со своей женой Ириной Корчагиной.

Узнаю, что в суровые 90-е годы в Петрозаводск приехали 19 архитекторов из Свердловского архитектурного института, но осели по-настоящему только пятеро: Ирина Лялько, Андрей Гречкин, Эмиль Кулдавлетов, Евгений Фролов и Алексей Скрипицын.

Свердловчане немало построили в Петрозаводске. Что это за здания? Налоговая инспекция, заметный кирпичный дом и три многоэтажных дома на улице Чапаева,  жилой комплекс Каскад Древлянки-9, Древлянка-5 и Древлянка-7, здание Верховного суда на улице Кирова, здания по набережной Варкасуса от Мурманской до Мелентьевой, жилой дом на пересечении Кирова и Ленина с пирамидой, комплекс офисных зданий на Малой Слободской, здание отеля «Онежский замок».

Жилой дом на набережной Варкауса
Жилой дом на набережной Варкауса
Жилой дом на набережной Варкауса
Жилой дом на набережной Варкауса

За административное здание дистанции железной дороги на улице Шотмана и один из домов на набережной Варкауса Евгений Фролов получил серебряные дипломы на всероссийских фестивалях архитектуры «Зодчество» в 2007 и 2011 годах.

Административное здание дистанции железной дороги на улице Шотмана
Административное здание дистанции железной дороги на улице Шотмана
Жилой дом на улице Свердлова
Жилой дом на улице Свердлова
Отель "Онежский замок"
Отель «Онежский замок»

Счастливое окружение

— Мне по жизни везло на окружение, — говорит Евгений, — ведь оно, по сути, определяет круг общения и формирует образ жизни и тебя самого. Мне везло на учителей в школе, на классы, в которых учился, на студенческую группу, с которой мы продолжаем собираться каждые пять лет в Екатеринбурге. Постоянное общение на протяжении многих лет с коллегами — архитекторами Андреем Гречкиным, Эмилем Кулдавлетовым, Александром Савельевым, Еленой Вознесенской, Алексеем Скрипицыным — на многие годы создало очень комфортную атмосферу для творческой работы как в проектном институте «Карелгражданпроект», так и в Союзе архитекторов Карелии. Для меня очень важно ходить с на работу с большим удовольствием. Благодарен судьбе и за встречу с Еленой Ициксон, мы с ней были в одной архитектурной группе и совместно участвовали во многих конкурсах.

1987 год. Работа над первым проектом в "Карелгражданпроекте" - зданием гостиницы в Сегеже
1987 год. Работа над первым проектом в «Карелгражданпроекте» — зданием гостиницы в Сегеже
Архитекторы Алексей Скрипицын и Евгений Фролов на острове Кижи
Архитекторы Алексей Скрипицын и Евгений Фролов на острове Кижи
С коллегами в проектном институте "Карелгражданпроект" на празднике 23 февраля
С коллегами в проектном институте «Карелгражданпроект» на празднике 23 февраля
С друзьями на турнире по бильярду
С друзьями на турнире по бильярду

Евгений тепло вспоминает руководителя группы проектировщиков систем водоснабжения и канализации Дину Хяммяляйнен. С её семьей долгие годы у них были дружеские отношения.

Большое влияние на становление Евгения как архитектора оказал Сергей Ициксон, бывший руководителем архитектурной группы в первой мастерской проектного института «Карелгражданпроект».

Поистине судьбоносной в 2006 году стала встреча Евгения с семьей Андрея и Нины Инюковых, которые выступили в роли заказчиков проекта интерьера их загородного дома. После его реализации семьи дружат уже 11 лет. Есть ещё много хороших людей, с которыми Евгений познакомился в Карелии и общение с которыми приносит много положительных эмоций.

Ошибка главы города

Интересно было услышать из уст одного из ведущих архитекторов города, есть ли у него любимые места в городе и какие.

— Я люблю нашу набережную! И это неслучайно — город находится у озера. Для меня это было самым ценным, когда я приехал сюда 30 лет назад, и сейчас это так. Мы полюбили его навсегда и не жалеем, что остались здесь. Люблю улицу Дзержинского за ее камерность, Андропова, Свердлова… Одним словом, улицы компактного центра, застроенные домами с архитектурой сталинского периода. Ну, и конечно, мне по душе ставшая современной набережная Варкауса, которую проектировали мы с коллегами, хотя она пока не совсем уютная. Там не хватает элементов ландшафтного дизайна, арт-объектов, зелени. А еще мне очень нравится дом, в котором я живу. В детстве на меня произвел впечатление дом моей бабушки в Уфе, где я часто бывал. Она жила на проспекте Карла Маркса в доме с высокими потолками и с облицовкой бежевой плиткой, как многие жилые дома в 50-е годы. С тех пор мне хотелось жить в подобном доме. И вот спустя четыре десятилетия мечта сбылась.

Не могла не затронуть тему, которая многих в Петрозаводске задела за живое. В конце ушедшего года произошло скандальное событие: должность главного архитектора города упразднили. Что думает по этому поводу Евгений?

— Судите сами, — отвечает мой собеседник, — должность существовала с 1784 года. На мой взгляд, ее упразднение — вопиющая опрометчивая ошибка главы города, неверный шаг, такого быть не может в столичном, крупном, активно развивающемся городе! Эта должность необходима, чтобы улучшать качество архитектуры в городе, чтобы грамотно вести объёмно-пространственное планирование территорий, начиная от уровня генплана и заканчивая благоустройством территорий, что благоприятно должно влиять на застройку и соответственно на среду обитания. Только профессионалы в области архитектуры могут это сделать, потому что их этому учили. И если власть поддерживает профессионалов, то успех обеспечен. Не регулировать застройку и качество архитектуры без них нельзя!

 

 

Привет из Луанды

И в заключение любопытная  история. Увидев в интернете информацию о моей коллекции открыток, Фролов написал мне, что готов пополнить ее уникальными открытками из  Анголы. Нет, Евгений не бывал в Луанде, зато в 80-е годы там побывал его отец Борис Павлович (вечная ему память!). Открытки, привезенные горным инженером Фроловым, который жил в Анголе около трех месяцев, сохранились и вот стали достоянием моей коллекции!

Как я их получила, отдельная, почти детективная история. Чтобы они не потерялись  — у нас с почтой всякое случается! — Евгений приклеил марки, погасил их на почте, а потом лично привез их мне домой. А мы были едва знакомы…

 

Фото Ирины Ларионовой и из архива Евгения Фролова

 

  • Нина Предтеченская

    Спасибо за такой глубокий интересный материал! Как хорошо, что в России много талантливых людей, дорожащих своей семьей и честью!