Афиша

Медиа-оперно-карельские эксперименты

 
{hsimage|На репетиции. Фото Виктории Сергеенко ||||} Первая карельская мультимедиа опера-орнамент «Золотая дева» впервые будет исполнена 14 -15 июня студентами и педагогами Петрозаводской консерватории. Проект поддержали Фонд развития культурных инициатив и культурного туризма и Центр культурных инициатив.

Ещё в сентябре 2010 года по консерватории поползли слухи о том, что открытие нового концертного зала будет отмечено необычным музыкально-театральным проектом. В подтверждение этому в нашем вузе был замечен Сергей Терентьев – директор медиа-центра «Vыход», главного креативного центра современного искусства Карелии. Постепенно ситуация прояснялась: стало известно, что воплотить идеи С. Терентеьва поможет группа молодых профессионалов из Санкт-Петербурга (режиссёр-постановщик Василий Заржецкий, балетмейстер Ирина Новик) и Петрозаводска (композитор Виктория Сергеенко, либретто Армаса и Ольги Мишиных).
Не всем студентам консерватории посчастливилось принять участие в постановке экспериментальной оперы, сделать это смогли лишь несколько солистов, Академический хор под управлением Евгения Гурьева и оркестр Nord-West Studium. Избранные музыканты могли рассказать о необычном языке «Золотой девы» (либретто написано на русском и ливвиковском диалекте карельского языка), и эклектичности её музыки.
 
Опера, созданная по мотивам карельской и ингерманландской народной поэзии, не содержит цитат подлинных мелодий, а представляет сочетание фольклорных мотивов, специально созданного при помощи компьютерных технологий музыкального материала и разнообразных авангардных приёмов академической музыки. Можно ли назвать оперой спектакль, наполненный современными видео и музыкальными технологиями, но при этом лишённый широких вокальных мелодий, традиционных декораций и единого языка?  
На мои вопросы ответили студенты Петрозаводской консерватории, участники постановки.

{hsimage|Павел Назаров (Илмаринен, слева) и Иван Борадулин (Вяйнемёйнен) ||||} – Здравствуй, меня зовут Павел Назаров, я учусь на третьем курсе вокального отделения. В опере я играю Илмаринена – карельского полубога, бога кузнечного дела, олицетворение карельского искусства.

— Ты уже участвовал в операх или других спектаклях, открытых для широкой публики?
— Нет. Я играл только в учебных операх.
— Ты владеешь карельским языком?
— Я карел, понимаю карельский язык, но не могу свободно говорить на нём.
— Ты читал «Калевалу»?
— Конечно. Я читал полную версию «Калевалы»на русском языке.
— Как давно ты начал готовиться к опере?
— В апреле, когда первый раз в Петрозаводск приезжал режиссёр. Следующий раз он приехал уже 4 июня.
— Что для тебя было самым сложным при подготовке спектакля?
— Самой сложной оказалась музыка, было трудно разучивать свою партию. Сначала музыка оперы казалась непонятной. Но когда сейчас, в июне, всё сложилось в единое действие, стало очень интересно. Все, что происходит в музыке, происходит и на сцене.
— На сцене ты легко двигаешься и танцуешь, что помогло тебе в этом?
— Я чуть меньше двух лет учился на актёрском отделении консерватории, занимался сценическим движением, танцем. Помогли, конечно, и занятием с хореографом оперы.
— Твой любимый эпизод в опере?
— Танец «золотой девы». Её движения проецируются на три соединенные ширмы, а я взаимодействую с этой видео записью, пытаюсь поймать деву. Запись танца у меня есть на диске, так я и учил эту сцену.

{hsimage|Инна Федорова ||||} — Здравствуй, я – Инна Фёдорова, студентка третьего курса, играю на скрипке. Участвую в опере в составе камерного оркестра Nord-West Studium под управлением  Эдуарда Зондерегера. Наш оркестр играет в полном составе, мы исполняем оперу в рамках обычной работы оркестра.

– Как я заметила, партии оркестра довольно непростые, но вы успешно с ними справляетесь. Какие эпизоды были наиболее сложными?
 – Партии скорее не сложные, а непривычные. В них используются приёмы, которые редко встречаются. Например, сначала сильное удивление вызвал номер «Заклинание матери». В нём необычная ритмическая система: некоторые такты представляют собой алеаторику, используется много рикошета – неритмичного, свободного стучания по струнам тростью, волосом. В других номерах ритмический рисунок выстукивается пальцами по корпусу инструмента, или играется смычком за подставкой – получается скрипучий резкий тембр.
– Сложно было сводить живое звучание оркестра с записанной электронной музыкой?
– Как нам объясняли, готовая электронная партия – это оцифрованные орнаменты, которые, например, вышиваются на карельских полотенцах. Они же присутствуют и в декорациях. Специально созданная компьютерная программа преобразует графический рисунок в музыкальный ритм. С этим возникают некоторые проблемы: известно, что записанную статичную музыку и живую динамичную трудно свести в одно целое так, чтобы все идеально совпадало. Хотя в некоторых номерах запись помогает правильно организовать звучание. Например, размер 7/4 легче поймать по записанному ритму, чем по указаниям дирижёра. Я надеюсь, что на премьере у нас всё получится.
— Как ты считаешь, почему «Золотая дева» называется медиа-оперой?
— Из-за использования медиа-техники, 3D декораций, постоянного проецирования живого действия в видео среду. Сначала даже было интересней смотреть на сцену, а не в ноты. Например, когда в одной части сцены главный герой исполняет танцевальный номер, который записывается на камеру и в режиме реального времени проецируется на задник, где изображены море и скалы.
— Что для тебя является самым интересным в опере?
— Сейчас мне наиболее интересно, как будет обстоять дело со светом. Оркестр сидит в зале, на лестнице, в темноте, подсветки к пюпитрам нет. Предполагается, что каждому музыканту будет выдан налобный фонарик, но если все посмотрят на дирижёра, то он ослепнет и не увидит партитуру. Как мы будем видеть руку дирижёра и не будем ли слепить фонариками друг друга?

 
{hsimage|Екатерина Алексеева ||||} — Добрый день, меня зовут Екатерина Алексеева, я студентка четвертого курса, кафедры хорового дирижирования. В опере участвует камерный состав нашего хора, примерно в два раза меньше основного состава. Были выбраны студенты младших курсов. Партии разучивала с нами хормейстер – Светлана Семёнова.

— Текст был вам сложен?
— Проблемы скорее была не в нотном тексте, а в карельском языке. Мы долго привыкали к необычному произношению, зато сейчас даже запомнили некоторые слова и свободно их используем. В нотах у нас есть и русский перевод текста.
— Как ты думаешь, можно ли назвать «Золотую деву» оперой?
— Мне кажется, что «Золотую деву» можно трактовать с разных позиций, но мы живём уже в 21-м веке, когда возможны разные вариации оперного жанра.
— Что в постановке для тебя наиболее интересно?
— Мне очень понравился режиссер Василий Заржецкий. Он очень харизматичный, позитивный, благодаря ему создалась положительная рабочая атмосфера. Все с энтузиазмом работают, молодые солисты совершенствуют свое вокальное и актёрское мастерство. Я очень жду премьеру и надеюсь зрителям «Золотая дева» понравится.

Премьерные спектакли назначены 14 и 15 июня. У вас есть возможность увидеть первую оперу, исполняемую на карельском языке, и создать о ней собственное мнение.

 
Online-трансляция оперы на сайте http://create.karelia.ru
  • Ольга Никифорова

    Скоро у меня будет такая возможность)

  • vixmix

    Опера целиком соткана из народных мелодий )
    Советуем автору статьи познакомится ближе с музыкой оперы )))