«Задние мысли» Кирилла Олюшкина

О любви

                                 Мы не вольны в нашей любви,
                       но можем управлять своими поступками.

                                           Артур Конан Дойл

Тема, разумеется, неисчерпаемая, поэтому сразу оговорюсь. Я не стану сейчас рассуждать о любви Христовой; не буду говорить и о любви к Родине, к Истине, к детям, искусству  или природе. Думаю, успеем еще. Я о любви между мужчиной и женщиной. Точнее, о том, что мы теперь в это понятие вкладываем. Ну, знаете, когда на вопрос «Про что кино?» отвечают «Про любовь». Вот и я про это.

Кстати, мне кажется, именно кино очень повлияло на то, как мы традиционно понимаем любовь. Ну, конечно, и великая мировая литература за три тысячелетия основательно руку приложила. Еще Марк Твен ехидничал, что точно знает, где нужно остановиться, когда пишешь книгу о взрослых: на свадьбе. Между прочим, это правда. А вы никогда не задумывались – почему? А потому, что, приходится признать, в нашем понимании любовь – это именно «вздохи на скамейке или прогулки при луне». То есть то, что до свадьбы. А после свадьбы любовь кончается. Начинается скучная жизнь.

Вот с этим-то постулатом я и готов сражаться до последнего вздоха. Ибо утверждаю, что с того момента, когда влюбленные наконец-то соединились, и начинается настоящая любовь.Совместное ведение хозяйства, ежемесячная оплата счетов, уборки, пеленки и т.д. – это и есть любовь. Понимаю, звучит приземлено. Обманутые кинематографом и литературой, мы-то уверены, что любовь – это вечный праздник посреди моря цветов. Недаром свадьба – традиционно пышное и дорогостоящее мероприятие. Грубо говоря, уникальный повод встретиться малознакомым родственникам и напиться за счет молодой семьи. Конечно, кое-что приносят в конвертиках. И ложки, тарелки, утюги в подарок – тоже, несомненно, порадуют молодоженов. Но все это, как правило, даже не окупает роскошного подвенечного платья невесты, которое и надевается-то раз в жизни.

Да, я скупердяй и брюзга. Но позвольте объясниться. Я ведь не против того, чтобы жених устроил невесте свадьбу ее мечты, когда Евгений Петросян за тамаду, Катя Лель за свадебного генерала, Жириновский за певца, а «Машина времени» и «Роллинг Стоунз» в полном составе – за пожилых официантов в смокингах. Я просто хочу сказать, что молодожены, согласившиеся лишь на очень скромную свадьбу, или отменившие ее вовсе, — не проявляют тем самым неуважения к дядюшке невесты или вековым традициям. Они, прикинув и рассчитав, просто заботятся о будущем своей новой семьи. То есть – доказывают, что любят друг друга.

И если, десяток лет спустя, муж возвращается вечером со смены на заводе и хмуро требует у жены борща, — это не потому, что он тиран и самодур. Просто он устал. И просит свою единственную проявить к нему немного любви. Точно так же жена, которая просит мужа посидеть с детьми, пока она сходит в парикмахерскую и вволю там, между делом, посудачит с подружками, — не капризная стерва. Она тоже просит о любви. Ведь ты любишь ее, а значит, не откажешь в такой малости.

Я ведь не говорю, что семейные ссоры, взаимное раздражение супругов и отсутствие «романтики» в их отношениях – это нормально. Я просто хочу сказать, что мы ослепли и не замечаем романтики повседневной семейной жизни. Работать в поте лица, а после принести в дом честно заработанные деньги, чтобы сыта была твоя семья, — это романтично. С достоинством произнести «Извините, я женат (замужем)», когда тебя домогаются, — романтично. Сидеть во главе стола, за которым по старшинству устроились твои дети, внуки и правнуки, — просто невыразимо романтично. «Ничего, мать, ничего. Не плачь. Посмотри, каких мы с тобой сыновей вырастили! Чего ж нам еще?..» Однажды я случайно подслушал, как мой отец по какому-то поводу неуклюже утешал такими словами мою мать. И помилуй Бог, я в жизни не слышал слов более возвышенных.

Вот это и есть любовь. А многочисленные психотерапевты в телевизоре долдонят: «Разберитесь в своих отношениях. Если нужно – примите горькое, но верное решение. Если любви больше нет, то лучше расстаться». И т.д. А у вас, простите, в каком месте мозги были, когда вы в брак вступали? Кто-то на аркане тянул? Нельзя было «нет» сказать, когда перед священником или работником ЗАГСа стояли? Классический пример – Катерина из «Грозы» Островского. Убежден, что не поумнеем, пока, в угоду школьной программе, будем считать ее положительным персонажем. Логика у этой, прекрасной во всех отношениях, дамы просто непробиваемая: «Все вокруг скоты, а жизнь проходит. Следовательно, пойду-ка я да изменю мужу». Вот молодец, медаль тебе за это! Истинно, «луч света в темном царстве».

Умри – лучше не скажешь. А что вы смеетесь? Разве глубже программные установки современных феминисток? Если уж на то пошло, мне кажется, что нравственно гораздо предпочтительнее «безнравственный» «Милый друг» Мопассана. Там главный герой все двести страниц тоже ведет себя, как последняя б…дь, но автор его хотя бы не возвеличивает. А для воспитанных на «Грозе» и увещеваниях современных мозгоправов ниже следующее вполне естественно. Дожил я до сорока лет и вдруг полюбил. Заметьте, без кавычек. Действительно полюбил. Она чудесная, милая, сексуальная, единственная. И я к ней ухожу, бросив жену и двоих детей. Какие вам нужны оправдания?! Ну, полюбил я! А то, что прежняя жена со мной пятнадцать лет бок о бок спала, безобразия мои терпела, детей от меня рожала, — так что поделаешь…

Или. Дожила я… Ну, до скольких дожила – все мои. И вдруг полюбила. Он чудесный, заботливый, сексуальный, единственный. Не то, что это убожество, которое каждую ночь под боком храпит. Поэтому, ухожу я к любимому. Детей, естественно, с собой забираю, любой суд на стороне матери будет. А чтобы перед отпрысками и всем миром оправдаться, начну рассказывать детям, какая, оказывается, скотина их родной отец. Ну, полюбила я! А мой психоаналитик говорит, что главное – душевное равновесие.

Что тут скажешь?.. К совести взывать? Ну, это только, если она есть. Я ведь не говорю, что нельзя разводиться. Действительно, причины для такого шага порой очевидны. Даже Церковь разводы, скрепя сердце, разрешает.Я просто хочу сказать, что, кроме пресловутой «любви», простите, есть понятия более высокие: Благодарность, Терпение, Ответственность, Понимание, Смирение. А главное – Честь. Вот сочетание всего этого, думается мне, и называется настоящей Любовью.

А вообще скажу, хоть и в упрек самому себе: мы так много рассуждаем о любви, что не успеваем просто поговорить с любимыми. Так что пойду-ка я…

  

  • Ксения

    Позицию автора не поняла.