Илона Румянцева

Накось-эпось-выкусь!

{hsimage|Фото Андрея Раева ||||} Нужно обладать определенной смелостью, чтобы поставить в Карелии спектакль по эпосу «Калевала». Еще большей смелостью нужно обладать, чтобы попросить об этом написать меня. (Наталья Саханова, йуххууу! — спасибо за доверие!)

Не все знают, что я с детства была окружена «Калевалой». Вокруг меня плясали — развешивая пеленки, пели — запихивая ложками кашу, играли на народных инструментах — управляясь с ножом, картошкой и кастрюлей. Я жила в эпосе. Это было нормально, происходило простое Творение мира. Короче, жизнь бурлила.

В школе я узнала, что «Калевала» — это не моя жизнь. Это интересная книжка с картинками. Позже я обнаружила, что в ней не только сказочные истории. В ней  неразгаданная поэтика, мудрость веков, трагедия отдельных судеб… Помню, в старших классах к юбилею эпоса нас заставляли учить наизусть руны. По 90 строк! Попробуйте-ка хотя бы прочитать… Мы вдохновенно путали хореи, присочиняя строфы на ходу, уподобляясь древним рунопевцам, благо, сам жанр с его бесчисленными повторами позволял молодым умам быстро подстроиться под нехитрый размер, а учитель был не состоянии уследить даже по книжке за нашим словотворчеством. Ну а позже появилось словечко «брэнд», припечатавшее эпос навечно к нашей земле. Вникнуть же в суть произведения было… как бы недосуг.

Одно мы знали точно. «Калевала» — это всегда было наше всё. НАШЕ. Пускай мы сами плохо ориентируемся; пусть не знаем, кто там кого убил и за что; при чем там лебедь, щука и яйцо; кто там кому сват-брат — но это МОЕ, и за ценой не постоим, и святое не трожь, и руки прочь, чужак! И вот пришел чужак. Пришел и честно сказал: я, дескать, слышал это название у себя в Питере… Местные мастодонты ахнули. Да и я приоткрыла рот. С детства такие слова, как Похъела, Лоухи, Сампо ничего не значили для него. Иллюстрации Мечева и Галлен-Каллела ни о чем не напоминали. Музыка Синисало ни с чем не ассоциировалась.  Да как он жил все эти годы?!

Олег Николаенко издали похож на Кирилла Серебренникова очками, лысым лбом и апломбом. Он прочитал эпос, раз уж ему доверили постановку. Прочитал по-своему. Получилось представление в Национальном театре «Песни любви», которое состоялось 28 февраля, в День Калевалы. Я ведь для чего писала все предыдущее? Сложно все предыдущее отринуть, чтобы непредвзято взглянуть на его произведение. Но постараюсь быть хотя бы честной, если объективной не получится.

Такого мы еще не видели. И не слышали. И прав он в своей смелости. Рэпом изломал привычную ритмику? Быстрее дойдет. Кантеле заменил на гавайскую гитару в руках карельского рокера Санту Карху? Звонче сыграет. Полотнищ понавешал, видео на них спроецировал? Масштабом потряс. Выкроил из рун всего три истории, забыл про главного бородача? Да кому он интересен, старик?! Режиссер увидел мистику в эпосе — передал. А как еще привлечь молодое поколение?!! Мистику молодые любят. Потянутся.

{hsimage|Фото Владимира Ларионова ||||}

Ну да, да — я кое с чем не согласна… И три истории, рассказанные в крошечном представлении (чуть более часа), о гибели Лемминкяйнена, женитьбе Илмаринена, грехе Куллерво не столь глубоко прочитаны, как мы привыкли.  Местами хотелось воскликнуть — эх, не про то надо было! И балет на заднем плане танцует порой абы что, лишь бы двигались (не знаю, кто ставил, но Симоновский почерк узнаваем). Неужели нельзя было их одеть во что-то более колоритное? В этих голубых беззубых туниках они напоминали спортсменок на советских стадионах в дни торжеств, бесконечно символизировавших то прогресс, то победу социализма, то полет Гагарина в космос, оттеняя собой чтецов-декламаторов.

Кстати, о чтецах. Действия на сцене для эпического масштаба, мягко скажем, было маловато. Артисты в своем, современном обличье, едва различимые во мраке, стоят и читают руны. По бумажке! (Но мы-то с вами помним, как сложно их учить наизусть, так что претензия с бумажкой снимается. Просто мне было жаль, что хозяева театра выглядят, как бедные родственники). Впрочем, это я привыкла к тому, что если «Калевала» — то все вокруг ходит ходуном, и глаза разбегаются. А раньше-то как было — бороду на грудь, кантеле на колени — вот и все шоу. И ведь слушали! Леннрот — тот даже записывал.

Зато приглашенные коллективы раскрылись во всем блеске. Группа Александра Леонова Yarga Sound System создала потрясающий саундтрек. Я мало что смыслю в музыке, возможно, поэтому мне показалось, что их творение подошло бы к любому эпосу, в нем нет истинно национального колорита. Хошь — былину пой, не хошь — «Манас» исполняй, да и «Рамаяна», думаю, не отказалась бы. Но, видимо, в подобной версии «Калевалы» это было уместно. В любом случае это хорошо звучало и создавало-таки эпическую атмосферу. А голос Санту? А вокалистки из ансамбля «Истоки»?! Они классные! Теперь  я их фанат! Видимо, Олегу Николаенко хотелось что-то вроде милых бабушек в красных сарафанах и лаптях, взошедших на большой экран из удмуртской деревни, название которой я позабыла…

В общем, я рада, что у нас появилась новая постановка. Находок много. Извините, если о чем-то не сказала. Хотелось бы, чтобы представление увидели многие. Чтобы если не в репертуар, то хотя бы по праздникам его показывали. Ведь такой синкретизм (не путать с кретинизмом) театра, балета, цирка, фото, графики, живописи, видео и музыки — у нас до сих пор на сцене не опробован.

На выходе, прямо у дверей театра, стояла губернаторская машина с мигалкой. Что ж,  и благородные мужи «Калевалы» тоже украшали гривы своих коней, когда ходили в походы на чужую территорию…