Илона Румянцева

А чё — нельзя?!

vk.com
«Любовь Дона Перлимплина». Театр

«Любовь Дона Перлимплина». Театр «Круг», Санкт-Петербург
«Любовь Дона Перлимплина». Театр «Круг», Санкт-Петербург
Впечатления расстроенного зрителя, который семь лет ждал театральный фестиваль… и дождался.

Нам с подружками повезло. У меня голос. У Аньки — дикция. У Юльки волосы до попы. Наталья, та вообще фигуристая. Думаю, мы вполне могли бы играть в театре. А чё, нельзя?

Почему другим можно, а нам нельзя? Какая-то странная природная скромность заставляет нас тихо сидеть в зале и не высовываться. И понимать, что мы сильны не этим. Что не обучены. Что у нас другое призвание. Да еще и таланта нет. Именно поэтому мы не идем в артистки, а занимаемся преподаванием, журналистикой, переводами, менеджментом, прочими полезными обществу вещами. Нас этому учили, и мы в этом сильны более или менее.

Почему же тогда другим можно? У них «грязное» произношение, непоставленные голоса, суетливые руки…  А главное — нет даже намека на талант. Но мы сидим в зале и смотрим, как они выступают на сцене. Что происходит?

Шестой Международный фестиваль камерных спектаклей «Ламбушка» стал для меня великим потрясением. Наверное, это именно мне так не повезло. Конечно, я не смогла сходить на все спектакли. Говорят, что некоторые из них были просто фантастически хороши и очень порадовали зрителей и жюри. Допускаю, что большинство из представленных 12-ти постановок отвечают высоким требованиям театрального искусства. Но я сходила на худшие. И теперь хочу, чтобы мне пояснили: как подобные спектакли оказались на фестивале, который ведет свою славную историю с 1993 года, который известен столичным театроведам, на котором иные показы становились заметными событиями не только в Карелии?!

Каждый раз, пока мерк свет в зале, пока звучала увертюра, пока первый артист входил в декорации и ловил влажными глазами мой благодарный взгляд, я надеялась, что попала в театр. Как только они открывали рот, надежда таяла. Я устала от этого. Я не могу расслабиться. Я нервничаю, потому что боюсь, что сейчас опять станет стыдно смотреть. И мои худшие ожидания оправдываются. Отчего так?

Во время спектакля я хочу полюбить артиста всем сердцем. Хочу видеть, как ему непросто дается все это. Как он много вкладывался, чтобы было легко там, где безумно сложно. А также я хочу забыть про него напрочь и сопереживать его герою, чего собственно и добивается артист, прилагая все свои талант, знания и опыт. А вместо этого я жду, чтобы все скорее кончилось и таким образом мои мучения прекратились. И в конце концов, я не хочу больше видеть, как любая институтка из театрального кружка смотрит на профессиональную сцену и думает, что может не хуже, а даже лучше! Я хочу, чтобы она плакала от счастья, что ей удалось попасть на это зрелище, и знала — что НИКОГДА она так не сумеет, потому что это — РАБОТА!!! Большая, профессиональная, тонкая работа! Чтобы постичь хотя бы азы которой, надо долго учиться.

Мне же вместо этого навязывают самодеятельность. Я, кстати, не против самодеятельности. Это особый, полезный и интересный в своем роде акт творчества, который, безусловно, нужно поддерживать и развивать. Но не за счет профессионального фестиваля. Несколько раз мне хотелось после спектакля подойти к только что выступавшим и спросить: вы, простите, где работаете? Кем? Возможно, это прекрасные слесари или клерки или аниматоры. Но тогда прошу организаторов — укажите на афише ЧЕСТНО, что это — театр самодеятельный. А я решу, ходить мне в него или нет. Возможно, я пойду. И даже выйду с совсем другим настроением! Потому что не буду ожидать настоящего. Но мне — что же — предлагается эрзац в надежде, что я не замечу подмены?!

Прошу прощения за меркантильный момент. Почему чужие амбиции комедиантов из самодеятельности должен оплачивать наш карельский бюджет? Ради примера: у нас есть частный театр «Ад Либерум», он сам себя кормит, ни у кого не просит, и что бы он ни поставил и чем бы ни заработал — у меня к нему претензий нет. Хотят люди — и занимаются творчеством, моих налогов не требуют. И если это нравится зрителю, то все остальное не мое дело. Но вот деньги на фестиваль — дело мое.

В этом году Министерство культуры РК (честь им и хвала) выделило сумму на проведение «Ламбушки» — 600 тысяч рублей. Думаю, министерство полагало, что эти деньги будут вложены с максимальной отдачей. Потому что денег в культуре не только мало, их нет совсем, если кто не в курсе. И вот уж тут чиновник ну никак не виноват в качестве предлагаемого публике товара. Чиновник сделал невозможное — нашел деньги на то, чтобы мы были счастливы целых шесть дней. Организаторы же фестиваля умудрились привезти к нам театры, на которые мне потраченных сумм просто жалко.

На пресс-конференции журналистам пояснили, что спектакли проходили отбор. Каков отсев — не сообщили. Расплывчатая формулировка «заявок было гораздо больше», как мне кажется, отдает неким лукавством. Судя по увиденному, брали первое попавшееся. И это нам еще повезло! Говорят, сербы и Мытищи были чудо как хороши, а ведь их могло не быть при таком отборе, подай они случайно заявку позже.

Также на пресс-конференции говорили, что пытались выиграть грант, получить целевые деньги на проведение фестиваля из российского бюджета. Но не получилось. И это опять промашка организаторов. Считаю, что это был бы оптимальный вариант. Не Карелия, а Россия должна спонсировать ЛЮБОЙ театральный фестиваль, потому что это всё — наши общие театры, всей страны, а если приглашаются гости из-за рубежа — то это наши общие гости, ведь их работу посмотрят ВСЕ приехавшие российские труппы. Собираться вместе, смотреть на работу друг друга, обсуждать, слышать мнение столичных критиков — это просто необходимо региональным театрам, чтобы не вариться в своем желеобразном соку, выходить на новые формы, искать и добиваться побед. И фестивали — единственная такая возможность. Так если это общее дело — при чем тут бедный карельский бюджет?

А вообще, знаете, что я вынесла из фестиваля? Что наши местные профессиональные театры — еще даже очень ничего. Очень ничего! Наверное, чтобы я это осознала, минкульту стоило раскошелиться на шестьсот тысяч.

  • Юлия Свинцова

    [quote name=»Илона»]Министр не может отсмотреть каждый спектакль перед тем, как его сюда пригласить, эдак у нее ни на что времени вообще не хватит.[/quote]
    Логично!

    [quote name=»Илона»] Каждый должен заниматься своим делом. Чиновники свое выполнили — денег нашли.[/quote]
    За что им спасибо. А то опять было бы безмолвие(((((

    Проводились бы фестивали чаще, рос бы и уровень спектаклей, ведь это хорошая школа и опыт.

  • Илона

    Не могу с вами согласиться, налогоплательщик. Минкульт в данном случае не при чем, зря вы. Каждый должен заниматься своим делом. Чиновники свое выполнили — денег нашли. Другие специалисты должны были позаботиться о том, чтобы фестиваль прошел на высоком уровне. Министр не может отсмотреть каждый спектакль перед тем, как его сюда пригласить, эдак у нее ни на что времени вообще не хватит.

  • налогоплательщик

    На ум приходит только одно, для того и отобрали такое безобразие, чтобы выставить петрозаводские театры в лучшем свете. А почему, кстати, в фестивале не участвует спектакль Липовецкого с В.Федоровой? Не прошел отбор? Или на его фоне меркнут другие звезды карельского театра? Министерство культуты во главе с Богдановой давно развело междусобойчик в культуре и льет воду на мельницу только одного театра.

  • НП

    Психиатрический детектив Юрия Максимова на открытии «Ламбушки» зацепил. Ни разу не посмотрела на часы!

  • Т. Шестова

    Бывали на «Ламбушке» первоклассные спектакли, первое, что вспоминается, «Сэконд-хэнд» питерской труппы Комик-траст. Да и наши театры всегда действительно хороши, настоящие профи. Но можно понять сложности организаторов. Перерыв семь лет, денег дали в обрез, спектакли отбирали по видео. Даже на «Золотой маске», где эксперты лично делают отбор, бывают слабые работы.