Ирина Савкина

О, этот юг! О, эта Ницца!

Вальдиери

«И тут мы поняли, что и в Италии бывает на старуху проруха…». Наш блогер, преподаватель университета Тампере продолжает свой цикл «Охота к перемене мест» впечатлениями от путешествия по Италии и Франции.

 

Сразу надо сказать, что название заимствовано у Тютчева для красного словца. В Ницце мы были всего пару дней и никакого особого впечатления, нуждающегося в громогласных «!», она на нас не произвела.  Да строго говоря, путешествовали мы в основном по северу Италии с краткими заездами на юг Франции, на Лазурный берег.

 

Путешествовали мы с мужем по оптимальной для нас схеме: прилетаем в небольшой аэропорт дешевым авиарейсом дисконтной кампании, арендуем машину и едем по примерно намеченному маршруту, останавливаясь поглазеть там, где покажется интересно. (Мы путешествуем в основном глазами, а информацию, если что-то заинтересует, смотрим в прихваченных с собой путеводителях или задним числом в Интернете.).  

 

Дней шесть в дороге и дней шесть отдыхаем стационарно:  где-нибудь на море или при горном озере. Гостиницу обычно заказываем на день приезда и день отъезда на этот оседлый период, а во время кочевья останавливаемся на ночь где получится. Проблем с ночлегом не бывает, если у тебя нет строгих требований к цене или определенному уровню комфорта. Такой режим путешествия выработался в результате опытов на себе: в первую свою поездку на арендованном автомобиле мы 13 дней как заведенные ездили по Италии, проехав от Пизы до Бари и обратно. В результате объелись впечатлениями до несварения: в Пизу заехали только на обратном пути, и от знаменитой башни просто воротило, так и думалось злорадно: «Ну пусть уже бы упала, что ли!»

 

С возрастом все больше предпочитаем не шумные большие города, а маленькие и не засиженные туристами. В этот раз ехали в основном по итальянским и французским альпийским городкам и деревенькам, радуясь красоте, тишине и безлюдью (иногдашному). 

 

Прилетели по дешевке в Бергамо и оттуда сразу двинулись на Пьяченцу –для собора в которой рисовалась когда-то Сикстинская мадонна, как утверждает Википедия, если не врет, – где было плюс 38, полное отсутствие ресторанов в центре при обилии магазинов и суровый Домский собор. Потом в минуту набежали облака, и пошел дождь, который высыхал, не долетая до земли.  Облака убежали, как не бывало. Мы были умучены жарой, недосыпом предполетным и взбесившимся навигатором, который всю дорогу от аэропорта до Пьяченцы с периодичностью в 12 секунд издавал звук «бом-бом», будто чеховская совесть-человек с молоточком из «Крыжовника»,  кажется. Может, это она и была, успела эмигрировать после Чехова.

 

На следующий день отправились уже в провинцию Пьемонт, где не торопясь, нога за ногу, обошли очень малолюдные и тихие городки: Асти, Альба и Бра.Асти славится трюфелями, которые нам как щепотку соли покрошили в пасту. Что в Асти было хорошо, так это зонтики белые и красные, развешанные высоко над центральными улицами. А тут и дождь пошел, чтоб антураж не скучал. И еще там был заколоченный и огромный Домский собор, перед которым тоже огромная площадь брусчаточная. И ни души!

 

В Асти над улицами развешаны зонтики

 

На пути от Асти до Альбы была дорога искушений, вернее кусок дороги, как мухами  облепленный чернокожими проститутками, которые расселись и расставились в очень живописных позах. А сосредоточенный на исполнении долга муж-шофер почти все эти черные соблазны проглядел, потом только назад головой вертел, слушая мои эротические потрясения.

 

В Альбе были те же трюфеля да церкви, превращенные в досуговые центры с галереями самодеятельных художников при входе в алтарь и завлекательной бодрой музычкой, но все равно публика кучковалась у магазинов. Ночевали мы в городке Бра с липовой аллеей, собором, где был превосходный концерт оркестра молодых талантов и дядя-полиглот в гостинице на рецепшене, который, увидев финские паспорта, сказал нам «Терве», а потом высказал предположение, что мы и не финны вовсе, а, наверное, русские, судя по именам. Видно, что дядя профукал свое призвание, а, может, и не профукал, а просто отдыхал уже на шпионской пенсии с чувством исполненного долга.

 

Прямо у окон гостиницы утром зашумел базар, где мы запаслись сыром, вином и помидорами (не мясистыми и не пахучими – везде уже сплошной евростандарт без вкуса и запаха) и двинулись дальше, в деревню по имени Вальдиери, которой нет в путеводителях, но я почему-то решила, что там будет хорошо. И было. Абсолютно безлюдная, каменная деревушка с огромной крепостью б/у, но с хорошим состоянием окрестностей. А также в окрестностях были водопады, которые скакали прямо по горным лесам (по деревьям) и альпийские маковые луга.

 

Лазание по горам, а потом распитие вина на огромном лугу внутри крепости при полном отсутствии не только туристов, но и местного населения, было просто сказкой. Комнату сняли в пансионе у тети, которая все время сидела и рисовала.  Ее картинами все стены украшены. Некоторые были очень неплохи. Мы в большом доме были единственными постояльцами, и утром нам жалкий всегдашний итальянский завтрак (круассан с мармеладом) был подан в каких-то затейливых антикварных чашечках. В местном магазине продавщица в основном пасла свою внучку лет четырех, которая хотела со мной поговорить. Бабушка сказала: «Синьора не говорит по-итальянски».  Видели бы вы изумление в глазах ребенка: «Синьора не говорит по-итальянски???? !!!!» И после минутного шока торжественно и гордо: «А я говорю по-итальянски!!!!»

 

Ну а потом по горным серпантинным дорогам мы поехали бродить по таким же маленьким горным городишкам и деревенькам, но французским. В Соспеле кроме моста XII века, платановой набережной над речкой-дермотечкой видели провинциальную свадьбу, на которой была куча ангелоподобных мальчиков и девочек в ослепительно белом. А когда жених с невестой выходили из мэрии, бравые ребята держали над их головами какие-то военно-пожарные каски.

 

Свадьба в Соспеле

 

Деревня Саорж просто прилеплена к горе: одни люди живут почти буквально в гнездах на скалах, а другие на улицах, которые прорублены внутри этих скал, то есть чисто конкретно в подземелье. Там еще есть монастырь, откуда францисканцев через несколько месяцев житья выгнали военные, а теперь государство все привело в чистенький вид и пускает туда пожить на грантовые деньги людей творческих профессий. И действительно кто-то музицировал, видно,  был творческой профессии.

 

Собор в Тенде

 

Еще был совершенно средневековый и непочищенный Тенде, где посреди живописного (наверное, не для местных) запустения возвышался пряничный свежевыкрашенный собор и где встретился дедушка с вязанкой хвороста (ей богу!), и какой-то неказистый деревнегород Брейль с вокзалом, который кажется вмещает народу больше, чем во всей деревне живет. Там мы ночевали просто в доме в горах, где пару комнат сдают. Французские люди что-то кашеварили, жестами и нас подзывали, но мы предпочли не общаться жестами и возгласами дружелюбия, а сели со своим сыром и вином на склоне под сенью олив любоваться закатом. И было нам хорошо.

 

Потом мы поехали в культуру и цивилизацию – на Лазурное побережье. Ментон, похожий на розовый торт на горе по-над морем, очень был симпатичен. Когда вернулись к припаркованной машине, увидели, что припарковались ровно на франко-итальянской границе, просто одна пара колес в Италии, другая – во Франции.

 

В Ницце жили в самом-самом центре у площади Мессины, что оказалось, к моему удивлению,  мужским именем военного, который, по мнению французов,  громил Суворова, лезшего через Альпы, – в однозведочном отеле РЕКС, в глубине двора, в глубине подъезда упрятанном и очень стильном. Такая живописная и стильная неприхотливость! Есть минимум всего необходимого и даже кое-какие лишние завиточки. Но главное – в самом центре, в пяти минутах от моря и в полной тишине,  потому что упрятан в подмышке двора.

 

Но вообще же,  Ницца разочаровала. Никакого тебе тревожного блеска: курорт и курорт. Море красиво, но пляж ужасен, то есть он чист и красив, но там такие камни, что ни лечь, ни войти в прибой без спецтапок. Официанты хамоваты, а в одном ресторане и вовсе нас фигней накормили. Как-то умудрились даже мидии сделать почти несъедобными.

 

Но зато хороший музей Шагала посетили и съездили в Монте-Карло, где я бы и задаром жить не стала  – ну Манхеттен на берегу моря. В каменных джунглях бродят японские туристы, с примесью русских, и все фотографируют яхту Абрамовича или условного «абрамовича». Японцев везде много, как и русских. По музею Шагала ходили мы в таком блаженном одиночестве  и вдруг, как будто рак на горе свистнул, и все залы моментально  заполнились полчищами японцев и их экскурсоводов, которые сразу что-то быстро-быстро залопотали, а японцы часто-часто закивали головами. 

 

Но в общем Лазурный берег как-то не впечатлил (видать, не однозвездочные гостиницы надо было заказывать!) и мы скорей бежали снова в Италию, где еще шесть дней жили в пансионе опять в горах и опять ну в очень симпатичном, нетуристском, но безумно живописном месте – в деревушке Циккурелло, а на море ездили каждый день 20 километров. Море хорошее, но вообще было прохладно, все дни кроме первого и последнего, и вода в море была градусов 20, не больше. Вечера в «нашей» деревушке с поеданием пиццы , запиваемой местным винцом в местной таверне и разглядыванием стариков на площади и на одной из трех улиц деревни, заставленной сундуками, кадками с цветами и зеркалами, доставляли гораздо большее удовольствие. Через дорогу возле пансиона ползали ежи и скакали косули.

 

А на обратном пути к аэропорту в Бергамо был винный городок Бароло, где кроме музея вина, куда муж мой не пошел и мне не рекомендовал (вот еще, на вино в музей ходить смотреть!),  все дома были украшены какими-то огромными пластмассовыми лягушками, улитками и енотами. Так и не поняла, что это было.

 

В долгой езде до Бергамо, проголодавшись, искали придорожный ресторанчик и в конце концов, очень проголодавшись, зашли в какой-то притрассовый. И тут мы поняли, что и в Италии бывает на старуху проруха. Эта была просто один в один столовая в доме офицеров моего советского детства! Подошел официант (сейчас говорю абсолютно без гипербол!): старый, толстый, хромой и с перекошенным на правую половину лица ртом и быстренько устно рассказал нам меню (в письменном виде не было). Думаю, если бы он говорил по-русски, мы бы поняли немногим больше. Ухватившись за знакомые «паста» и «лазанья», мы их и заказали. Ну нам и принесли, судя по всему, купленное в ближайшем супермаркете и разогретое в микроволновке. Но надо сказать, что и стоило это ненамного больше, чем в супермаркете. Но долго потом борьба добра и зла в желудке заставляла вспоминать столовского Квазимодо.

 

В Бергамо на обратном пути жили в пансионе, который представлял собой обычную комнату со стеллажами, заставленными прекрасными альбомами по искусству. Том про Леонардо да Винчи был неподъемен и производил впечатление антикварной ценности. Кроме того в комнате был компьютер, кофемашина и полный холодильник. Хозяйка, проинструктировав как что работает, оставила нам ключ и свалила. Мы уезжали в четыре утра. «Дверь захлопните, а ключ оставьте внутри«,– сказала она беспечно. Вот такие прелести итальянской жизни. И отчасти французской, которая заметно дороже итальянской.

 

 Фото автора

 

  • Наталья Козловская

    Ирина, недавно я читала книгу Аркадия Ипполитова «Особенно Ломбардия». Некоторые города, описываемые им, есть и в вашем рассказе…как будто заново окунулась в книгу…спасибо за душевный рассказ…рекомендую прочесть Ипполитова…

  • ИЛ

    Как всегда, блистательно!! Зачиталась до такой степени, что яйца, которые варила в дорогу, почти поджарились и начали стрелять…