Родословная с Юлией Свинцовой

Сны Веры Павловны

Юлия Вородова, 16 лет.
Старинный Саратов.
Таинственные  клады, тень классика Чернышевского, старинная усадебка и любовь к Отечеству… Чем не ещё один сон Веры Павловны? Только всё это происходило наяву.
 
В книге «Сборник биографий кавалергардов» я чудом  обнаружила  историю жизни своего прапрадеда. Вот её начало: «Зиновий Иванович Никифоров, из дворян Пензенской губернии, сын уездного предводителя дворянства Ивана Мартыновича и Капитолины Яковлевны, рождённой Мауриной, родился 30 октября 1818 года».  Так открылись мне  имёна моих  прапрапрадедушки и бабушки. И  прапрапрапрадедов! Мартын Никифоров и Яков Маурин. А хочется узнать больше…
Интернет предложил на выбор латышей Мауриных, пострадавших в годы репрессий,  вологодских крестьян Мауриных и ярославских купцов, всех Семёновичей.
Но сердце откликнулось на это описание картинок саратовской жизни, сделанное известным краеведом А. Н. Минхом в 1853 году:
«Зала и гостиная собрания очень поместительные, стены отделаны под мрамор, зала украшена колоннами и имеет небольшие хоры. Кроме этих комнат есть ещё несколько, которые во время балов преобразовываются в уборную и диванную. В собрании — буфет и биллиард.
 
Балы и маскарады даются здесь в зале дворянского собрания.  Здесь встретишь свежие премиленькие уборы и наряды, хорошенькие личики молоденьких дам и девиц, губернскую аристократку, танцующую по выбору или только со знакомыми; неразборчивую барышню из деревни, приехавшую сюда повеселиться и потому танцующую до упаду со всеми; много губернских франтов, много приезжих столичных и военных — очень порядочных офицеров.
 
На этих балах часто встретишь мущину небольшого роста, …со строгим и умным выражением лица, во фраке со звездой — саратовского губернатора М. Л. Кожевникова; седого лысого старика высокого роста…в генеральском мундире, увешанном орденами, — окружного генерала П. Х. Граббе…
                      
Кроме генералов, в дворянском собрании очень многие из здешних хлебосольных и радушных жителей дают у себя вечера, балы и обеды — как: Карповы, Горбуновы, Аничковы, Граббе, Кобылины, Ивановы, Маурины и другие».
                      
Вот тут сердце и ёкнуло! Ведь в биографии  сказано, что Зиновий имел  земли и в Саратовской губернии. Да и находится она по соседству с Пензенской, их земли то объединяли, то  снова разъединяли. Вполне могли они быть приданым матери, Капитолины Яковлевны.
                      
А ещё в Саратове жил сын священника, Гордий Семёнович Саблуков. Он преподавал в Саратовской духовной семинарии еврейский язык и гражданскую историю, изучал арабский и татарский языки. Саблуков «выдавался среди своих сослуживцев обширностью познаний и трудолюбием, вследствие чего начальство возлагало на него множество разнообразных поручений. Саратовский архиерей  привлек его к разбору восточных древностей, находимых близ старейших городищ в нижнем Поволжье от времени Золотой Орды — Укека (Увека) и в Цареве. Вскоре Саблуков приобрел такие познания в нумизматике, что к нему стали обращаться любители древних монет; из них особенно выдаются: владелец Усть-Укека К. Я. Маурин и обер-прокурор II департамента сената М. К. Цеймерн».
                      
Джучидские монеты
 Джучидские монеты.
 
 
В других источниках сказано, что нумизматическая коллекция владельца Увека, К.Я. Маурина,  насчитывала до двух тысяч джучидских монет 1291 — 1375 годов. В работах П.С. Савельева, П.А. Пономарева и других авторов  с 1858-го по 1881 год представлен различный материал, в том числе и о монетах из коллекции Маурина, об Укекском монетном дворе, об идолах и чеканной машинке, переданной Мауриным в Московский университет, о медных чашечках, лежавших стопочкой штук по двенадцать, керамике, строениях и погребениях.
                      
Вот и ещё один саратовский Маурин, очевидно, по отчеству Яковлевич! И не только собирал древности и изучал их, интересуясь не одними балами, биллиардами и ценами на овёс, но и сохранял их для потомства, делал доступными, передавая в научные учреждения.

                      

Но, как оказалось, ещё одно важное напоминание оставил он своим потомкам.
                      
В октябре 1814 года в Саратовской губернии были составлены 2 списка дворян  — «всех тех отцов или старшин дворянских семейств, на коих возложить следует медали по силе ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕГО манифеста 30 августа 1814 года».  В списке по Саратовскому  уезду  значатся среди других: титулярный советник Константин Яковлевич Маурин и коллежский секретарь Павел Яковлевич Маурин (ещё один Яковлевич!)
                      
В чём же состояла «сила» манифеста?
                      
 
 
Он гласил: «Благородное дворянство наше –…издревле благочестивое, издревле храброе…многократными опытами доказавшее…преданность и любовь к… Отечеству, наипаче же ныне изъявившее беспримерную ревность щедрым пожертвованием не токмо имуществ, но, и самой крови и жизни своей, да украсится бронзовою на Владимирской ленте медалию с тем самым изображением, каковое находится уже на (серебряной боевой) медали, учрежденной на 1812 год. Сию бронзовую…медаль да возложат на себя отцы или старейшины семейств, в которых, по смерти носивших оную, остается она в сохранении у потомков их, яко знак оказанных в сем году предками их незабвенных заслуг Отечеству…».
                      
Всегда вызывают чувство гордости и уважения люди, увлекающиеся общественно-полезным, нужным делом, а в трудную минуту для Отечества не жалевшие  «жизни своей». Если же ты несёшь в себе капельку их крови – ощущаешь это вдвойне.
                      
И чувствуешь обязанность – помнить и имени не уронить…
                      
Кстати, в Интернете выложен  реферат об Отечественной войне 1812 года, о наградах этого времени. Автор – школьник Кирилл Маурин. Случайность или…?

                     

Только и это не всё, что известно сегодня Интернету о саратовских Мауриных. Есть ещё один интересный поворот в этой истории.
                      
В 1804 году молодой саратовский протоиерей Сергиевской  церкви Егор Голубев приобретает часть усадьбы с домом и садом у купцов Трумпицких,  другую часть  её выкупила саратовская помещица — дочь Якова Маурина — Елизавета Маурина. Ещё одна Маурина, к тому же снова Яковлевна! Но  этот факт имеет неожиданное продолжение. В 1822 году, через 18 лет, Егора Голубева уже не было в живых. Его вдова, Пелагея Ивановна, усадебку у Елизаветы Яковлевны Мауриной выкупила для зятя. А зятя того звали …Гаврила Иванович Чернышевский! Дом был перестроен, и в нём  в 1828 году родился  Николай Гаврилович Чернышевский. В этом доме формировались его первые жизненные впечатления. Сюда он, студент Петербургского университета, приезжает на каникулы. Здесь живет, будучи преподавателем Саратовской мужской гимназии. Более 20 лет жизни  Н. Г. Чернышевского протекли в стенах родного дома в Саратове.  И, кстати, «Саблуков был первым, у кого Чернышевский прошел серьёзную и основательную филологическую школу. Под его руководством приобрёл навыки исследовательского труда и  вкус к научным занятиям».
 
                       
Дом-музей Н.Г. Чернышевского 
Дом-музей Н.Г.Чернышевского
 
 
26 марта 1918 года этот дом получил Охранную грамоту за подписью первого наркома просвещения А.В. Луначарского. Она гласила: «Дом великого русского писателя Н.Г.Чернышевского, находящийся в городе Саратове, ул. Б.Сергиевской и Гимназической, как представляющий громадный исторический интерес, находится под покровительством Рабочего и Крестьянского Правительства и не подлежит никаким занятиям и реквизициям и не может быть перестраиваемым без особого на то разрешения Совета Народных Комиссаров».
 
В 1920 году был основан музей, его директором стал младший сын Чернышевского, а потом более 50 лет им заведовала его внучка.
                     
В обрывках книг на Гугле есть ещё интересная информация о купчей —  «…статского советника Якова Маурина дочь девица Елизавета Яковлевна…а взяла я, Маурина, с него, Чернышевского, за оный дом с строением и местом денег…».   Тысячу рублей государственными ассигнациями, рассказывает Интернет. «К сей купчей титулярный советник Константин Яковлев сын Маурин … вместо статского советника…».  Похоже, это и есть тот самый собиратель древностей, владелец Укека, К.Я. Маурин…
Читая «Что делать?», я и подумать не могла, что эта книга, возможно, имеет невидимые связи с моими предками. Кажется, наше всеобщее, всечеловеческое родство всё реальнее и реальнее.
В книге «Русского служилого дворянства второй половины 18 века» числится ещё один Маурин — Маурин Яков Мартемьянович, бывший чиновником с 1781 по 1796 год. В адрес–календаре Саратовского наместничества на 1787 год он указан среди чиновников  верхней расправы как прокурор и  надворный советник. В книгах на Гугле попадается ещё фрагмент: «…прокурора Якова Маурина жена его Фекла …» Вероятно, это тот самый статский советник, отец девицы Елизаветы. И владельца Укека Константина? И коллежского секретаря Павла? Была ли у него ещё и дочь Капитолина?
Тогда моего прапрапрапрапрадеда зовут Мартемьян!                                                             
                      
Я иду дальше, я ищу вас, родичи  мои…
 
 
  • Evgenia Kolesnik

    Уважаемая Юлия, здравствуйте. Получила массу удовольствия от прочтенной статьи. Спасибо. Вышла на Ваши рассказы по поиску «Иван Мартынович и Капитолина Яковлевна Никифоровы». Объясню почему: село Ртищево Пензенской области до 17 года принадлежало моим предкам Андрею и Александре Кулеватовым, а ранее село принадлежало Никифоровым. Мои поиски по линии Анрдея Кулеватова зашли в тупик. Каким образом и когда Кулеватов стал владельцем Ртищево мне неизвестно. Есть предположение, что село приобретено отцом Александры, известным фабрикантом Н.С.Казеевым. Так же мне известно, что одну из фабрик Казеевы купили тоже у Никифоровых. Буду очень благодарна за любую информацию. С уважением, Евгения Колесник (evg42417883@yandex,ru)

  • Юлия Свинцова

    Думаю, «вышел» на имя Константина Яковлевича Маурина — полного тёзки -деда)
    Получается, интернет соединил.

    • Рыженко Геннадий

      Юлия, здравствуйте! Спасибо, что Вы на страницах «Лицея» поделились информацией обо мне и моих трудах в области генеалогии. Мне интересно узнать, воспользовались ли Вы моей информацией о фонде Московского университета и, м.б., посмотрели студенческое дело Константина Яковлевича Маурина? К сожалению, мне пока не удалось самому добраться до этого дела, даже архивного шифра пока не имею, но в ближайший понедельник непременно пороюсь в описях 418-го фонда и непременно выложу здесь шифр. Почему, спросите, к сожалению? Да потому, что в моей базе данных о дореволюционных выпускниках юрфака ИМУ более 17 с половиной тысяч имен, а в картотеке биографических сведений пока лишь не больше 3 с половиной тысяч персоналий. Но я продолжаю работать в Музее и в ЦАГМе (так теперь называется быв. ЦИАМ, т.е. центр.исторический архив Москвы). C уважением, Рыженко Г. Н. rona46@mail.ru

  • А.Вересена

    Удивительно! Но как же Геннадий Николаевич узнал о «Лицее»?

  • Юлия Свинцова

    А я уже знаю, почему Геннадий Николаевич Рыженко располагает информацией по Константину Маурину)))
    Интернет только что рассказал, что Геннадий Николаевич «библиограф и летописец», научный сотрудник Музея истории юридического факультета МГУ.
    И на форуме генеалогического сайта ВГД часто оставляет тем, кто как и я ищет, информацию о бывших студентах.
    Ещё раз огромное спасибо за то, что Вы сохраняете Память.

  • А.Вересена

    Удивительно просто! Материал опубликован осенью 11 года, в 14-м году — отклик и… поиски продолжаются. Чудесно, что есть такой проект, такой Автор в нашем «Лицее» и читатели, которые не просто интересуются, но находят и делятся. Радостно)

  • Юлия Свинцова

    С момента рассказа этой истории я немного продвинулась вперёд и теперь точно знаю: «Моего прапрапрапрапрадеда зовут Мартемьян!»

    Иду дальше и ищу вас, родичи мои…

  • Юлия Свинцова

    Уважаемый Геннадий!
    Огромное спасибо за информацию!

    В моём Дереве есть такой, и год рождения совпадает — 1863й.
    Тому Константину Яковлевичу Маурину, любителю древностей,о котором идёт речь в заметке, этот Константин Яковлевич приходится родным внуком.

    В деле Саратовского архива, ставшем мне доступным благодаря помощи заместителя директора Дома-музея Н.Г.Чернышевского, имеется его метрика, так что знаю и точную дату рождения — 30 января ст ст.,имя матери и место — то самое село Ртищево в Керенском уезде Пензенской губернии, которое мне самой удалось посетить в 2009.
    Крёстным отцом его был кавалергард Зиновий Иванович Никифоров, а крёстной матерью двоюродная бабушка Елизавета Яковлевна Маурина, та самая, что продала свой участок Чернышевским!

    Встречала его в какой-то из Памятных книжек Тверской губернии в судебной должности, но сомневалась, мой ли.И встречала, что в 1917 служил по судебному ведомству уже в Москве.

    Но Вы очень дополнили мои познания, спасибо!
    Могу ли узнать, почему он Вас заинтересовал?

  • Рыженко Геннадий

    А еще один Маурин Константин Яковлевич, из дворян Саратовской губ., родившийся в 1863 г., окончил юридический факультет Императорского Московского университета в 1885 со степенью кандидата прав и до 1917 г. служил по судебному ведомству: был судебным следователем в Тверской губ., а в 1915-17 — в Москве, имел чин статского советника. Его студенческое дело (1881-86 гг.) можно обозреть в фонде ИМУ 418 в центральном историческом архиве г. Москвы.