Родословная с Юлией Свинцовой

Дерева вы мои, дерева…

Дерево растёт непрерывно
 
 
 
В моём родословном Дереве  сегодня 398 кровных родственников, 12 поколений. Ещё двадцать лет назад, вернув из небытия множество родных судеб и лиц, я впервые почувствовала не пропасть за спиной, не тёмную яму, а тепло и поддержку.


Ах вы, рощи мои, дерева,
Не рубили бы вас на дрова.
Не чернели бы пни,
Как прошедшие дни,
Дерева, вы мои дерева!

  Мне бы броситься в ваши леса,
Убежать от судьбы колеса,
Где внутри ваших крон
Все малиновый звон,
Голоса, голоса, голоса…

 

 

Когда я была маленькой, Дерево у меня было совсем крошечным: мама, папа, брат, бабушка и я…

 

Когда мне было семь, бабушка умерла. Остались обрывки её рассказов о семье, нелёгком детстве, чае вприглядку и сёстрах Кирова, с которыми вместе учительствовала. Остались бережно хранимые ею дореволюционные метрики, гимназические аттестаты, автобиография, справки, мандаты, грамоты, орден Ленина, которые я любила рассматривать.

 

Как любила слушать мамины рассказы о том, как она была маленькой. О её бабушке, тётушках, отце, его охотничьих собаках, о любимом местечке Костромской области — Александровском, о двоюродных брате и сестре, о многочисленных Котиковых — у  маминого отца было три  сестры и четыре брата. Папа о своих корнях знал очень немного. В старших классах попыталась нарисовать первое своё родословное дерево. Оно подросло, простёрло ветви до прапрадедушки. Когда мне было шестнадцать, мамы не стало…Жизнь навсегда стала другой.

 

После маминой смерти попыталась найти следы расстрелянного деда — маминого отца, маминой мамы и брата, всё было безуспешным. И Дерево перестало расти вглубь, на нём прибавлялись только новые листочки — дети моего брата.

 

Прошло почти десять лет. У меня родился сын. Через год, под действием внешних причин и условий, я снова занялась поисками предков. Внешние — это начинающаяся перестройка, создание комиссий по реабилитации и наличие свободного времени. Но только ли внешние обстоятельства были причиной, может, материнский инстинкт подразумевает и это тоже — передачу Памяти.

 

 С мамой и папой. В этом возрасте мне очень хотелось быть мальчиком.
С мамой и папой. В этом возрасте мне очень хотелось быть мальчиком

 

Поздними вечерами и ночами писала письма родственникам, в адресные столы, в музеи, в отделения милиции и органы КГБ, в ЗАГСы, в Генеральную прокуратуру СССР. И Дерево росло и росло, как в сказке, и вширь, и  вглубь. Самым дальним родичем стал Петр Котиков — четыре раза прадед.  А потом пришли, как подарок Судьбы, шесть счастливых лет с поездками в Питер, к родной обретённой бабушке. Дерево выровняло крону, приняв под свою сень Майеров и их потомков.

 

И снова оно почти застыло, времени свободного не стало.

 

События последнего года его очень изменили и, чтобы рассмотреть самого дальнего своего предка, я запрокидываю голову и вглядываюсь в самую высокую точечку  неба.

 

«7161 сентября в 20 день по Государеву Царёву и Великого князя Алексея Михайловича всей Руссии указу писцы Данило Матвеев Несвидской  да подъячий Осип Трофимов дали выпись с книг письма своего и меры Козловцу сыну боярскому Афанасию Гаврилову сыну Никифорову в борецком стану жеребий в селе Сараев на реке Верде…а пашни ему пахать в селе Сараев с помещики через десятину, сено косить и всякими угодьями владеть по своей даче, а в лес борецкой и в Кривской и в иные леса выезжать ему борецкого стану со всеми помещиками вообще».

 

Это о моём шесть раз прадеде, Афанасии Гавриловиче Никифорове. 7161 год — от сотворения мира, а по нынешнему летоисчислению это 1653 год! Получается, отец его, Гавриил Никифоров, самый дальний известный мне сегодня предок, родился  примерно в 1580-1600 году, мой внучатый племянник Даниил  — в августе 2009. Это двенадцать колен, это четыреста лет жизни нашего Дерева!

 

Потомки Гаврилы Никифорова «служили с давних лет российскому престолу»  и «за оказанную их к службе нашей ревность и прилежность в наши… от армии капитаны, в наши коллежские асессоры, майоры, секунд-майоры, поручики, в наши ландмилицкие Украинского полка прапорщики, в штабс-ротмистры, в гвардии поручики …» производили их и жаловали  Божию Милостию — императрицы Анна и Екатерина и  император Александр.

 
 
Вот такими я их и вижу; в дымке и похожими на ангелов. Моя прабабушка Анна Кировна.

Вот такими я их и вижу: в дымке и похожими на ангелов.Моя прабабушка Анна Кировна

 

В июле 2008 в моём Дереве  было 285 родичей и 8 колен. Сегодня 398 кровных родственников, 12 поколений. Неплохая статистика. И с каждым из них у меня есть что-то общее?! 

 

Военные, учителя, инженеры, юристы, поэты, журналисты, артисты, художники, финансисты, экономисты. Медиков, как я, немного, а профессиональный музыкант всего один — мой сын.

 

В одном поколении существовали такие разные мои предки — нищий вятский или марийский крестьянин Артемий Бадьин, костромской крепостной Сергей Котиков, выходец из костромской Чухломы, живущий в Питере краснодеревщик Кир Никитин, пензенский дворянин, решающий вопросы освобождения от крепостного права, кавалергард Зиновий Никифоров, драгун и журналист Константин Детлов, директор первого в Петербурге евангелического госпиталя Карл Карлович Майер, «вольный казак, атаман» Николай Ашинов и отставной гвардии поручик, дворянин Василий Майер.              

 

Поколением выше — крепостной Пётр Котиков, городничий Новохопёрска Иван Никифоров, титулярный советник нумизмат Константин Маурин, изобретатель русского цемента Егор Челиев и главный врач Обуховской больницы Карл Антонович Майер, привезённый отцом в Россию подростком и ставший лейб-хирургом. Да, невероятно и немыслимо!

 

Поколения как годовые кольца на соснах и берёзах.

 

Поколения дворян и крепостных, соединившихся в точке  Революция, поколение механиков, инженеров и учительниц. Поколение, почти погибшее на войне и в лагерях, итог чему —  нерождённые дети, неосуществлённые мечты и желания, после чего Дерево почти перестало расти, да и расти стало неправильно — появилось целое поколение пьющих, неверящих ни во что молодых людей. И всё-таки Дерево не погибло, залечивает раны, продолжает жить. До некоторых и не дотянешься — кто-то в Канаде, кто-то в Греции, да и Белоруссия и Узбекистан стали «чужими» странами.

 

 
Я и мой старший брат.

Я и мой старший брат 

 

Но большинство так и живёт в России, на родной земле. Земля моих предков — Рязанская, Пензенская, Тамбовская, Саратовская, Костромская, Вятская, Марийская, красавец  Петербург. От этого не уедешь, это на всю жизнь даётся.

 

А нас, как будут помнить нас? Как поколение, снова учившееся жить при капитализме? Как поколение, живущее в Интернете? А, может, как  поколение, вспомнившее о своей родословной? 

 

Ещё двадцать лет назад, вернув из небытия множество родных судеб и лиц, я впервые почувствовала не пропасть за спиной, не тёмную яму, а тепло и поддержку. Я вижу их, немного старомодных, немного вдалеке, в дымке, но любящих меня и в меня верящих. Им хочется, чтобы у меня всё получилось, даже то, что задумали они, но не смогли завершить. Я чувствую — мой дед Павел перед расстрелом в морозном январе 1938 верил, что мы его не забудем. И как рад был мой старенький папа своему продолжению, своему внуку, ещё одному Свинцову. И как вижу сейчас я какую-то маленькую серьёзную девочку, которая скажет: «Это написала моя прабабушка…» И мне кажется, и тогда я это увижу.

 

Потому что Дерево растёт непрерывно и все его ветви живые.

 

 

 

 

  • Aлексей Kонкка

    Надо, наверное, уже сказать, что (как и комментарии это доказывают), что просто Юлия Свинцова — талантливый человек и все)) Не все писателям-то дано такое владение словом. Знаю не понаслышке))

  • Юлия Свинцова

    Уважаемый Тойво!Большое спасибо за такие тёплые слова!

    Я многим людям много лет рассказывала свои истории, ну невозможно о таком молчать))
    И после многих повторов,возможно, осталось главное и простое)

    Никогда не думала, что хватит времени и терпения записать. Никогда не думала, что кто-то будет это читать, кроме моих потомков и двух-трёх друзей.

    Потому мне всё ещё очень удивительно, что у кого-то хватает терпения и внимания к чужой генеалогии, это всегда трудно и менее интересно, чем собственная.

    И я очень признательна и благодарна всем, кто нашёл время для близких мне людей.И,конечно,»Лицею»!

    Здорово просидеть на кухне в разговорах до рассвета и вдыхать запах свеженапечатанных страниц, я буду стараться)

  • Тойво Тупин

    Дорогая Юлия! Огромное спасибо за Ваши интереснейшие истории о Ваших предках! Мне, как человеку интересующемуся историей, было трудно оторваться от этих простых и легко читающихся повествований. Это была случайная находка (зашёл на страницу через ссылки от друзей по Контакту, которые приходят автоматически каждый день и я почти не реагирую на них), открыл и увлёкся, и, хотя мы с Вами лично не знакомы, но у меня осталось ощущение, будто мы просидели на кухне полночи, и Вы мне рассказывали эти истории вживую. Я узнал много нового и интересного. Успехов Вам! И надеюсь когда-то иметь в руках печатный вариант Вашей книги. Интернет — это здорово, я за прогресс, но грешен, старомоден я, люблю книги, на бумаге. Ещё раз спасибо! Буду ждать новых публикаций и заглядывать на этот сайт.
    Спасибо «Лицею» за хорошего автора! Тойво.

  • Юлия Свинцова

    Вы абсолютно правы, Николай Владимирович, отчитываюсь и ощущаю свою ответственность.

    Я тут пытаюсь не поучать чему-то,а рассказать, как иду по этому пути, открываю для себя лично может быть и известные давно истины.И размышления приводят и к этим выводам —

    «Обнаруживая их, по разным причинам утраченных и забытых, открываю новые грани в нас, их потомках.Задумываюсь о том, о чём не имела представления. Глубже проникаю в суть вещей и понятий. А, значит, они, как будто бы давно умершие, продолжают влиять на нас, менять к лучшему. Может быть, это и есть — бессмертие? А ещё значит – и с нас спросится. Помните это…»

  • Тищенко Николай Владимирович

    Конечно, Юля, живо и так взаимосвязано, что диву даёшься. Деревенская культура, сохранившаяся у переселенцев из Новгорода сюда, в Карелию, просто ОПРЕДЕЛЯЕТ НЕПРИЛИЧНЫМ не знать , кто твои прапрабабуша и прапрадедушка — имена, род занятий, сколько детей. Это у моей покойной жены такие родичи с Шуи и с Новинкки из-под Кондопоги. Они там живут СОТНИ лет…
    Мои прямые , питерские, предки — того же «мнения» — что бы НИ БЫЛО в истории — помни, кто ты и откуда…
    Вся РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА КЛАССИЧЕСКАЯ об этом или с чувством, что это как умываться по утрам. Если кто не помнит, кто он… — ЭТО ПЕРЕКАТИПОЛЕ, бродяга несчастный… И пожалеть его надо, и в дом близко НЕ ПУСКАТЬ…
    Почему и восхищаюсь вашими очерками — суть их — чувствовать, что ТЫ — это не только ТЫ. Это и те, кто в крови твоей, которые на тебя смотрят, а ТЫ им отвечаешь и ОТЧИТЫВАЕШЬСЯ. что, мол, сделал, что дашь детям…
    Это и литература — переживи жизнь «литературного героя» — ТЫ станешь «БОГАЧЕ», опытнее ещё на одну жизнь…

  • Юлия Свинцова

    Что-то мне подсказывает, что народная культура в вопросах контактов с предками права)))

    Но если даже отрешиться от этого.
    Я нашла много книг, написанных моими предками.Они писали для современников.И ,думаю,для потомков.И уверена, что имели ввиду и своих прямых и кровных тоже, как и я.Так здорово узнать от них самих,какими они были и что хотели передать дальше.

    И ещё потрясающе здорово обнаружить общие с ними мысли, принципы, дела и поступки. Отношение к литературе, свободе, закону, любви, религии, людям, родине.
    И вот тут-то и понимаешь,насколько всё взаимосвязано,взаимозависимо и живо.

  • Тищенко Николай Владимирович

    Конечно, Алексей Петрович, Иван не помнящий родства — это добыча всяческих неприятностей в жизни. Возрождение традиции — «А ты из каковских?» — путь к жизни детей и внуков. И обряды, и традиции — сохранение и продолжение культуры, мировоззрения твоих предков. А не полюбишь своего — как поймёшь иное?

  • Тищенко Николай Владимирович

    Юля! Конечно, я Сонюшке читаю Ваши очерки в «адаптированном» варианте. Много конкретики, названий, ей недоступных пока, … Однако словесно-духовная ткань Вашей ЛИТЕРАТУРЫ ребёнка (по крайней мере Сонюшку)завораживает. Это схоже с вашим примером песни «Журавлёнок». Знаете, мы довольно часто считаем свои занятия , письма, творчество, — чем-то таким обыденным,… Вот Лесков..!!! «А я что?» А вот Вам пример с внучкой. Конечно, это не «потребитель», которого имеет в виду Фурсенко. Это и родители, и с 8.30 — бассейн, потом детский сад, английский, музыкальная школа, гимнастика, с мамой два раза ВО ВЗРОСЛЫЙ ансамбль Karjala, домой — около 20.00. И так 4 дня в неделю… Однако ваше увлечение, страсть, способности-талант рассказать об этом, написать именно очерки — это ПОДАРОК в НОРМАЛЬНОЙ провинции, где, простите за высокие слова, и взращивается культура народа, а не глобалистских вывертов. Пишу вам не из желания «рассыпаться в комплиментах», а поддержать Вас и НАПОМНИТЬ о значимости душевно-духовных стремлений людей, таких, как Вы, например…

  • Aлексей Kонкка

    Да, видимо выстраданные и полученные путем немалого душевного опыта мысли всегда перекликаются с какой-нибудь религиозно-философской системой)) Я о последней мысли Юлии: в народной культуре финнов и карел, да и других народов (в разной степени идея эта универсальна) умершие родственники, предки управляют всем происходящим на земле (в любом случае, социумом и человеком). Таким образом связь и контакт со всем своим родом (в любом обряде есть эта составляющая) не прерывается, хоть бы его приходилось проводить через границы миров…

  • Юлия Свинцова

    Да, Алексей, Вы правы, наверное, это один из выходов из тупика.
    Люди с разными мыслями и задачами занимаются поиском своих предков.А всё-таки дело благое, не сами поймут главное, так, может, дети и внуки и правнуки.

    Вот у меня уже сложился и написался обобщённый портрет моего Предка.И что интересно,люди из разных ветвей моего дерева почти все имеют многие общие черты друг с другом. И со мной, и с моим братом. И оказалось, что многое, что я считала своими личными качествами, уже давно предопределено историей моей семьи.

    Этот рассказик был написан два года назад, в марте 2010.С тех пор многое изменилось.Сегодня в моём Дереве 26 поколений и 1617 кровных родичей.»И с каждым из них у меня есть что-то общее?!»))

    И музыканты нашлись, целая плеяда, а один оказался всемирно известен.
    И врачей целая династия. И даже одна прабабушка занималась,как и я, туберкулёзом и бактериологией.А мне-то думалось — я сама))

    И про моего Предка в новой истории я написала то,что чувствую на самом деле:»Порой он бережно поддерживает среди полной темноты и отчаяния и не даёт свернуть с начатого им пути. Оказывается, ты давно уже идёшь вместе с ним, и, возможно, именно тебе удастся с его помощью дойти до конца».

  • Юлия Свинцова

    Спасибо большое, Николай Владимирович!
    Опору в повседневности и мне даёт самую настоящую.
    Сонечке, конечно, трудновато слушать. Вот впереди три истории сложных, а потом будет точно сказка))

    Правда, трудно предугадать, что именно и как повлияет на ребёнка или на нас.

    После концерта Аллы Баяновой в Петрозаводске я часто слушала её пластинки. И мой четырёхлетний сын был очень поглощён песней «Тоска по родине».
    Не раз задавал вопросы, почему люди тоскуют, почему уехали, почему не могут вернуться.Мне кажется, что-то тогда в нём появилось, отметина, зарубочка.

    У меня такой была песенка, которую уже мало кто помнит — про журавлёнка в исполнении Трошина.Папа любил слушать.И песни Бернеса о войне.И поэтому война навсегда во мне, ищу сама, помогаю другим найти весточку,могилу,награду.

    Не знаю, что такое «Лики истории», но я не против, если Редактор не возражает.С положенной ссылкой на «Лицей».

    Ещё раз Вам спасибо за внимание!

  • Aлексей Kонкка

    Когда энное количество лет тому назад я в Финляндии спросил у одного активиста из воссоздателей собственного родового древа (а уже существовало довольно много «родовых обществ», которые раз в год устраивали общий сбор где-нибудь в сельской местности) когда и почему он начал свою бурную деятельность (признаться, ожидая что-то вроде: все мы любим своих родителей и предков, хотим знать их судьбу и пр.), он сказал, что сразу после школы, а по поводу того почему, чуток поразмыслив, заявил: ты знаешь такое слово «когнитивный»? Это когда в некой однородной абстрактной массе появляется знак, ориентир, или целая цепь ориентиров. И знаешь? Вся масса меняется, она начинает жить. Так же и с историей. А в трех словах: для того, чтобы выйти из мрака».

    Эти слова я запомнил надолго. И они напрямую перекликается с текстом Юлии. И, дай Бог, может все это говорит о возрастающей ответственности человека за свое место в мире, и о наполнении его понятными и осмысленными ориентирами? Дай Бог, если это пример развития, которое противоположно тенденции общего отупения и лени общества потребления?

  • Тищенко Николай Владимирович

    Спасибо, Юля, за Ваши публикации. Это настоящая провинциальная РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА, истинная литература, которая даёт почву для высокого творчества и опору в быстротекущей повседневности. Читаю 7-летней внучке Ваши «сказки» (как она говорит), ей нравится. «Дед, а это всё правда?» — «Правда, Сонюшка, вот ещё подрастёшь — и точно узнаешь, что правда». Ещё раз спасибо, Юля.
    Вы не разрешите опубликовать Ваши очерки в «Ликах культуры» на mail.ru?

  • Мария Цветкова

    Судьба семьи в судьбе страны.