Родословная с Юлией Свинцовой

Званый вечер, или Мои немецкие предки

Располагайтесь!


Посвящается моему любимому сыну 

 

Проходите, проходите, господа, рассаживайтесь поудобнее! В этой гостиной всем хватит места. Да, вы правы, за окном непогода, обычная петербургская сырость. Зато как уютно горят свечи, потрескивают поленья в камине, а на столе стаканы с горячим пуншем. Это не помешает нашей беседе.

Чашечки с шоколадом, кофе, чаем. Трубки с первосортным табачком,  вязанье для женщин, карты, домино. Всё для вас, милые гости, всё для вас. Располагайтесь  же!

Как вас много, какие все нарядные, праздничные! Да и верно, этот день того стоит, ведь мы встретились сегодня впервые…

Guten Abend, Herr Meyer, Guten Abend! Да, я знаю, что можно и по-русски, Иван Григорьевич. Но ведь когда-то вас звали совсем по-другому, не правда ли? Вы были Иоганн Рудольф Мейер,  вы помните улочки детства в своём маленьком  Крефельде? Как же вы отважились всё оставить и сюда, в Россию? Эту необъятную, незнакомую, с её снегами и бездорожьем? Кажется, не прогадали — ваша торговля мехами имеет успех! Вы теперь первостатейный купец, можете промчаться по белокаменной в карете, запряжённой  четвериком, и  явиться ко Двору со шпагой. В Москве в 1806 году вы присягали  на верность новой родине,  позади  уже десять лет, прожитых в России. А вот и ваша дражайшая супруга, госпожа Ульяна Фёдоровна Мейер. Это теперь её так зовут, а до семнадцати лет она была Юлией Амелунг. Да, Юлией, мы с ней тёзки. И её родной городок Грюненплан не знает Ульяны, он помнит Юленьку. Ваши славные детишки тоже здесь. О, как их много! Александр, Наталья, Паулина, София, Ольга, малыши Якоб и Эрнестина. Пройдёт не так уж много времени, девицы подрастут и выйдут замуж за людей достойных. Супруг Натальи —  врач Яков  Иванович Крангальс, из прибалтийских немцев. Он будет служить  в госпиталях   Кронштадта и  Павловска, где однажды  упокоится дух его. Муж Ольги — военный, Валериан Фёдорович  Гогель, родом из Монбельяра, потому веет воздухом Франции. Кажется, у них два сына, Владимир и Николай, тоже офицеры. Муж Паулины — господин гауптман Карл Эммерих Кребер. В 1812-м воевал в армии Наполеона, не хотите послушать его рассказы, презанимательные?  Я же не свожу глаз с малышки Софии, ведь это моя прапрапрабабушка! Она так мила!

 

 

Сергей Сиделев. Белые ночи.Сергей Сиделев. Белые ночи

 

А вот в этом углу самые серьёзные медицинские, даже научные разговоры. Ещё бы, здесь сам Антон Эммануилович Майер! Знакомьтесь: мой четыре раза прадед, фантастика! Его помнят дома и парки Бреслау, где он родился, аудитории Берлинской медико-хирургической академии, которую он окончил, залы Геттингенского университета, где получил степень доктора медицины. А в городе Брауншвейге, где, будучи почётным членом Геттингенского общества повивального искусства  и председателем общества медико-хирургического, он прослужил почти 20 лет оператором и акушером, столько малышей при рождении  попадали в его умелые руки! Только чего-то не хватало в той жизни Иоганну Антону Майеру, что со всем семейством своим  отправился искать он лучшей доли, которую всегда и во все времена хочется найти человеку, и поселился в жарком, залитом солнцем Харькове. Здесь он прослужит России долгие годы, занимая должность инспектора Харьковской врачебной управы, выезжая на чуму в Одессу, печатая брошюры о предупреждении холеры, бешенства. Здесь обретёт он последнее своё пристанище. Рядом сыновья, попавшие в Россию подростками: Вильгельм,Людвиг, Карл. Первые двое стали военными, Вильгельм позднее пойдёт по таможенной службе, поселится в Керчи, обзаведётся, как и положено, большой семьёй — женушка Анна Адельгейд Вегенер и семеро детей. Людвиг останется в Харькове, и его семейство немалое — супруга Мария Ивановна Дмитриева и десять ребятишек.

А вот Карл, наречённый при рождении ещё и Вильгельмом Кристофом, будет величаться по-русски уютно Карлом Антоновичем. Окончит Харьковский университет, медицинский факультет, позже обоснуется в Петербурге (туда все дороги ведут моих предков!), старший, позднее, главный врач Обуховской больницы, лейб-хирург, директор фельдшерской школы и Введенского детского приюта. В Дневнике жизни — «Записках старого доктора» — не один раз упоминает о нём автор, славно работавший в этой больнице не один год и коротко знавший его — великий Николай Иванович Пирогов.

 

А вот и ещё карета подъезжает...

А вот и ещё карета подъезжает…

 

Вглядитесь внимательнее — Карл Антонович Майер, мой прапрапрадед. Именно он свяжет жизнь свою с  Софией Мейер, навсегда, до самой смерти. Их дети — Владимир Антон  Юлий, Карл Антон Юлий Павел, Василий Карл Антон, София, ещё София, Александрина, Ольга, Мария, Анна. Один по традиции станет врачом — Карл Павел Юлий  — Карл Карлович фон Майер. Как написано в недрах Интернета — замечательный врач и глубоко религиозный человек. Он хотел даже оставить медицину ради миссионерства, но пастор церкви святой Анны Пауль Зееберг убедил его, что, будучи именно врачом, он принесёт больше пользы Господу. Карл Карлович стал основателем и первым директором Евангелического госпиталя в Петербурге, старшей сестрой которого будет его  жена — Луиза Зоргенфрай. Первая жена Карла, его двоюродная сестра Анна, умерла в 23 года.

Оставим же этих учёных мужей с их медицинскими разговорами о водобоязни и холере, ампутациях и первых успешных наркозах — эти разговоры не для женских нежных ушек.

 

Лучше познакомимся со второй, девичьей, половиной семейства Антона Эммануиловича. Его супруга фрау София Августина Катарина, урождённая Плёттнер, дочери Елизавета, Августа, Антуанетта Иоганна. Совсем невесты стали, уж и женихи на пороге — у Елизаветы харьковский провизор Нейбейзер, у Антуанетты  человек очень интересной судьбы и высоких человеческих качеств — Карл Фридрих Вильгельм Август Деттлофф, генерал, военный инженер, строитель, архитектор. Вот только принуждённый строить большую часть жизни сооружения  военных поселений и много потерпевший от своего начальника Аракчеева, чередовавшего кнут и пряник,  и то одаривавшего Карла Федоровича Детлова (так стала произноситься на Руси его фамилия) алмазным перстнем, званиями и пенсионом, то отдававшего  его под суд, чуть не до разжалования в рядовые. Об этом подробно написал в своих воспоминаниях их сын, Константин Карлович Детлов, в начале жизни доблестный драгун, а позднее сотрудник журнала «Русская старина» и газеты «Южный край» (ещё один журналист в нашем роду!). Вот, почитайте, свежая книжка за 1885 год. Да, она, конечно ещё не написана, но вам можно, для вас приятное исключение, откройте поскорее — интереснейшее чтение, вам не будет скучно.

 

В этой гостиной всем хватит места

В этой гостиной всем хватит места

 

У Карла и Софии Майер, кроме врача Карла Карловича,  ещё и сын Василий. Это мой прапрадед. Окончил Школу гвардейских  прапорщиков и кавалерийских юнкеров. Служит в Лейб-гвардии Егерском, ныне Гатчинском, полку, в отставку уйдёт рано, в 23 года, гвардии поручиком. Я так мало о нём знаю. Пережил обеих жен. Кто из них моя прапрабабушка? Софья  Ильинична Урочева или Любовь Валериановна Вебер?

Дети Василия Карловича — Софья, Георгий, Любовь, Варвара и Никита. Вы с ними уже встречались. 

Рядом с Варенькой Майер  подтянутый, хоть и немолодой, супруг — генерал Сергей Августович фон Цур-Милен. С семейством Майеров его навсегда связала судьба — первая его жена, дочь главного врача Обуховской Карла Антоновича,  Александрина, была старше мужа на 14 лет, у них дочь Анна. Её племянница  Варенька, юная и прекрасная, утешение его в жизни, как и их маленькая дочь Елена. Более 13 лет он был смотрителем самых престижных российских госпиталей — Царскосельского и Семёновско-Александровского. Он сейчас служит в Петрозаводске, в котором я живу. Люди забыли его — улицы помнят,  особенно Мариинская. И  Круглая площадь с памятником Петру…и никогда не стареющее Онежское озеро…

Вас не утомили мои рассказы? Смотрите, как веселится молодёжь!

 

В этом углу ведутся серьёзные медицинские и научные беседы

В этом углу ведут серьёзные медицинские и научные беседы

 

Танцуют гросс-фатер, танец дедушек.Начинается медленно, чинно, а потом всё быстрее и быстрее.

Und als der Grossvater die Grossmutter nahm,
Da war der Grossvater ein Bräutigam.
 

Когда дедушка женился на бабушке, тра-ла-ла.
To дедушка был  тогда женихом, тра-ла-ла

Очень веселый танец  и много притом  смеху. За клавикордами мой сын, я ведь не знаю, есть ли среди вас музыканты, господа, пока никого не встретила —  всё врачи, военные…

 

Проголодались? К столу, к столу! Пиво, бутерброды с телятиной, икрой, колбасой, ветчиною, сыром голландским, зелёным,  всякому по желанию. Домашние пирожные, угощайтесь, хозяйка старалась. Рюмочку шнапсу, Herr Meyer, или  красного винца? Хорошее средство от петербургской погоды…

 

Рассказ продолжается,  подходит всё ближе и ближе к настоящему.

Это Георгий Майер, мой прадед, потомок Майеров, Мейеров, Плёттнеров, Амелунгов. Веберов?  Новые времена, новые порядки, обычаи, нравы, на пороге  XX век. И жена его не немка — дочь кавалергарда Зиновия Никифорова, Мария. Тут соединились русская и немецкая кровь и культура. Четыре дочери — красавицы, Елена, Мария, Надежда, Тамара. Близнецы Петр и Павел умерли в младенчестве, нет тут продолжения Майеровской фамилии. Мария мне ближе всех, моя родная любимая бабушка Мура.

 

Дмитрий Белюкин. Петербург 1819 года. Начало белых ночей.

Дмитрий Белюкин. Петербург 1819 года. Начало белых ночей

 

А это брат моего прадеда, известный петербургский адвокат, писатель и  журналист  Никита  Майер. Добрый вечер, Никита Васильевич! Вот и с вами повидались. И вы впервые в России после 1920-го…Париж прекрасен, но родина милее.

Я скучаю по вам, mein Herz …

Моя бабушка Мария Георгиевна  станет избранницей инженера Павла Котикова. Сейчас они ещё вместе. Нет ни развода — их, ни расстрела — его. На руках у них моя мама. Почему она приехала из костромской глубинки в Ленинград, почему поступила на медицинский? Проходя мимо Обуховской больницы, мимо госпиталя на Лиговском, по Лазаретному переулку  и мимо Анненкирхен на Кирочной,  она ведь не знала, что все эти места освящены памятью её предков.

Вот мы и  встретились, здесь всё возможно, в этой гостиной — смешение эпох, объединение ушедших и идущих, всех  любящих. Здесь нет прошлого, здесь всё — сейчас. И я с вами… и вы со мной.

 

В этот город моих предков ведут все дороги!

В этот город моих предков ведут все дороги!

 

Как много ещё прекрасных лиц — Вера, Николай, Арнольд, Матильда, Шарлотта…Я пока  совсем ничего не знаю о вас. А вот и ещё карета подъезжает,  даже имена этих людей мне неизвестны.

Но даже  белая ночь имеет свой конец…Вот и свечи погасли…

Guten Morgen, meine Damen und Herren, guten Morgen!

Доброго утра, господа, доброго утра! Мы  ещё обязательно с вами увидимся, мы расстаёмся ненадолго!

Вечер был прекрасен! А вы так и не поняли, кто я? Вы всё ещё в недоумении, кто всех вас собрал,  кто пригласил, кто знает о вас и помнит и любит?

Разрешите представиться, я — Ваше продолжение…

Вы были, потому я  есмь…Примите мою благодарность и любовь, мои дорогие…                       

 

Примечание. Сцена танца и секреты угощений взяты из воспоминаний Ф. О. Рейнгардта