Родословная с Юлией Свинцовой

И тут вошёл Владимир Иванович Даль…

Совсем ещё не старец, а живой, очень талантливый и хороший человек Владимир Даль.

«Куда вошёл?!» – спросили друзья. «В гостиную моих предков – Амелунгов!»

 

22 ноября –  день рождения Владимира Ивановича Даля (1801 –  1872)

Был такой человек, Юрий Карлович Арнольд, композитор и музыковед, издавший в 1892-93 годах свои «Воспоминания». В них он описал свою жизнь и жизнь вокруг него за 60 лет, начиная аж с 1815го! Эпиграфом для книги  были выбраны  такие строки: «Кто путешествие свершил, тому есть что поведать».

Воспоминания Юрия Арнольда были изданы в 1892 году

Юрий Карлович рассказывает, что семья их жила открыто, знакомство было немалое, и гостей собиралось всегда много. Очень близкой подругой матери названа госпожа Амелунг, вдова известного зеркального фабриканта. Знакомство укреплялось ещё и тем, что родной брат вдовы, доктор Вольф, был домашним врачом семейства Арнольд. Один из сыновей Амелунгов был хорошим товарищем автора по учёбе, «пока не променял дерптскую гимназию на инженерный корпус».

Полагаю, речь идёт о будущем полковнике, инженере, георгиевском кавалере Юлиусе Карловиче Амелунге. О том самом, который в 1851 году составил генеральный план благоустройства Балаклавской бухты, но его реализации помешало начало Крымской войны. Могу добавить, что муж госпожи Эмилии Амелунг, Карл Филипп Амелунг приходится мне двоюродным четырежды прадедом, а их многочисленные дети были двоюродными братьями и сёстрами моей прапрапрабабушки Софии.

Все двенадцать моих предков Амелунгов могли быть знакомы с Далем

В доме у Амелунгов в начале 1826 года и произошло знакомство Арнольда с 24-летним мичманом черноморского флота Владимиром Ивановичем Далем, «знаменитым впоследствии автором народных рассказов и учёным составителем «Толкового словаря».   

Владимир Иванович Даль

Даль не любил танцевать, но умел так развлечь молодых девушек, что они не скучали. Уже тогда «он выказывал столько разнороднейшего знания, литературной начитанности и самородного остроумия и столь необыкновенный талант к рассказам», что дамы всегда подстраивали так, чтобы фант, доставшийся Далю, обязывал его что-нибудь рассказать. Громкие аплодисменты приветствовали это назначение, «а иные из барышень бегут в соседнюю комнату, где заседают солидные старички и старушки и тогда слышатся два-три серебристых голоска: «Папа, мама, идите же, господин Даль будет рассказывать!» За дочками идут не только родители, но и вся компания. «А герр Даль …минуты на две задумывается, а там и начинает рассказывать. В темах для рассказов у него недостатка никогда не было. То описывает он жизнь матросов на корабле; то рассказывает про свою родину, Луганский завод; то передаёт какой-нибудь анекдот про шалости молодых мичманов в Николаеве, или про чудака, старого адмирала Самуила Самуиловича Грейга. К тому же рассказывал он всегда живо, рельефно, ибо владел немецким языком настолько же, сколько и русским».

Первая встреча Юрия Арнольда с Владимиром Далем произошла также в доме моих предков.

«Помню очень твёрдо, что раз как-то, пришедши вечером к Амелунгам, я увидел в комнате третьего сына, студента-медика, сидевшего около стола незнакомого мне морского офицера с сухощавым лицом, с выдающимся лбом и довольно большим, несколько орлиным носом…» На медицинском факультете учились два сына Карла и Эмилии – Генрих и Август Рейнгольд Амелунги, почти ровесники.

Не знаю, где-нибудь ещё упомянуто ли об этом умении автора «Толкового словаря»? Перед незнакомцем на столе стояла машинка с медными трубочками, горящая спиртовка и коробочки со стекляшками разных цветов. Трубочки разогревали и вытягивали в различные фигурки. «Офицер брал в каждую руку по одной из таких трубочек и, начиная дуть в машинку, то протягивал, то приближал, повёртывал руками туда и сюда, сплетал, вытягивал трубочки на огне. Когда он окончил свои эволюции, то стеклянные трубочки стали меньше. А на кончике одной из них висела какая-то штучка… Оказалось, что это была маленькая, микроскопическая коробочка, сплетённая из тончайших двуцветных стеклянных нитей. Этот-то офицер и был мичман Даль, впервые научивший дерптское общество приятному, в часы досуга, препровождению времени – производству маленьких безделушек из литого, цветного стекла. А сам он был великий в этом производстве искусник; у него выходили удивительные по форме, по выдумке и по исполнению, вполне художественные вещицы. У моей матушки долго сохранялся премиленький веночек роз, около полдюйма в диаметре, работы Даля».

Далее Юрий Карлович Арнольд рассказывает о необычайной гимнастической ловкости, проявленной Далем в роли Пьеро во время маскарадной вечеринки в доме Арнольдов, где присутствовали и Амелунги. Явившись «неслышной, лёгкой, скользящей походкой», в оригинальном костюме, он показывает необыкновенные акробатические трюки, «без всякого шума и малейшего ломания себя, словно настоящий горилла, взлезает на дверь, а с другой стороны тихонько сползает», любые препятствия были ему «нипочём». «Вся …публика с весёлым хохотом следила за всеми проделками Пьеро» и проводила его громкими аплодисментами.

    

В «Воспоминаниях» сказано, что «осенью 1828 года Владимир Иванович блестяще сдал докторский экзамен и отправился в действующую армию для поступления в полковые врачи». Получается, знакомство вышло долгим, двухлетним, а с моими троюродными трижды прадедушками Амелунгами  Herr  Doktor  Dahl не только проводил досуг, но ещё и вместе постигал медицину.                     

 

В ноябре 1860-го автор воспоминаний оказался в Москве. «Навестил я, конечно, также и маститого уже старца Владимира Ивановича (между прочим, Далю только что исполнилось 59 лет, вот тебе и старец!), который встретил меня с его обычной приветливостью. Я напомнил ему про дерптские его проделки, и старик весело захохотал, вспоминая свою молодость. «Нда!», –  сказал он потом с невольным вздохом, –  «мы были молоды тогда! Теперь бы мне этого уже не проделать». Когда же в 1870…я поселился в Москве навсегда…о старых дерптских студентах и вспомнить было некогда. А в 1873 году искренне и высокоуважаемого Владимира Ивановича не было уже в живых. Он скончался осенью 1872 года».

Когда была издана эта книга, автору воспоминаний было за восемьдесят. А он писал: «Отдельные подробности этих рассказов (Даля), конечно, должны были вскоре улетучиться из моей памяти; но когда  в конце 30-х годов я стал читать рассказы «Казака Луганского», то повести эти невольно вызвали вновь ту картину, которую я только что начертил, и мне будто послышались серебристые голоски: «Mama, komme doch, Herr Dahl wird etwas erzählen!» «Мама, идите же, господин Даль будет рассказывать!»

Счастлив, кто слышал. Ну, и  мы с вами почти там побывали, вместе с моими предками…    

 

Н. Генкина. Владимир Даль в Нижнем Новгороде

 

  • Татьяна Арнольд

    Спасибо, Юлия, за сочувствие и понимание, я такого не нахожу среди своих близких. Знаю, что позже они будут сами спрашивать, откуда мы и кто были наши предки, а спросить будет не у кого… Я и самого Юрия Карловича нашла каким-то чудом, еще задолго до прихода компьютерной эры. Арнольдов довольно много на Руси и не все они родственники. У самого Ю.К. упоминается полный тезка его отца — Карл Иванович Арнольд, которого в отличие от низкорослого отца звали «Карл Иванович Длинный». Родословную В интернете я видела, много нового для себя узнала… Ведь Юрий ККарлович в своих воспоминаниях почти ничего не говорит о своей семье, даже имен ни матушки, ни жены не упоминает, о детях упоминает вскользь и в сносках. Но я ищу не только по линии Арнольдов, у меня еще более богатая родословная со стороны мамы, но там корни все уходят на Украину. По Украине материалов больше, т.ч. корни там уходят глубже, но и там есть немецкая ветка. Вот и объясняй после этого нашим патриотам, кто какой национальности. Кажется, Наполеон сказал:»Поскреби русского и отскребешь татарина»? Юля, я буду рада переписываться с Вами, среди моих сверстников нет людей одних со мной интересов и пользующихся компьютером. Меньше года назад у меня завязалось очень интересное знакомство с краеведом из Владивостока: оказалось, что мой дед в 1910-ые годы строил там военную крепость. Опять же у нас в семье об этом ничего не знали, теперь я от него многое узнала и с ним поделилась, чем могла.тоже человек, много моложе меня, но у нас есть о чем поговорить. Всего хорошего, Юля. Т.А.

  • Юлия Свинцова

    Возможно, смогу Вам чем-то помочь в поисках. Вижу фамилию Арнольд в интернетных базах погибших и награждённых на Великой Отечественной, погибших в блокаду и репрессированных.
    Есть Профиль Арнольдов во всемирном родословном древе, но, вероятно, Вы о нём знаете и сами его составляли.
    75 записей об Арнольдах в интернетной базе о русских немцах профессора Эрика Амбургера, наверняка, там есть Ваши родственники.

  • Юлия Свинцова

    Уважаемая Татьяна, у Вас здорово с компьютером получается!
    Вместо ссылки нажмите здесь на самом верху страницы над словом «Лицей» — О нас, там рассказано об этом интернет-журнале.
    Редакция Лицея и я сама находимся в Петрозаводске, от Вас недалеко)
    Замечательно жить в Царском Селе, от нас ему привет!

    Обожаю эти слова — семиюродная, девятиюродная….вот ворд их уже, как ошибочные слова подчёркивает, потому что теперь иногда отчеств бабушек даже не знают люди…
    И мне так близко Ваше — «громом поражённая». Очень понимаю и всё время в таком состоянии пребываю благодаря своим находкам))
    Завтра, если Вы не против, Редактор поможет нам связаться с Вами по электронной почте,и мы сможем пообщаться в личной переписке.

  • Татьяна Арнольд

    Спасибо, Юлия, за скорый и такой горячий ответ. Я не смогла открыть Вашу ссылку — я очень неопытный пользователь компьютером. Кроме того, Вы, наверное, поняли, что если Юрий Карловмч приходится мне всего лиморе — шь прапрадедом, то мне уже много лет, плохо вижу, двумя пальцами печатаю… Занялась под конец жизни поисками своих корней. Сами понимаете, в прежние времена с такими предками это не очень было удобно… Да, мне тоже очень приятно познакомиться с потомками друзей моих предков. Кстати, в своих поисках я так нашла сначала семиюродную сестру, а потом мы с одной моей знакомой обнаружили, что мы девятиюродные сестры. А недавно я неожиданно узнала, что Ю.К.Арнольд — автор песни «Славное море — священный Байкал». Целый день ходила, как громом пораженная. Еще — я живу там, где подлинный Лицей — в Царском Селе, а Вы где? Т.А.

  • Юлия Свинцова

    Лицей честный, интересный и наш любимый журнал, старающийся сохранить культуру, образование и семью, несмотря на стремление современной власти уничтожить и их, и его.
    Его небольшая редакция работает бескорыстно и титанически, только на неистребимом энтузиазме, но потому не зависит ни от кого, кроме своей совести.
    Думаю, такой отзыв, как Ваш, сама наша встреча благодаря Лицею, очень приятны его создателям.

  • Юлия Свинцова

    Дорогая уважаемая Татьяна!Значит,уже, как минимум, Вы и я читаем Воспоминания Вашего прапрадеда))
    А благодаря нашему замечательному интернет-журналу «Лицей» — ещё множество людей по всему миру!
    Вот здесь Вы можете о нём прочитать,а, может, и Вы станете его автором!
    http://gazeta-licey.ru/about-us
    Это так замечательно, когда спустя сотню лет вдруг встречаются и могут обменяться рукопожатием потомки тех, кто был знаком и дружен когда-то. В Лицее это уже вторая такая для меня встреча.
    Как здорово, что Ваш прапрадедушка нашёл время, силы и желание описать свою жизнь и встречи на этом пути!Читать его интересно не только тем, кому он родич, умели раньше писать.
    Спасибо Вам большое за отклик.

  • Татьяна Арнольд

    Уважаемая Юлия, тоже хочу Вас поблагодарить за рассказ со ссылками на Ю.К.Арнольда, мне это было тем более приятно читать, что Юрий Карлович — мой прямой прапрадед. Мне казалось, что я одна читаю его «Воспоминания», а оказывается, что они еще кому-то интересны. А там действительно очень много интересного. Рассказ о школьных поединках, например, или обструкция, которую устроили студенты Фаддею Булгарину за его доносы на них. Если Вам интересно, я составила алфавитный указатель ко всем трем томам, там около 1000 имен. Я сюда случайно попала, поделитесь, что это за «Лицей». Т.А.

  • Ангелина

    У Вас это уже получилось!)

  • Юлия Свинцова

    Большое спасибо за добрые слова!
    Тянусь за предками, своими и чужими, и хочу оставить потомкам, как и они, честное имя и пример.

  • Ангелина

    Еще одна интересная история,а мы стали богаче в своих знаниях о Дале, и о Ваших, Юля, предках. Вот все эти маленькие, казалось бы, незначительные детали в рассказах об увлечениях и разговорах этими вечерами, такую интересную картину рисуют!
    А с Наташей полностью согласна!

  • Наталья Мешкова

    «Всякая несправедливость казалась мне дневным разбоем, и я всячески выступал против неё…» Эти слова Даля, по-моему, относятся и к Юлии Свинцовой. Все бы так думали,а, главное, и поступали.

  • Юлия Свинцова

    А что же стало с теми, кто слушал, с моими Амелунгами?

    Девочки, конечно, вышли замуж, два сына продолжили дело отца и деда – владели зеркальными и стекольными заводами в Эстонии, трое не зря грызли гранит науки и стали врачами, один юристом,

    а о Юлиусе Карловиче, друге автора, променявшем «дерптскую гимназию на инженерный корпус», писали: «На Малаховом кургане около тысячи матросов с флота работали под руководством инженер-капитана Амелунга», укрепляя оборону Севастополя. Рядом с ним была и его сестра Луиза, она ухаживала за ранеными на перевязочных пунктах.

    Из архивного дела Юлиуса Амелунга «за человеколюбивый поступок и самоотверждение (так написано) оказанные им Амелунгом при спасении семи человек /в том числе одного штаб-офицера и четырех обер-офицеров/ от угрожавшего им бедствия при переправе их на гребном судне из города Гельсингфорса в Свеаборг 4 числа Августа того же года в ночи, по представлению Начальства Всемилостивейше награжден Золотою медалью с надписью за спасение погибавших на Владимирской ленте.

    «За отличное мужество и храбрость», оказанные при обороне Севастополя, Всемилостивейше пожалован орденом Св.Анны 3й степени с бантом.
    1855 года Мая 11 дня за отличие при обороне Севастополя, произведен в Инженер Подполковники.
    Того же года Октября 26 дня за оборону Севастополя Всемилостивейше награжден годовым жалованьем.
    Того же года Ноября 26 дня награжден серебряною медалью на Георгиевской ленте за Защиту Севастополя.
    Того же года Ноября 26 дня за выслугу в офицерском звании 25ти лет Всемилостивейше пожалован орденом Св.Георгия 4й степени».

  • Юлия Свинцова

    Да, Вы совершенно правы! Так ярко и подробно, что легко представить и невозможно забыть.

    Вообще, всё, чем занимался в своей жизни Даль, он всегда выполнял превосходно. Искусный оператор, сделался хорошим специалистом по пластической и глазной хирургии, блестящий инженер, за наведение моста через Вислу императором Николаем Павловичем был награждён Владимирским крестом с бантом. Виртуозный музыкант, автор учебников по ботанике и зоологии, писатель. Как вспоминал Николай Иванович Пирогов: «Это был человек, что называется, на все руки. За что ни брался Даль, все ему удавалось освоить». А неистовый Виссарион считал его «человеком бывалым» и «талантом самостоятельным». Ко всему прочему, Владимир Даль был «честным, правдивым, совестливым, добрым и справедливым». Сам он писал так: ««…Жизнь дана на радость, но её надо уметь отстоять, поэтому истинное назначение человека – борьба за правду и справедливость, борьба со всем, что лишает людской радости.
    Всякая несправедливость казалась мне дневным разбоем, и я всячески выступал против неё…».
    Мы же помним его глубоким старцем, автором «Толкового словаря», потому что любовь к литературе и русскому языку в нём победила все другие его таланты и, говорят, даже перед смертью он подозвал дочь и попросил: «Запиши словечко». Но, как сказано в статье Владимира Спектора, «это был живой человек, судьба которого неотъемлема от своего времени». И, по-моему, добрые Воспоминания Юрия Карловича Арнольда это подтверждают как нельзя лучше.

  • Мария Голубева

    Настоящий, молодой, талантливый!!! Рекомендую к прочтению всем филологам. Невероятно интересно)

  • Стен

    Вроде бы всего-то несколько фрагментов воспоминаний — а Даль как живой, без хрестоматийного глянца. Умели же раньше люди писать, и не только литераторы!