Родословная с Юлией Свинцовой

Листок в клеточку

Вот если бы каждый такой листочек написал и передал потомкам!

Если бы не этот листочек, мы никогда бы не узнали об этом человеке, замечательном докторе Скалепове.            

Пожелтевший листочек в клеточку моя бабушка Надежда Матвеевна Свинцова (до замужества Бадьина) бережно хранила в своём деревенском сундуке, всегда казавшемся мне волшебным. Вещи долговечнее людей, и потому сундук до сих пор со мной. Так же, как и документ с её почерком и её судьбой, изменённой очень добрыми и неравнодушными настоящими людьми. Если бы не он, мы никогда не узнали бы об этом человеке, замечательном докторе Скалепове.

                
Вот что писала о своей жизни моя бабушка:

«Родилась я в 1897 году в деревне Большие Гари Уржумского уезда Вятской губернии в семье неграмотного крестьянина Матвея Артемьевича Бадьина. Дед Артемий был нищим, побирался кусками. Детство прошло в самых тяжёлых условиях: не было ни обуви, ни одежды, временами не было хлеба.     

На почве истощения восьми лет я заболела золотухой, во время которой едва не лишилась зрения. На счастье в деревне оказалась учительница Е.И. Котлецова, которая натолкнула неграмотных родителей на мысль отправить меня в Лажскую больницу, где я в течение 6 месяцев была на излечении у врача  Г.А.Скалепова.      

Врач Скалепов полюбил меня, часто разговаривал со мною. Он заметил у меня хорошие способности. В школе я не училась, но от старших сестёр на дому выучилась читать, писать, декламировать стихи, считать в уме и знала таблицу умножения. Врач Скалепов стал всё чаще и чаще носить мне книги, давал заучивать стихи, решать задачи, что я делала с большим желанием.
На следующий год я поступила в сельскую Больше-Гаринскую школу, сразу во второй класс, а через два года её закончила (курс был трёхгодичный).

Врач Скалепов через сельскую учительницу справлялся, видимо, о своей ученице, и тотчас по окончании школы они вместе с учительницей Котлецовой решили отправить меня учиться в «город».  Учительница поговорила с отцом и сама отвезла в город Уржум для сдачи экзаменов в гимназию. Экзамен я выдержала из 130 поступающих первой, и с 1 сентября 1909 года была зачислена ученицей Уржумской женской гимназии.

У родителей средств на моё обучение не было, но мои благодетели помогли мне и в этом. Лажским обществом вспомоществования, в руководстве которого стоял мой знакомый врач, мне было выделено 200 рублей. Обучение в гимназии стоило 20 рублей в год, необходимо было платить также за учебники, канцпринадлежности и квартиру. На выделенные 200 рублей я просуществовала четыре года. 80 рублей стоило обучение, остальные ушли на одежду и прочие расходы. За квартиру я платила только первый год, на второй год была пристроена на бесплатную в качестве девочки–прислуги к барыне Тимофеевой, знакомой врача Скалепова.

Через 4 года Лажское благотворительное общество прекратило свою деятельность, Скалепов переехал в Уржум. И мне необходимо было найти другой способ существования. Благодаря заботам врача Скалепова, меня устраивают репетировать детей купцов, главным образом, староверов — Шамовых, Стяжкиных. Таким путём я зарабатывала средства на ученье, продолжая с честью выполнять обязанности горничной у той же барыни Тимофеевой до окончания гимназии. В течение последних двух лет я ещё получила 200 рублей стипендии, установленной Уржумским земством в память одного земского деятеля Селюнина».

 

Всеведущий Интернет знает о Ефиме Ивановиче Селюнине. Родился он в Кокшинской волости Уржумского уезда. В 1867 году был избран в земские гласные и до самой смерти, живя в Уржуме,  активно участвовал в работе земских учреждений. Был председателем уездной земской управы. За активную работу был отмечен двумя серебряными медалями, а также медалью за организацию переписи. Имел звание Личного и Потомственного Почетного гражданина. Умер он в 1914 году. Помогал обществу при жизни и, так получилось, что помог моей бабушке и после своей смерти.     

 

Бабушка всегда училась только на отлично

Семь классов гимназии Наденька окончила с отличными оценками по всем предметам в мае 1916 года. Среди предметов были Закон Божий, русский язык с церковнославянским и словесность, математика, география всеобщая и русская, естественная история, история всеобщая и русская, физика, математическая и физическая география. Также она обучалась чистописанию и рукоделию «с отличными успехами», а из необязательных предметов изучала педагогику и рисование и также на отлично. На основании установленных правил Надежда Матвеевна Бадьина была удостоена звания ученицы, окончившей полный курс учения в женских гимназиях, а Педагогический Совет присудил ей золотую медаль.

Ещё год она проучилась в восьмом дополнительном классе. В свидетельстве об окончании указано содержание курса – педагогика с дидактикой, начальное преподавание русского языка и арифметики, специальный курс – математика. По всем предметам только  отличные познания. «Сверх того она обучалась пению с отличными успехами». Всё это дало ей право приобрести звание домашней наставницы. Дата выдачи свидетельства 1 мая 1917 года, город Уржум.

К аттестату, который ныне хранится у меня, были приложены правила и обязанности домашних наставниц и учительниц. Последний шестой пункт гласил: «Домашняя наставница или учительница, если будет точно соблюдать эти правила, получит право, по выслуге в сём звании не менее 20 лет, воспользоваться пенсией или поступить в дом призрения бедных девиц благородного звания на казённое содержание».

История сложилась не так, как предполагал такой важный документ –  Положение о женских гимназиях и прогимназиях Министерства Народного Просвещения, высочайше утверждённый в 1870 году. Ведь в этом году родился не только этот документ, но и В.И. Ленин, который все эти документы сделает недействительными.                                          

Многие годы моя бабушка преподавала русский язык и литературу в школе села Лебяжье. Кстати, была хорошо знакома с сестрами Кирова – Анной и Елизаветой Костриковыми. Обе они окончили Уржумскую гимназию, обе всю жизнь учительствовали. А Елизавета Мироновна с 1931 по 1946 заведовала Елькинской семилетней школой Лебяжского района.

 

Сельская учительница Надежда Матвеевна Свинцова

Сохранились письма, фотографии учеников бабушки. «На добрую память лучшему учителю моему, дорогой и многоуважаемой Надежде Матвеевне». Это от будущего инженера Ильи Ожогова, 22 июня 1945, из Моравии. «Дорогой учительнице в дни великой войны», апрель 1944 – от Николая Суханова.       

Занималась общественной работой, была регистратором всероссийской переписи 1921 года, сохранился её мандат. Много лет была депутатом Лебяжского сельсовета. Ведь вокруг многие, почти все, были её ученики и откликались и на  воскресники по уборке села, и на посадку деревьев, цветов, на сбор книг для библиотеки. О многих она хлопотала. А кому-то бывало и стыдно, когда проверяли работу магазинов, столовой, клуба, пекарни, избы-читальни. В большой статье в газете «Кировская искра» о её депутатской работе сказано: «Почти в каждом случае Надежда Матвеевна добивается положительного результата».  

  

Бабушка и мой отец, курсант Военно-медицинской академии.50-е годы

Последние три года своей жизни она прожила с нами. Она научила меня читать. До сих пор помню, что это был не букварь, а большая азбука. Она провожала меня в первый класс, с ней я делала свои первые уроки. При мне же она умерла, во сне, когда прилегла отдохнуть после обеда. Несколько часов я в одиночестве горько оплакивала свою первую, такую тяжёлую потерю.

 

Скоро в школу. Фото Бориса Семёнова

В 1987 году исполнялось 50 лет первому выпуску учащихся этой школы. К тому времени Надежды Матвеевны уже не было в живых, она умерла в 1969-м. Но в заметке местной лебяжской газеты, через 18 лет после её смерти и спустя 21 год с её отъезда в Петрозаводск, было напечатано: «Все учившиеся в школе с большой благодарностью вспоминают педагога Надежду Матвеевну Свинцову, награждённую за многолетнюю добросовестную работу орденом Ленина».

 
Бабушка Надя оправдала надежды доктора Скалепова, он мог бы ею гордиться. Думаю, она никогда не забывала его и была благодарна человеку, так изменившему её жизнь.

 
Из Интернета удалось узнать, что Скалепова звали Георгий Алексеевич,   родился он в 1871 году. В 1896-м окончил медицинский факультет Киевского университета. И в рубрике «Наши выдающиеся врачи» упомянут как заведующий диагностическим отделением областной больницы среди тех, кто оказывал помощь воинам Великой Отечественной в эвакогоспиталях и больницах и был представлен к наградам. А ведь в 1941 ему было уже 70 лет…

Помнят ли его земляки-вятичи? Живы ли потомки? Им говорим через годы и расстояния: «Спасибо доктору Скалепову, спасибо учительнице Котлецовой, спасибо всем добрым и неравнодушным людям, которые есть и будут во все времена! Добро не исчезает, оно передаётся из рук в руки и освещает жизнь».

 

  • Юлия Свинцова

    Знаете, мне никогда не хочется остаться там, где я бываю. Мне с юности глубоко в сердце запали строчки :»Времена не выбирают, в них живут и умирают». Как, впрочем, и страны. Раз я родилась здесь и сейчас, «значит, это кому-нибудь нужно»)))
    В прошлое и обратно я легко перемещаюсь, а вот в будущее с трудом, наверное, память предков сильнее легкомысленных юных потомков))

  • Ангелина

    Юля, Вы- путешественник во Времени. Иногда становится даже боязно от того, в какие глубины Вы проникаете!А вдруг захочется остаться там, среди родных, но не совсем знакомых людей?)Где Вы лучше себя ощущаете: в реальной жизни или там, в истории? Просто фантастика — до чего Вы докапываетесь!

  • Александра Вересена

    Мне иногда кажется, что точки ставит не сам человек. Они поставлены порой до его рождения.И тогда вернуть людей из До жизни, понять их судьбу очень сложно. Это как закрытые двери, а ключи потеряны. Или кодовый замОк…

  • Юлия Свинцова

    Да, конечно было, ведь я не ставлю точек)
    В книге Елены Ржевской, переводчицы, расследовавшей самоубийство Гитлера,которую я сейчас читаю, сказано так.
    «Мне уже давно пора ставить знак препинания. Пожалуй,точку. Ну, а может, и нет.
    Люди из прожитой мной жизни имеют свойство возвращаться ко мне.Кто просто въяве, кто живым призраком всё ещё протяжённого прошлого, кто издалека подавая знать о себе, иногда и самым непредвиденным образом».
    И ещё — » У времени нет счёта — его мы придумали, — а есть знаки. Нам подают их на каждом шагу».
    Во многом с этим согласна. Только ко мне возвращаются люди из моей ДО жизни. Возможно, именно потому, что я не ставлю точек,не разрезаю Время на части.

  • Александра Вересена

    Юлия Германовна, так Вы считаете, что если точку не поставит сам человек, который ищет, то история потом, даже спустя какое-то время, может получить продолжение? А было ли у Вас так?

  • Юлия Свинцова

    Свобода, свобода полёта!) При возможно полной исторической точности.
    Иначе скучно…
    Сегодня вместе с прапрапрапрапрадедушкой Амелунгом принимали на балу в нашем доме в штате Мэриленд Джорджа Вашингтона. А до обеда сражались с чумой и холерой в харьковских краях с прапрапрапрадедом Майером и подарили нуждающимся нашу фамильную аптеку, полную самых современных 1833 году лекарств.Заодно раскрашивали семейный герб — лев на зелёной траве, змея, пушка на лафете и серебряная граната. Без свободы летящего и ликующего перемещения во времени просто никак.

  • Алексей Конкка

    Но терпение, настойчивость — необходимое свойство, Юлия Германовна! А если это помножить на устремленность, то тогда и получается творение (и подлежащее и сказуемое)) Просто? Да, только больно мало людей, которые обладали бы хоть малой толикой всего перечисленного)

  • Юлия Свинцова

    Обычно точки в историях ставим мы сами.

    Потому что некогда — поискать, позвонить,выслушать,написать,
    потому что не стоит — рассказывать, показывать, сообщать,
    потому что заранее известно — всё бесполезно и невозможно,
    потому что неудобно, стыдно, никому не интересно.
    Эти истории всегда продолжаются, потому что они не имеют ни начала, ни конца. Описывая небольшой участок Времени, они всегда готовы сдвинуться по его оси в любую сторону. Если не делить Время на отрезки, тогда оно и придёт, это свободное парение.
    А ещё, конечно,здорово, когда у тебя есть волшебный сундук!)

  • Александра Вересена

    Мне почему-то кажется, что это свойство только Ваших чудесных историй — продолжаться. Иногда, чаще всего… Бывает точка и закрытая дверь. Или, может быть, всё дело в том, кто ищет?

    Как интересно — по ссылке читаем: «Сведения о враче Георгии Алексеевиче Скалепове сообщила бывший врач-педиатр города Петрозаводска (Карелия), ныне (июнь 2011 г.) врач-бактериолог Юлия Германовна Свинцова. Многие годы она занимается историей своей семьи, пишет о своих предках короткие рассказы и публикует их.»

  • Юлия Свинцова

    И вот только что отыскалось в инете, давно не проверяла. В архиве РФ (ГАРФ)
    Заголовок дела: Скалепов Георгий Алексеевич
    Дела о присвоении звания заслуженного врача РСФСР
    19 ноября 1943

  • Юлия Свинцова

    Все Ваши желания, Александра, всегда исполняются, а мои истории всегда имеют продолжение))
    Эту историю, во-первых, прочитали жители Лебяжского района.
    А, кропотливо ища, отыскала в интернете и фотографию доктора Скалепова в молодости, и рассказ о выращенной им племяннице, тоже враче.О Георгии Скалепове вспоминают так:«Если он появлялся на одном конце села, то на другом его конце люди снимали шляпы, приветствуя его».
    http://www.kasly.su/History_of_medicine_20.htm
    Автор этого сайта передал по моей просьбе слова нашей благодарности потомкам Доктора.Я ведь говорю — добро никогда не исчезает!)

  • Александра Вересена

    Очень хочется, чтобы этот материал прочли не только в Карелии… Вдруг будет еще одно открытие, знакомство, судьба. Так хотелось бы!!! Радостно и грустно чуть-чуть после прочтения этой истории. И всё-таки, как важно знать, что простое неравнодушие людей, забота врача и учительницы помогли Вашей бабушке получить образование, стать профессионалом. Хочется больше знать о таких примерах настоящей человеческой заботы.