Лариса Хенинен

Тайны Дома трех Бенуа

 

Много мыслей и чувств неожиданно разбудил во мне невероятный Дом Бенуа и совершенно удивительный музей-квартира С.М. Кирова.

Еще дома решила — понедельник перед отъездом проведу в Русском музее. Впереди у меня было пять прекрасных дней в Питере. В них требовалось уместить хлопоты по улаживанию одного важного житейского дела, две приятных встречи, три запретных пирожных, Дом книги, а также выставку Фалька, экскурсию с Львом Лурье и кино про Довлатова.

С Фальком и Лурье мне предстояло встретиться впервые.  Афишный сербский Гулливер с печальными глазами был, конечно, очень похож на обожаемого писателя, но ведь это только картинка, очаровываться заранее не стоило. Наверняка было известно только одно — какие бы  впечатления ни приготовил мне Петербург на этот раз, если мой последний питерский день пройдет в любимом Русском музее, то домой я уеду, как всегда, очарованная и почти счастливая.

Дело мое уладилось, разговоры согревали и вдохновляли, фальковские задумчивые портреты не отпускали из маленькой галереи, а великолепный экскурсовод Лурье за два с лишним часа на морозе и вспомнить не дал о том, что северный март — вовсе не весна, так интересен был маршрут и хорош рассказчик. Ко всему этому счастью прилагалась оранжевая полная луна, полет под этой луной  по непривычно пустым набережным оледеневшей Невы, мерцание каменной красоты в лучах подсветки (дворец ли, острог — все безупречны, надменны и прекрасны). И невозмутимый сфинкс в объективе замерзшей камеры — никчемная попытка зафиксировать переполняющий душу восторг.

Лишь в фильме про Довлатова все для меня оказалось не то и не так. Я устала от просмотра настолько, что, когда, едва дождавшись титров, вышла с утреннего сеанса на залитый солнцем Невский, поняла — сил на Русский музей у меня уже нет. Зато есть целый, практически не начатый, не по-питерски яркий день. В такой день надо просто идти, куда ноги несут, и во все глаза разглядывать город.

Через полчаса я поднялась из метро на «Петроградской». И никаких планов, ни единой цели — ноги понесли меня по прекрасному Каменностровскому проспекту.  Тому, о котором Мандельштам написал когда-то нежное: «…легкомысленный красавец, накрахмаливший свои две единственные каменные рубашки, и ветер с моря свистит в его трамвайной голове». Рубашки Каменноостровского скроены затейливо, здесь и неоклассицизм, и неоготика, и эклектика, а главное модерн — предмет моей неугасающей любви. Стрельчатые гранитные порталы и трапецеевидные окна, эркеры и башни, совы и тролли… Словно привет из Хельсинки. Однако дом, который неожиданно стал главным впечатлением этого солнечного дня, к моему любимому модерну никакого отношения не имеет.

Возможно, я просто прошла бы мимо. Но я замерзла. Слишком увлеклась разглядыванием причудливых фасадов и когда поняла, что надо бы в тепло, рядом, как назло, не оказалось ни одной кофейни. Зато обнаружилась табличка, сообщавшая о том, что здесь, в доме номер 26-28 находится Музей-квартира С.М. Кирова и что несмотря на понедельник музей открыт. И, толкнув тяжелую дверь, я оказалась в огромной парадной.

Первый секретарь Ленинградского обкома партии, личный друг товарища Сталина, любимец партии и народа проживал на четвертом этаже. Можно подняться по лестнице или долго ехать на старом медленном лифте. В любом случае окажешься перед дверью с латунной табличкой — то ли вход в музей (экспозиция «Быт партийного руководителя 1920 — 30-х годов), то ли портал в прошлое.

 

За дверью дремлет в музейной тишине большая пятикомнатная квартира. Она выглядит практически так же, как в тот день, когда ее высокопоставленный жилец отправился отсюда на свою государственной важности службу в последний раз. 1 декабря 1934 года домой он не вернулся, в пятом часу пополудни  упал замертво в коридоре Смольного. Пуля, прилетевшая Кирову в затылок, оказалась чудовищной силы. Выстрел, убивший важного партийного чиновника, стал смертельным для сотен тысяч советских людей, а жизнь миллионов превратил в ад. Как из разорванных тканей просочилась, расплылась по кировской фуражке темным бесформенным пятном кровь, так по стране стал расползаться липкий кошмар сталинского террора.

Окровавленная фуражка теперь экспонат необычного музея на Каменноостровском, один из множества хранящихся в нем предметов, принадлежавших когда-то товарищу Кирову и способных  немало рассказать о своем владельце. Все эти вещи подлинны, если приглядеться, то на мебели даже можно разглядеть следы от когтей кировского кота. Почти  такие же, как на моем многострадальном диване. И оттого музей  перестает быть для меня просто музеем.

Оказывается, фамилию Киров я знаю сколько себя помню. Я только что научилась выговаривать  звук «р» и слова с этой упрямой буквой казались мне самыми красивыми. С энтузиазмом я повторяла за бабушкой: «КиРРРова, дом тРРРи»! Так мы с ней учили наизусть мой самый первый в жизни адрес. Мы жили на улице имени пламенного большевика, в каждом городе была такая улица, обычное дело. Удивительно было другое  — бабушка рассказывала, что когда-то в юности ей довелось видеть «живого Кирова». И, что казалось совсем уж невероятным, разговаривать с ним.

Было это в в том самом 1934-м. Будущая моя бабушка, тогда еще семнадцатилетняя Зиночка, устроилась на работу официанткой в один из домов отдыха под Ленинградом. И досталось ей обслуживать непростых отдыхающих  — первого секретаря Ленинградского обкома с женой. Супруга, вспоминала бабушка, женщина была капризная и будто постоянно чем-то недовольная, а вот сам Сергей Мироныч — открытый, простой, улыбчивый и по-доброму пошутит всегда. «Так  я плакала, когда его убили, по нему все плакали, хороший был, любили его…»

С.М. Киров
С.М. Киров

Да, я не просто в музее, не просто в «квартире крупного партийного функционера 20-30-х годов». Я в доме человека, улыбка которого нравилась моей юной бабушке. Впрочем, что уж говорить про скромную, без году недели из деревни, Зину, старательно постигающую науку сервировки (нож справа, вилка слева, салфетка кулечком) среди крахмальных скатертей, френчей и креп-жоржетовых платьев! Обаяние Кирова действовало на всех. Он легко находил общий язык и со слесарем, и с академиком, способен был очаровать и сознательную пролетарку, и балерину «из бывших». Он подолгу принимал просителей, выслушивал жалобы, любил  разбираться во всем лично. Постоянно ездил по предприятиям и многих старых ленинградских рабочих знал по имени-отчеству.  

Можно ли поверить, что в 30-е годы на Соловках, Беломорско-Балтийском канале и в Свирлаге, находившихся в ведении этого обаятельного человека, любовно-уважительно называемого народом «наш Мироныч», было уничтожено почти полтора миллиона человек? Что из его красноречивых уст  звучали страшные слова: “ЧК-ГПУ  это орган, призванный карать, а если попросту изобразить это дело, не только карать, а карать по-настоящему, чтобы на том свете был заметен прирост населения, благодаря деятельности нашего ГПУ”?

«Чтобы на том свете был заметен прирост населения»… Возможно, эту пылкую  речь Киров писал здесь, в просторной комнате с эркером, двумя балконами и камином. Это его домашний кабинет. Все очень респектабельно, даже роскошно: на полу персидский ковер, поверх него шкура белого медведя – подарок челюскинцев, под столом шуба его бурого собрата, а на камине — чучело лисы. Лису хозяин добыл на охоте собственноручно. Всюду диковинные подарки-рапорты, такой вот отчет ленинградских рабочих  об освоении новых видов промышленной продукции. С многочисленных фотопортретов  смотрят Сталин, Ленин, Ворошилов, Куйбышев. Тут же  Бухарин, с которым Киров был очень дружен и которого до 1929 года часто принимал  у себя. И еще один друг — Орджоникидзе. Его супруга, рассказывая о «дружеских посиделках»  в этом доме, вспоминала, как хозяин любил слушать музыку и смотреть кино.

 

Особым и частым гостем в кировской квартире на Каменноостровском был Сталин, он останавливался здесь при любом визите в Ленинград. Сергей Миронович в свою очередь не только жил в московской квартире и гостил на сочинской даче Сталина, но и ходил с вождем в баню, чего не удостаивался больше ни один человек из ближайшего окружения. Вождь возлагал  на энергичного и харизматичного «Мироныча» большие надежды: в Ленинград, оплот оппозиции, его отправили эту оппозицию развалить. Киров справился блестяще.

 


Сталин смотрит  со стены и в библиотеке. Как интересно рассматривать эти книжные полки. Страстный книголюб, Киров собрал в своей личной библиотеке около 20 тысяч книг. Пользуясь своим положением секретаря ЦК ВКП(б), он выписывал различные европейские издания на русском языке, да такие, о которых массовому советскому читателю и знать не полагалось.

Среди старых переплетов можно обнаружить «Очерки русской смуты» Деникина и переписку Николая II, сочинения Троцкого и редкие атласы птиц  Европы. На полках стоят рядом книги по самым разным областям знаний  — электроэнергетике и инженерному делу, механике и химическому производству.  Мирно соседствуют книги об охоте и труды по развитию дошкольного воспитания. На многих страницах остались заметки Кирова — следы его серьезного, вдумчивого чтения.

Из библиотеки  — в столовую. Здесь шишкинское «Утро в сосновом лесу» в литографии и чучела птиц на стенах. Здесь все, о чем мог только мечтать советский меломан и радиолюбитель: электропатефон Ленинградского граммофонного завода, немецкий радиоприемник Westinghouse в футляре, радиола завода «Радист». Киров любил музыку. А под звуки грампластинки в пустующем ныне большом аквариуме, подключенном прямо к водопроводу, плавали когда-то подаренные рыболовецкими колхозами зеркальные карпы.

Но главное в столовой, конечно же, огромный обеденный стол. Киров к разносолам был равнодушен, предпочитал гречневую кашу, печеную картошку, речную рыбу да пироги с капустой, однако готовили для него два личных повара, один из которых до революции служил при императорском дворе. Да и нехватки продуктов в этом доме не знали даже в дни, когда отоварить карточки ржавой селедкой считалось у ленинградцев большой удачей. Продукты хранили в старинном леднике, кроме которого в хозяйстве был холодильник — один из самых удивительных музейных экспонатов. Этот рефрижератор фирмы «Дженерал электрик» привезен был из Америки специально для Кирова, стоил он  тогда как два автомобиля «Форд».

 

В столовой Киров любил работать. Принимал  гостей, разложив на обеденном столе бумаги, писал важные доклады. Здесь 1 декабря 1934 года он закончил свой последний доклад, произнести который ему было  уже не суждено.

Из столовой  можно заглянуть в спальню, где растянулись  на полу лисьи шкуры. Две кровати стоят отдельно, в изголовье — прикроватные тумбочки, рядом туалетный столик. В 2005  году в этой комнате режиссер В. Бортко снимал свой сериал по знаменитому булгаковскому роману, и за туалетным столиком  из мельцеровского гарнитура Маргарита, собираясь на бал, наносила на себя волшебный крем, из окна этой спальни вылетала она, исполненная легкости и восторга, в ночь. А кабинет Кирова выступил у Бортко в роли квартиры критика Латунского, которую Маргарита с таким упоением разгромила.

Ванная комната, в которой она яростно откручивает краны, чтобы затопить жилище ненавистного, тоже из кировской квартиры. Меня в этой просторной комнате поразил  принадлежавший Кирову банный халат. Владельцем такого халата, махрового, пушистого, легко представить изнеженного сибарита, и совершенно невозможно — «твердокаменного большевика».

 

Куда проще вообразить его в специальной комнате для отдыха. Есть в квартире и такая. Она, пожалуй, больше прочих может рассказать не о легендарном Кирове, а о Сергее Кострикове (так он звался, пока не взял себе псевдоним в честь персидского царя Кира). Здесь сохранились столярные и слесарные инструменты, Сергей Мироныч любил на досуге мастерить. В шкафу сложены охотничьи принадлежности и ружья, при жизни Кирова их было 16. Здесь же хранятся его лыжные ботинки, его одежда – популярные в 30-е военные френчи и модная кожаная куртка для охоты.

Стеллаж и шкаф заняты журналами и газетами, а в углу стоит старая, времен гражданской войны, складная походная кровать. На этой самой кровати  не раз случалось отдыхать дорогому гостю Сталину.

А потом народ будет распевать тайком горько-залихватское: «Эх огурчики да помидорчики! Сталин Кирова убил в коридорчике…»

Увидел ли вождь действительно в народном любимце  конкурента и поспешил хладнокровно устранить его со своего пути — неопровержимых доказательств этому нет. Так же как нет доказательств версии по которой болезненно-самолюбивый  убийца Николаев казнил успешного и яркого Кирова из ревности-мести за свою незаладившуюся жизнь… Как бы то ни было, Сталин искусно использовал гибель любимого друга и соратника, чтобы стереть с лица земли досаждавшую партийную оппозицию и развязать  террор. Подрастающая паранойя жаждала, требовала крови. И кровь потекла. Начались массовые репрессии.
Дом на Каменноостровском обескровлен был основательно. В 1934-1938 годах аресты произошли в 55 квартирах из 123.

Мог ли представить триумвират блестящих архитекторов Бенуа, взявшихся в 1910 году по заказу «Первого Российского страхового общества»  за строительство на Петроградской стороне доходного дома, какие драмы буду разворачиваться в этих стенах? Они строили не просто дом, они проектировали «идеальный тип будущих зданий нового Петербурга». Настоящий город в городе раскинулся между Каменноостровским проспектом и улицами Кронверкская и Большая Пушкарская. Уровень комфорта был фантастический — канализация, водопровод, паровое отопление, лифты, телефоны, а также  собственные электростанция, котельная, прачечная, мусоросжигательная печь и снеготаялка, каретные сараи и несколько гаражей. Одиннадцать внутренних дворов обслуживали двадцать дворников. В каждом подъезде стоял швейцар.

В богато декорированный в стиле Людовика XIV дом в 1914 году въехала непростая публика. В 5-12-тикомнатных квартирах поселились почетные граждане города, потомственные дворяне, чиновники высших классов и представители купечества. Здесь жили  модные писатели и журналисты, архитекторы и преподаватели вузов, доктора медицины и военные в отставке. Нетрудно догадаться, какая судьба ожидала первых жильцов «Дома Бенуа», как его сразу стали называть. Уже через три года все они были выселены или «уплотнены».

Их место займут новые хозяева. В самые лучшие  квартиры заселятся известные партийные деятели  — «хозяин Ленинграда» Г. Зиновьев, Ф. Угаров, Н. Шверник, финские коммунисты Э. Рахья, Г. Ровио и  О. Куусинен. В просторные хоромы люди в форме будут заносить роскошную, но разношерстную мебель — конфискованную у «лишенцев» обстановку новоселы получали бесплатно по ордерам со специального склада.

Были и те, кто въезжал с парой грубо сколоченных табуретов, ведь часть барских квартир  превратили в коммуналки для простых смертных. Под квартирой Кирова как раз была такая коммуналка, доставлявшая большое неудобство кировской охране.

Но дом, конечно, знаменит своими выдающимися жильцами. В разное время в нем жили маршал Л. Говоров и  композитор Д. Шостакович, поэт А. Прокофьев, исполнитель роли Чапаева Б. Бабочкин и его коллега Н. Черкасов, нейрофизиолог Н. Бехтерева. Что ни имя, то личность…

Меня же поразила история, связанная с квартирой №116. В ней в 1918-1920 годах размещался Клуб финских коммунистов имени Куусинена. Этот клуб был фактическим штабом Коммунистической партии Финляндии в Петрограде.  После поражения финской Красной гвардии в Гражданской войне, тысячи красногвардейцев бежали из Суоми в Советскую Россию и большая часть из них осела в городе на Неве. У финских красных бонз карманы ломились от денег — они вывезли из Финляндского банка иностранной валюты  на миллионы марок. Жизнь начали вести роскошную, жили в лучших петроградских гостиницах, кутили в ресторанах. Рядовые же коммунисты едва сводили концы с концами. За выражение недовольства руководством их наказывали или просто исключали из партии.

Тогда родилась так называемая «револьверная оппозиция». Ее члены решили «убрать руководство и пропасть, её отделяющую». 31 августа 1920 года  в квартире 166 они реализовали свои планы, устроив  настоящую бойню, в которой были расстреляны высокопоставленные члены руководства Коммунистической партии Финляндии. Восемь человек убиты, ещё десять получили ранения.

Убитых похоронили на Марсовом поле, в последний путь их провожали 100 тысяч человек. Хоронили как жертв белофиннов, так и на надгробном камне написали. Но в высеченных на этом же камне стихах о «стрелявших в спину» «тайных убийцах с чёрной душой» говорится и о зависти Каина — свои убивали своих.

 

…Когда я закрыла за собой тяжелую дверь парадной и побрела в сторону «Горьковской», оказалось очень сложно вернуть себя в сегодня. Детские воспоминания, ощущение поразительной близости казавшихся такими далекими событий, размышления об истории двух моих стран и невероятных судьбах тех, кто эту историю делал  — как много мыслей и чувств неожиданно разбудил во мне невероятный Дом Бенуа и незапланированный, но совершенно удивительный музей.

Уезжала домой, как всегда, очарованная.

 

Фото из музея-квартиры Ларисы Хенинен

  • Spectator

    Киров умер со спущенными штанами
    АВТОР:

    СЕРГЕЙ КИРОВ: высокопоставленный ловелас

    Долгое время Маркс ДРАУЛЕ не догадывался, чьим сыном является. Помнил только, что до шести лет жил вместе с родителями и младшим братом на Лесном проспекте в Ленинграде, а потом оказался в детском доме. О том, что некая Мильда ДРАУЛЕ была любовницей Сергея КИРОВА и ее муж Леонид НИКОЛАЕВ убил партийного вождя из ревности, Маркс Леонидович узнал из газетных статей. Сопоставив их с детскими воспоминаниями, Драуле обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой выяснить, не является ли он сыном Леонида и Мильды, и, если да, признать его жертвой политических репрессий, ибо родители, по его мнению, осуждены необоснованно.

    Александр ГОРЕЛИК, Юрий БИРИЛОВ,
    Александр БОРИСОГЛЕБСКИЙ (фото),
    «КП-Петербург» специально для «Экспресс газеты»

    МИЛЬДА ДРАУЛЕ: виновница трагедии

    Проверка показала, что Маркс Леонидович действительно сын Мильды Драуле и Леонида Николаева. Впрочем, просьба о присвоении статуса жертвы репрессий требовала повторного рассмотрения дела об убийстве «ленинградского царя», и криминалисты заново начали изучать документы и улики 70-летней давности. Неоценимую помощь в этом им оказал Петербургский музей Сергея Кирова. Решив положить конец разговорам о том, что на самом деле произошло 1 декабря 1934 года в Смольном, директор мемориальной квартиры Татьяна Сухарникова предоставила специалистам одежду и белье, в котором погиб «главный коммунист Ленинграда». За все 70 лет вещи ни разу не стирали, и после проведения ряда экспертиз выяснились совершенно скандальные обстоятельства гибели Мироныча, ставящие крест на официальной версии убийства.

    Любовный треугольник

    Во-первых, выяснилось, что убийство случилось не в коридоре Смольного, как принято считать, а в кабинете Кирова, том самом, где сейчас сидит Валентина Матвиенко.

    ЛЕОНИД НИКОЛАЕВ: обманутый муж

    — Один из охранников Мироныча показал на допросе, что после выстрела они не сразу смогли открыть дверь кабинета: она была подперта телами убитого Кирова и упавшего в обморок Николаева, — рассказывает известный тележурналист Александр Борисоглебский, снявший о расследовании фильм «Смертельный треугольник». — Кроме того, пулевое отверстие в фуражке Кирова не соответствует пулевому отверстию в его черепе. То есть головной убор прострелили позже, чтобы подкрепить «коридорную» версию.
    Во-вторых, исследование кальсон Мироныча показало, что незадолго до гибели Киров занимался сексом: на ткани оказались пятна спермы.
    — Жена в это время была дома, на Каменноостровском проспекте, — продолжает Борисоглебский. — А вот Мильду Драуле допрашивали уже через несколько минут после убийства, значит, она была на месте преступления. Когда ее доставили в ОГПУ, на ней были только пальто и туфли, то есть в момент убийства она была совершенно голой.

    НЕСТИРАНЫЕ КАЛЬСОНЫ: пятна спермы доказывают — перед смертью Мироныч занимался сексом
    НЕСТИРАНЫЕ КАЛЬСОНЫ: пятна спермы доказывают — перед смертью Мироныч занимался сексом

    Известно, что Киров был известным ловеласом. Его супруга Мария Маркус была больна, бесплодна, перенесла несколько инсультов, и любимец Сталина, партии и народа заводил многочисленные романы.
    В конце 20-х он знакомится с Мильдой Драуле, и вскоре она вместе с мужем, Леонидом Николаевым, уже работает в Смольном. В 1930 году Мильда и Киров отдыхали в санатории ВЦИК, и ровно через 9 месяцев у Драуле рождается сын Леонид, младший брат Маркса.
    — Я ничего не утверждаю, просто указываю на это совпадение, — рассуждает журналист. — Об отношениях Мильды с Кировым шушукался весь Смольный, а Николаев был самовлюбленным и нервным человеком. 1 декабря, узнав об очередном свидании Мильды с Кировым, Николаев ворвался с наганом в кабинет первого секретаря и застал их.
    Киров, согласно новой версии убийства, в это время либо занимался сексом, либо только что, закончив, натянул штаны. А вот Мильда была голой.

    НАКЛАДОЧКА: фуражка Сергея Кирова была прострелена позже, в угоду официальной версии

    Месть за любимца партии

    Финал истории печален. Сталин использовал убийство Кирова в своих целях. Лидер питерских коммунистов не мог погибнуть от руки мужа любовницы, его могли убить только враги. Поэтому была создана версия о выстреле в коридоре Смольного, был оперативно выдуман некий вражий «Ленинградский центр» — 13 человек, имена которых сотрудники ОГПУ наугад выхватили из записной книжки Николаева. Всех их расстреляли уже в конце декабря. Расстреляли также Мильду Драуле и ее сестру Ольгу с мужем. А затем по Ленинграду прокатились репрессии: за год население города сократилось на 35 тысяч человек. Их дети остались сиротами, в числе которых оказался и Маркс Драуле.

    Комментарий

    Александр БОРИСОГЛЕБСКИЙ, автор телефильма «Смертельный треугольник»:
    — Мне не противно было копаться в грязном белье, потому что есть разница — погиб человек в бою или от адюльтерного треугольника. Я хочу понять, как человек приходит к такой смерти. Киров был любимцем Сталина, партии, народа и так позорно умер. Почему? Мне кажется, из-за вседозволенности. Интересно, где тот предел развращенности, когда Бог уже не наказывает, а карает?

    • Spectator

      Все официальные материалы, которые после тщательной цензуры публиковались в газете «Правда», были фальсификацией. Кстати Николаев не был расстрелян по приговору суда. Он погиб от рук чекистов во время выезда на следственный эксперимент. Была инсценирована автокатастрофа.

  • Spectator

    Окровавленная фуражка это фальшивка. Киров был застрелен в своем кабинете в спину. Пуля, пробив его, ранила его секретаршу Драуле. Когда Ежов доложил об обстоятельствах смерти Сталину. тот долго хохотал, а потом высказался, утерев слёзы: «Даже я не смог бы придумать лучше. Теперь руки у нас развязаны, наши враги ответят за смерть любимца народа». Так что частушка, которая приведена ничего общего с действительностью тоже не имеет. Сталин виноват лично в тысячах смертей, но только не в этой.

    • Алина

      Кто знает, может, версия, которую Вы предлагаете, тоже ошибочна.Историю все время «корректируют», потому это самая субъективная наука из всех, что есть.

    • >«Окровавленная фуражка это фальшивка. Киров был застрелен в своем кабинете в спину».<
      ————————

      Из статьи «Убийство Кирова. История. Версии. Факты»:
      «Николаев, в прошлом служащий РКИ, дождался Кирова возле его кабинета в коридоре на третьем этаже и выстрелил ему в голову из револьвера».

      Из статьи в Википедии «Убийство Кирова»:
      «1 декабря 1934 года около 16 часов 30 минут Николаев подкараулил Кирова возле его кабинета в коридоре на третьем этаже Смольного и выстрелил из револьвера ему в затылок».

      Из статьи в Википедии «Николаев, Леонид Васильевич»:
      «1 декабря 1934, предъявив часовому партийный билет, вошёл в здание Смольного. Около 16 часов 30 минут, увидев Кирова в коридоре третьего этажа, возле его кабинета выстрелил ему в затылок».

      • Spectator

        Александр БОРИСОГЛЕБСКИЙ (фото),
        «КП-Петербург» специально для «Экспресс газеты»

        МИЛЬДА ДРАУЛЕ: виновница трагедии

        Криминалисты в 2003 году заново начали изучать документы и улики 70-летней давности. Неоценимую помощь в этом им оказал Петербургский музей Сергея Кирова. Решив положить конец разговорам о том, что на самом деле произошло 1 декабря 1934 года в Смольном, директор мемориальной квартиры Татьяна Сухарникова предоставила специалистам одежду и белье, в котором погиб «главный коммунист Ленинграда». За все 70 лет вещи ни разу не стирали, и после проведения ряда экспертиз выяснились совершенно скандальные обстоятельства гибели Мироныча, ставящие крест на официальной версии убийства.

        Любовный треугольник

        Во-первых, выяснилось, что убийство случилось не в коридоре Смольного, как принято считать, а в кабинете Кирова, том самом, где сейчас сидит Валентина Матвиенко.

        ЛЕОНИД НИКОЛАЕВ: обманутый муж
        ЛЕОНИД НИКОЛАЕВ: обманутый муж

        — Один из охранников Мироныча показал на допросе, что после выстрела они не сразу смогли открыть дверь кабинета: она была подперта телами убитого Кирова и упавшего в обморок Николаева, — рассказывает известный тележурналист Александр Борисоглебский, снявший о расследовании фильм «Смертельный треугольник». — Кроме того, пулевое отверстие в фуражке Кирова не соответствует пулевому отверстию в его черепе. То есть головной убор прострелили позже, чтобы подкрепить «коридорную» версию.
        Во-вторых, исследование кальсон Мироныча показало, что незадолго до гибели Киров занимался сексом: на ткани оказались пятна спермы.
        — Жена в это время была дома, на Каменноостровском проспекте, — продолжает Борисоглебский. — А вот Мильду Драуле допрашивали уже через несколько минут после убийства, значит, она была на месте преступления. Когда ее доставили в ОГПУ, на ней были только пальто и туфли, то есть в момент убийства она была совершенно голой.

        НЕСТИРАНЫЕ КАЛЬСОНЫ: пятна спермы доказывают — перед смертью Мироныч занимался сексом
        НЕСТИРАНЫЕ КАЛЬСОНЫ: пятна спермы доказывают — перед смертью Мироныч занимался сексом

        Известно, что Киров был известным ловеласом. Его супруга Мария Маркус была больна, бесплодна, перенесла несколько инсультов, и любимец Сталина, партии и народа заводил многочисленные романы.
        В конце 20-х он знакомится с Мильдой Драуле, и вскоре она вместе с мужем, Леонидом Николаевым, уже работает в Смольном. В 1930 году Мильда и Киров отдыхали в санатории ВЦИК, и ровно через 9 месяцев у Драуле рождается сын Леонид, младший брат Маркса.
        — Я ничего не утверждаю, просто указываю на это совпадение, — рассуждает журналист. — Об отношениях Мильды с Кировым шушукался весь Смольный, а Николаев был самовлюбленным и нервным человеком. 1 декабря, узнав об очередном свидании Мильды с Кировым, Николаев ворвался с наганом в кабинет первого секретаря и застал их.
        Киров, согласно новой версии убийства, в это время либо занимался сексом, либо только что, закончив, натянул штаны. А вот Мильда была голой.

        НАКЛАДОЧКА: фуражка Сергея Кирова была прострелена позже, в угоду официальной версии

        Месть за любимца партии

        Финал истории печален. Сталин использовал убийство Кирова в своих целях. Лидер питерских коммунистов не мог погибнуть от руки мужа любовницы, его могли убить только враги. Поэтому была создана версия о выстреле в коридоре Смольного, был оперативно выдуман некий вражий «Ленинградский центр» — 13 человек, имена которых сотрудники ОГПУ наугад выхватили из записной книжки Николаева. Всех их расстреляли уже в конце декабря. Расстреляли также Мильду Драуле и ее сестру Ольгу с мужем. А затем по Ленинграду прокатились репрессии: за год население города сократилось на 35 тысяч человек. Их дети остались сиротами, в числе которых оказался и Маркс Драуле.

      • Spectator

        А Википедия перепечатала из краткого курса ВКПб, отредактированного лично Иосифом.

        • В примечаниях к википедивской статье «Убийство Кирова» дана среди многих ссылка на статью «Киров со спущенными штанами», опубликованную в «Экспресс газете» в 2005 году. Наверное, она и является источником вашей информации.

          Издания типа «Экспресс газеты» живут за счет скандальных публикаций и сенсаций сомнительной достоверности. Справедливости ради надо заметить, что не чужды этому и некоторые телеканалы. Например, в двухсерийном фильме Пиманова «Загадка убийства Кирова» тоже задействованы эксперты-криминалисты. Правда, в отличие от упомянутой статьи, они пришли к несколько иным выводам. Не менее скандальным.

          P.S.
          Дневник человека, застрелившего в 1934 году главу Ленинграда, предъявлен в Санкт-Петербурге без купюр: http://svpressa.ru/society/article/17753/

          • Spectator

            я был знаком с экспертами по этому делу. Заключение: застрелен с близкого расстояния в спину из нагана. Пуля, пробив тело, вышла через грудь между рёбрами. Трасса пули примерно 47 градусов по отношению к оси тела. Этой же пулей была ранена Драуле.
            А теперь можете представить позу человека в которого стреляли? Кальсоны кстати в 2003 году только исследовали. В 1934 году никто это сделать не удосужился. А Николаева угрохали через три дня инсценировав ночью столкновение автомобилей. На следственный эксперимент его повезли ночью на грузовике. Так что чаще читайте газету «Правда». Удачи.

          • Ваш совет читать «Правду» опоздал на полвека. С конца 1960-х я с большим интересом читал не только «Правду» 1930-х годов, но и тех же лет пожелтевший том стенографических отчетов съездов и пленумов большевиков. Лежала у меня в студенческой тумбочке и такая книга как «Судебные речи» Андрея Януарьевича
            Вышинского.

            А уже в середине 1970-х я получил в подарок изданную в 1940 году брошюру
            со статьями о советско-финской войне, опубликованными в газете «Правда».

            Вот это было захватывающее занятие! Не сравнить со чтением бульварных изданий.

          • Spectator

            Представляю сколько правды было в той «Правде» за 1940 год. Про разгром под Суомусалми хотя бы писали? А об обмороженных советских солдатах, а об атаках по пояс в снегу на пулемёты?

          • О том, что можно было понять из правдинских статей о советско-финской войне, я объяснил 16 лет тому назад:
            «Несмотря на замалчивание в СССР событий, связанных с финской войной,
            мне давно было известно, в результате каких событий Карельский перешеек,
            Северное Приладожье и район на севере Республики Карелия оказались в составе
            Советского Союза. Источником информации послужила небольшая брошюра, изданная в Москве в 1940 г. и спустя 35 лет доставшаяся мне в подарок. Это был сборник материалов о советско-финской войне, опубликованных в «Правде» в 1939–1940 гг. Благодаря именно этому изданию я понял (и никогда уже в этом не сомневался), что Финляндия в 1939 г. подверглась агрессии со стороны СССР и, отстаивая в неравной борьбе независимость, потеряла часть своей территории».

            Что до подробностей, то о них стало известно куда позже из такого рода изданий:
            http://www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs2/talvisota.htm

          • Spectator

            Не знаю кому и что вы объясняли. Мне эти объяснения читать не доводилось. А в ссылку заглянул. Материал действительно интересный. Я не все это видел, но много другого приходилось. Мне эта тема тоже близка.

    • Larisa Heninen

      Протокол допроса 3 декабря 1934 г.

      Николаева Леонида Васильевича

      Вопрос: Как вы попали 1 декабря в Смольный?

      Ответ: Я прошел по партийному билету.

      Вопрос: Когда вы прошли в Смольный?

      Ответ: Примерно в 13 ч. 30 мин. и находился там до 14.30. Затем вышел, вернулся обратно в 16 ч. 30 мин.

      Вопрос: Как вы провели этот первый час в здании Смольного?

      Ответ: Сначала я обратился к тов. Денисовой, инструктору обко­ма, которая помещается с другой сотрудницей — Платоновской. Де­нисову я знаю лично с 1933 г. Я попросил ее дать мне билет на собра­ние партактива, но она мне в этом за неимением билетов, как она мне объяснила, отказала. Дальше на том же третьем этаже я встретил сотрудницу горкома ВКП(б) (газетный сектор) Шитик-Штеренсон, у нее тоже просил билет и получил ответ, что она еще и сама не имеет билета.

      По тому же коридору я встретил затем инструктора горкома Лари­на, и у Ларина я попросил билет на актив, но также получил отказ. После я встретил Смирнова, руководителя сектора партийных кадров обкома, у его кабинета попросил билет и получил ответ, что он, Смир­нов, не имеет отношения к распределению билетов. Смирнов направил меня за получением билета в 450-ю комнату, но я туда не пошел, так как знал, что в этой комнате у меня нет никаких знакомых. Затем я направился к Петрошевичу, секретарю сельскохозяйственной группы, зашел к нему в кабинет, расположенный по левой стороне большого коридора, и приблизительно 5 минут беседовал с ним сначала на об­щие, ничего не значащие темы, а потом попросил билет. Петрошевич мне сказал, что в настоящее время у него есть восемь билетов и, если останется, то он мне даст. Для этого Петрашевич попросил меня зайти вечером. Затем я сошел вниз, вышел из здания Смольного и гулял в течение часа по Тверской улице, Очаковской, вышел на Советскую и вернулся в Смольный. Поднявшись на третий этаж, я зашел в убор­ную, оправился и, выйдя из уборной, повернул налево. Сделав два-три шага, я увидел, что навстречу мне по правой стене коридора идет Сер­гей Миронович Киров на расстоянии от меня 15—20 шагов. Я, увидев Сергея Мироновича Кирова, остановился и отвернулся задом к нему, так, что, когда он прошел мимо, я смотрел ему вслед в спину. Пропус­тив Кирова от себя на 10—15 шагов, я заметил, что на большом рассто­янии от нас никого нет. Тогда я пошел за Кировым вслед, постепенно нагоняя его. Когда Киров завернул налево к своему кабинету, распо­ложение которого мне было хорошо известно, вся половина коридора была пуста — я подбежал шагов пять, вынув на бегу наган из кармана, навел дуло на голову Кирова и сделал один выстрел в затылок. Киров мгновенно упал лицом вниз.

  • Таисия

    Дочитала и как-то жутковато стало от личности этого человека. Действительно, его обаятельная улыбка никак не вяжется с его деяниями:«Чтобы на том свете был заметен прирост населения»… Это надо так изуверски высказаться! Какой истории и на каких идеалах нас учили — страшно… И памятник стоит, как герою… Спасибо, Лариса, за еще одну приоткрытую дверь в нашу историю.

    • Larisa Heninen

      И памятник стоит, и населенные пункты с названием Кировск остаются Кировсками.

    • Spectator

      Какие там идеалы. После смерти С.М. ленинградцы злословили что Мариинский театр переименовали в Кировский из-за безмерной любви партийного бонзы к театральным дивам. а особенно к кордебалету.

  • >«Восемь человек убиты (в том числе легендарный Юкка Рахья, сопровождавший Ленина в ночь на 25 октября 1917-го с конспиративной квартиры в Смольный), ещё десять получили ранения».<
    ————————————

    Сопровождавший Ленина Эйно Рахья умер в 1936 году, как пишут, от туберкулёза и злоупотребления алкоголем. Убитый «револьверной оппозицией» член ЦК финской компартии Юкка Рахья – его родной брат. Тогда же был ранен третий из братьев Рахья – Яакко Рахья (1872, Финляндия – 1926, Петрозаводск).

    • Larisa Heninen

      Спасибо за исправление! Вы совершенно правы.

  • Полина

    Не знаю, зашла бы ли я в этот музей. Кажется, некоторые вещи должны храниться в закрытых гробницах, слишком реальна эта энергия.

    • Larisa Heninen

      Да, мне тоже такая мысль приходят в голову в подобных местах.