Михаил Гольденберг

Долой войну!

Почему все реформы в России терпят крах еще до их начала?
 
Михаил Зурабов, Аркадий Дворкович, братья Фурсенко… Есть ли  в России более одиозные фигуры? Они успешно играют роль чучел в общественном огороде. Первый – взял на себя отмену льгот ветеранам, второй – жупел всех непопулярных новаций вроде слуха об отмене стипендий, ну, а братья Сережа и Андрей… Первый довел российский футбол ниже иранского плинтуса, отменил любимую игру летом. Второй – самый цитируемый в России деятель, ибо отвечает за образование и науку.
 

Народу России объявлена война: опубликован проект федерального стандарта образования. В свою очередь, народ начал военные действия с минобразом, обрушив на него всю ракетную мощь СМИ: «Они пришли забрать наших детей!», «Дети не виноваты, их губят взрослые идиоты…», «Дебилизация всей страны на марше» — вот самые приличные заголовки из газет о пресловутом проекте стандарта. Каюсь, я тоже с оружием в руках участвовал в боевых действиях. Мои пальцы пахнут порохом. Я оказался в феномене нелюбимой мною толпы критиков минобраза и лично министра Андрея Фурсенко. Прежде, чем вступить в «переговоры с противником», я просто внимательно прочел проект. Признаюсь честно – там есть здравые мысли. Да простят меня мои соратники по критическим стрелам.

Мне нравится идея предметов по выбору. Семья и сам школьник возьмут на себя хоть какую-нибудь ответственность. Выбор предметов ее предполагает. Сегодня семья относится к школе как к химчистке: «Мы вам сдали материал. Верните чистенького, то есть умненького».

Классно-урочная система изжила себя и привела к смыслоутрате школы вообще. Изобретение великого чешского епископа Яна Амоса Коменского переживает глубокий кризис. Дубовая парта заковывала ученика в тиски пассивного слушателя. А расписание: математика, физика, химия, биология, поставленные порой подряд, приводили к его отключке уже на 15-й минуте первого урока. Бедный ученик не мог понять, зачем все это мне? Протестовал однообразно – ничего не делал. Да и невозможно было выполнить все заданные на дом капризы воюющих с учениками учителей. Уроки сменяют друг друга каждые пять — десять минут. Кто вынесет эту гонку?

Мне нравится идея деятельностного подхода к учебному процессу. Ученики должны проявлять себя в действии, в проектах, в решении жизненных задач.  Сегодня не надо все знать. Надо много уметь. Так учат в цивилизованных странах.

Я за обязательность физкультуры. Мне нравится идея ее увеличения до трех уроков в неделю. Сегодняшняя школа губит здоровье детей.

Ну, пожалуй, хватит… Я о другом. Все реформы в России терпели крах еще до их начала. Они не разъяснялись людям. Народ их не понимал и не принимал. Сегодня мы видим чудовищную дезинформацию, непонимание проекта стандарта, иногда просто вранье по всем СМИ. Сам проект, по-моему, никто не читал. «Анализируют» на слух. Нормальной дискуссии нет. Есть истерика, страх и испуг. Стандарт не ругает только ленивый. Любая реформа начинается с информационной подготовки общества. Так вот, это напоминает плохую футбольную команду, проигравшую матч до игры, психологически.

Власть в свою очередь ничего не разъясняет, не аргументирует. Ведет она себя по принципу: «Куда они денутся… Пипл схавает». Такое впечатление, что власти и не могут ничего объяснить, так как сами не ведают, что творят. В их молчании традиционное чиновничье чванство и высокомерие.

У меня есть уверенность, что реформу заболтают, и провалится она, уткнувшись в кадры. Давно живу…

Ученики должны много уметь, а что умеют их учащие? Есть ли кадры и база для дополнительной физкультуры  и инвариантного ОБЖ. Что такое урок «Россия в мире»? Никто не знает…

Ясно одно – народ стандарт уже проклял. Как же все это будет реализовываться? Чингиз Айтматов написал в свое время повесть «Первый учитель». Сегодня, наверное, великий писатель написал бы другую, добавив в название один знак «Первый – учитель». Вся реформа зависит от первого лица школы – учителя. Это лицо отмечено озлобленностью грошовой зарплаты и лихорадкой реформ. На его лице гримаса недоверия, растерянность, испуг социального неудачника. Среди них очень мало интересных личностей или просто любящих свое дело. Кто же будет выполнять эти преобразования? Успех рождается уверенностью в себе. Ее нет… Не будет и успеха.

Все понимают, что школе надо меняться в корне: «Так жить нельзя!».  Школа не «доживет до понедельника» в нынешнем ее виде. Что делать?Для начала надо прекратить войну. Сесть за стол переговоров и стать единомышленниками. Может быть, тогда будет надежда хоть на маленький успех. Другое дело, пойдут ли на нормальный диалог обе стороны? Где умные головы? Помните журналистского кумира учителей 80-х Владимира Матвеева из «Учительской газеты»? Как ловили мы тогда каждое его газетное слово! А книги Симона Соловейчика – глашатая учения с увлечением, то есть с интересом… Где слово Владимира Караковского, Евгения Ямбурга, Александра Тубельского и других авторитетов, способных вступить в переговоры с властями?

Долой войну!