Михаил Гольденберг

Кто сегодня сестра?

Музей как место духовной встречи ученика и учителя
 
«В воскресный день с сестрой моей
Мы вышли со двора.
— Я поведу тебя в музей! —
Сказала мне сестра…»
С.В.Михалков «В музее Ленина»
 
 
Сергей Михалков в нетленном стихотворении в одном четверостишии дважды просклонял слово "сестра". Но я не собираюсь делать текстуальный анализ этого поэтического перла. Я о другом. Кто сегодня поведет школьника в музей? Надо ли его отводить, придет ли он сам? По всей вероятности, сестра от этой роли отошла, так как сама «повелась» на проблему выживания и работает, скажем, музыкальным работником в двух трех детских садиках, бегая с праздника на праздник.
 
Родители? Семья переживает глубокий кризис. К музейнопосетительскому возрасту ребенка родители либо «разбежались», либо борются за выживание, возвращают кредиты, добиваются высоких урожаев на дачах, либо выясняют отношения друг с другом. В школьные каникулы Карельский государственный краеведческий музей экспериментирует: пришел ребенок хотя бы с одним родителем – 50% цены за экскурсию. Эффект скромный. Семейное посещение музея пока не в фаворе.
 
Учитель? Конечно, вся надежда на него. От его позиции зависит судьба взаимоотношений формирующейся личности и музея. Есть небольшая группа педагогов, не пропускающих ни одной выставки в музее. Они в курсе, что в нем происходит. Работают с музеем системно. Хорошо знают его возможности. У них дети приходят в музей работать. Но есть и такие, которые не знают его адреса. Недавно наблюдал трагикомическую картину: сбагрила учительница детей экскурсоводу, а сама в расстегнутой шубе – шмыг на улицу! Несколько раз отлавливал учителей в новом кафе музея в тот момент, когда дети получали слушали экскурсовода. Не все владеют методикой организации экскурсии, не понимают значения музея.
 
Краеведческий музей провел за последнее время два десятка педсоветов для школ города. Приходят всем коллективом. Уроки в музее, интегрированные занятия, массовые мероприятия, научно-исследовательская деятельность ученика и учителя, краеведческие олимпиады и конференции – вот далеко не все вопросы, обсужденные в зале Благородного собрания музея. Потом школьный коллектив, разделившись на группы, идет знакомиться с новой постоянной экспозицией.
 
«Спасибо. Полезно для общего развития»,- прощаясь, говорят некоторые. Ох, уж это общее развитие! Фраза стала чуть ли не синонимом пустой траты времени. Так ведь не хватает этого общего развития сегодня учителю! Учитель обязан быть интересным человеком. Учитель физкультуры будет намного интереснее своим ученикам, если будет знать фигуры лыжников-охотников на петроглифах, выбитых на скалах 6,5 тысяч лет назад. Если бы все учителя иностранного языка знали историю лучшего пушкаря Европы Чарльза Гаскойна, наладившего в Петрозаводске выпуск пушек, которыми Россия выиграла много войн… А учителя химии и физики не могут пройти мимо первой паровой машины, рельсов и вагонеток первой железной дороги, воздуходувной домны, коллекции самородного железа и меди, водопровода Соловецкого монастыря, по которому подавалась морская вода для выпаривания соли. Для учителей географии и биологии есть отдел природы с коллекцией мхов, лишайников, карельской березы, чучел животных, рыб, бабочек, минералов, в которую входит первое золото, добытое в России. Учителя литературы и русского языка могут с успехом работать над развитием речи учеников, занимаясь научным описанием выставок, предметов. Ничего не говорю об учителях истории – они просто должны абсолютно свободно ориентироваться в экспозиции. Признаюсь, будучи в свое время учителем истории, я не доверял своих детей экскурсоводу: только мне известно было, что я хочу от этого визита в музей. Да и деньги школьников экономил…
 
Особо хочу сказать о роли директора школы в налаживании моста между музеем и школой. В ноябре 2010 года все директора школ города, городское руководство образования, глава администрации Петрозаводска были в музее. Некоторые из лидеров педколлективов звонили в музей и интересовались его местонахождением, явно намекая раздраженно «что это за географические новости» — совещание в музее? Владимир Маяковский рифмовал эту фразу с «тупой полицейской слоновостью». Тут уместна не полицейская, а административная…
 
Правда, многие школы и сегодня заключают с музеем программы сотрудничества, дающие возможность целенаправленной и многопрофильной работы. Администрация школы должна просто контролировать, как учебное заведение связано с культурным треугольником: театром – музеем – библиотекой. Директор – учитель и воспитатель учителей — сам должен быть здесь примером.
 
Так и вспомнишь тут ярких директоров минувших лет: А.А. Серба, Г.А. Андерсон, П.О. Коргана, И.С. Фрадкова, Т.Ф. Сепсякову. Часто встречал их на премьерах в театре, концертах филармонии. У них не было проблем с общим развитием, и они были интересны своим ученикам.
 
Музей – хорошее место для духовной встречи ученика и учителя. Надо просто побольше общаться с ними учителю: обсуждать выставки, фильмы, спектакли, спортивные события. Тогда и ругани будет меньше.
 
Конечно, много зависит и от научных сотрудников музея. Экскурсия – однократное общение, в чем-то сложнее урока. Нужно овладеть ею в совершенстве. Музей много занимается экскурсоведением. Надо учить ребят общению с предметом, овладевать языком диалога с ним. В Карельском краеведческом музее разработано около 100 тем для занятий, есть классы для сюжетно-ролевых игр «В гостях у древнего племени», театрализованные экскурсии, аудиогиды для слабовидящих детей. Есть пандус и лифт для маломобильных, мультимедийные программы, электронные киоски с дополнительной информацией и творческими играми, но сделать еще предстоит многое.
 
Сегодня рождается обновленный не только культурно-туристический объект, но и образовательная, развивающая и воспитывающая площадка. Не пользоваться ею, лишить ребенка права доступа к благам столичного образования – просто грех. Я понимаю своеобразие и сложность текущего момента: полноценной постоянной экспозиции в столице не было почти 30 лет, а почти 20 лет музей жил в маленьких неотреставрированных помещениях, в режиме временных выставок. За это время в Карелии (о районных школах разговор особый) выросло поколение учителей, почти не общавшихся с визитной карточкой республики – Карельским краеведческим музеем. Много сил надо потратить для того, чтобы переломить ситуацию.
 
Особый разговор по проблеме "музей и вуз". В стенах музея прошли заседания ректората КГПА, ученый совет исторического факультета ПетрГУ, заседания кафедр различных гуманитарных направлений вузов, конференции, семинары. Хорошие отношения у музея с КарНЦ РАН и его научными институтами. Обновлен и неформально действует общественный совет музея. Но обстоятельный разговор на эту тему еще впереди.
 
Так кто же отведет сегодня школьника в музей? Думаю, что все-таки первый в решении этой проблемы – УЧИТЕЛЬ. Конечно, в содружестве с музейным работником, который поможет ему сделать все, чтобы дети пришли в музей заниматься полноценной работой. И не обидится на нас Сергей Михалков, если мы в конце творчески похулиганим:
 
«Я поведу в музей тебя»,-
Учитель мне сказал,
— «Ведь это миссия моя,
Ее я осознал…»
  • Любовь Нифантьева

    Горячо поддерживаю мысль о тесном контакте школ и главного музея города. Для этого нужно найти место музею в программе школы. Тем более, что есть региональный компонент, есть предмет «Моя Карелия», МХК. Но если просто оставить посещение музея на совести учителя — ничего не получится, т.к. он, бедняга, так перегружен, что, уж, куда ему… С уважением ЛВ

  • Валерий Ананьин

    Дорогой Михаил Леонидович! Каюсь: да, мой отклик, видимо, — не совсем «по теме». Хотя «значимость музея» — для меня вещь как бы сама собой разумеющаяся.
    А насчет «востребованности», больного, в общем, момента, это, очевидно, в одном ряду, увы, с нынешней общей «невостребованностью» культуры — начиная со старших поколений — и КАК НЕИЗБЫВНОЕ СЛЕДСТВИЕ ТОГО — у молодых. А на первое место среди тех, кто смог бы это изменить — не в общем масшатбе, конечно, а хотя бы на микроуровне: отдельных «детей» или «групп», — я бы поставил даже не родителей и семью (сегодня многим и многим, увы, «не до того», слишком «приоритетны» проблемы быта, жития), а именно: ВОСПИТАТЕЛЕЙ, педагогов, учителей. Вот только они-то сегодня — ведь тоже из тех же «старших поколений» с их собственной «недовостребованностью културы», ибо и им нынче — в массе — «не до того», они же — тоже не на облаке, а в быте живут. Правда, их-то это, по-моему, оправдать не может: взялся за гуж, стало быть — в ответе за то, как ВОСПИТЫВАЕШЬ юных, а уж если учитель адреса главного «исторического музея» своего края не знает…

  • Михаил Гольденберг

    [quote name=»Валерий Ананьин»]Великая вещь — музеи. Первое, что я, еще школьник из «Медвежки», сделал когда-то, впервые попав в П. (навестить сестру, кстати, учившуюся в ПГУ!): отправился, по собственному желанию (!), в КМ (тогда еще — в нынешнем соборе…). Помнится, больщущий раздел был тогда посвящен ВОВ и карельской партизанщине, с обилием экспонатов (от ППШ и ППС, которые делались на карельских заводиках для армии, до роскошного трофейного немецкого оружия; множество партизанских раритетов-вещей…). И потом, через год-два, став студентом-петрозаводчанином, вояж повторил. А всю экспозицию открывали бюсты пращуров (по методу, как сообщалось, Герасимова), в том числе — «Древний карел» (сохранились ли?).
    Сегодня музей становится (уже стал)- великолепен, современен, по международным стандартам — здОрово, слава директору и людям музея!
    И вот тут — мне лично (простите!), не хватает все же какого-то уголка-двух (может, в «подвалах»?) — намеренной «старины»: даже в интерьре, экспозиционной «архитектуре»,»келейности» и «камерности» в подаче и организации пространства, в самой «материи» (не пластик-стекло-металл, современный свет и простор, а старое дерево, камень, «грязца времен» и «теснота», плотность, и «потолок» низкий…), чтоб по контрасту где-то «бытовой запах времени» был в отдельно, специально выделанном местечке, может — именно в военной тематике или совсем далекой «исторической»… Такой уголок-другой «театра времени»… А то ведь и петроглифы (восхитительно, масштабно сделанные!) — все же смотрятся как некий сверхсовременный роскошный элемент интерьера. Нет,нет, их-то «переделывать» никак не надо! А вот где-то что-то иное «бытово-старое» выгородить пластически «кусочком»… Или это старческий бзик?[/quote]Дорогой Валерий Зосимович! Спасибо за анализ музейной экспозиции. Она неоднозначна. Есть удачные моменты. Сложно было найти компромисс музея и архитектурного памятника. Не всё зависело от музея…Есть повод для серьезного разговора. Но статья о другом. О значимости и востребованности музея. Это тоже очень важная проблема.

  • Валерий Ананьин

    Великая вещь — музеи. Первое, что я, еще школьник из «Медвежки», сделал когда-то, впервые попав в П. (навестить сестру, кстати, учившуюся в ПГУ!): отправился, по собственному желанию (!), в КМ (тогда еще — в нынешнем соборе…). Помнится, больщущий раздел был тогда посвящен ВОВ и карельской партизанщине, с обилием экспонатов (от ППШ и ППС, которые делались на карельских заводиках для армии, до роскошного трофейного немецкого оружия; множество партизанских раритетов-вещей…). И потом, через год-два, став студентом-петрозаводчанином, вояж повторил. А всю экспозицию открывали бюсты пращуров (по методу, как сообщалось, Герасимова), в том числе — «Древний карел» (сохранились ли?).
    Сегодня музей становится (уже стал)- великолепен, современен, по международным стандартам — здОрово, слава директору и людям музея!
    И вот тут — мне лично (простите!), не хватает все же какого-то уголка-двух (может, в «подвалах»?) — намеренной «старины»: даже в интерьре, экспозиционной «архитектуре»,»келейности» и «камерности» в подаче и организации пространства, в самой «материи» (не пластик-стекло-металл, современный свет и простор, а старое дерево, камень, «грязца времен» и «теснота», плотность, и «потолок» низкий…), чтоб по контрасту где-то «бытовой запах времени» был в отдельно, специально выделанном местечке, может — именно в военной тематике или совсем далекой «исторической»… Такой уголок-другой «театра времени»… А то ведь и петроглифы (восхитительно, масштабно сделанные!) — все же смотрятся как некий сверхсовременный роскошный элемент интерьера. Нет,нет, их-то «переделывать» никак не надо! А вот где-то что-то иное «бытово-старое» выгородить пластически «кусочком»… Или это старческий бзик?

  • О.К.

    Ну, меня отец в детстве в музеи водил… Как ни крути, а для ребенка большего авторитета нет, и быть не может. На втором месте, конечно, учитель-мужчина. Непременно мужчина! Когда тебе мужик говорит, что Филонов — это здорово, в 12 лет как-то больше доверяешь. Но, конечно, мужчин-педагогов единицы. Помните?.. «Я поднял бы им зарплату, но, как вы понимаете, из собственного кармана я это сделать не могу». (Шукшин. «Печки-лавочки».)

  • Учительница

    Все правильно и нескучно написано. Школа должно способствовать связям с музеем: попробуйте завуча уговорить расписание изменить, чтобы детей в музей сводить. Спасибо.