Михаил Гольденберг

Понедельник — день духовный

Вас не мучает духовная жажда? Чертыхаться и крыть «пустыню мрачную», в которой мы все «влачимся», может практически каждый. Лозунг дня – чем спасаться? Куда подевались «шестикрылые Серафимы»? Кому-то их заменили шестисотые "Мерседесы". Ну, а что делать нам, доходягам, от социального бремени которых государство планирует разрешиться годику, скажем, к 2015-му?
 
Я знаю выход. Есть только одна роскошь – роскошь духовного общения. Не мною сказано – Ф. Ницше. Он же писал и о главном удовольствии – наблюдать жизнь. Чувствую приближение камней, брошенных в меня и старика Фридриха некоторыми читателями: «А не пойти бы тебе далеко, дорогой ты наш общительный и наблюдательный, когда семье нечего жрать!?» Согласен. Но мы же остались с вами, дорогой читатель, в образовании, культуре, науке, медицине и прочем, мешающем Алексею Кудрину снижать уровень инфляции до минимума. И это был наш выбор – остаться солдатом прекрасного. Солдатом, потому что идет война с бездуховным. Так и слышится голос Юрия Левитана: «Наши войска, после тяжелых и продолжительных боев оставили стратегический духовный плацдарм — газету «Лицей»…
 
А все-таки спасаться чем-то надо. Ясно, что от государства спасательного круга не дождешься. Хоть бы веслом по голове не добили. «Спасение утопающих – дело рук…».  Правильно. Надо наладить систему общения духовно нуждающихся — с духовно богатыми. Пусть поделятся. Тем более, что, по их признанию, они сами в этом нуждаются: «Слушай, так приятно, что пригласил. И молодежи у тебя в музее много», — признавался после первой встречи с научными сотрудниками Карельского государственного краеведческого музея поэт, переводчик «Калевалы» Армас Иосифович Мишин. «А вы приходите к нам утром по понедельникам. Продлим удовольствие?» И стал приходить, и стали собираться, с нетерпеньем ждать понедельников.
 
«Взять бы понедельники, да и отменить!» Действительно, день планерок, накачек, совещаний. Планерку пришлось перенести на более ранний срок и айда слушать Армаса Мишина. Духовный час заряжает на неделю. Мишин знает «Калевалу» и историю вокруг нее до таких тонкостей, что я спокоен за этот марафон. Интерес не иссякает. Как Элиас Леннрот стал Ильей Ивановичем? «Калевала» — фольклор или литература и есть ли у нее автор? Не пора бы реабилитировать старуху Лоухи? Роль Куусинена и Гюллинга в истории «Калевалы»? Этнические проблемы, патриотизм и лжепатриотизм, эротические сцены, как выглядело Сампо – вот лишь часть проблематики бесед. Я уже не говорю о нюансах перевода и его трактовках.
 
Подумалось, а не можем ли мы, солдаты духовной сферы, подпитывать друг друга таким общением? В Карелии есть интересные люди. Их надо искать и приглашать общаться. Не все погрязли в другом марафоне – марафоне выживания. С работы – на работу, чтобы свести концы с концами… Я понимаю, дорогой читатель, что вы хотите сейчас резко возразить и сослаться на жесточайшие условия диктата бездуховно разнузданного рынка. Но эта беготня выживания иссушает наши души. Душу надо подпитывать.
 
Когда в краеведческом музее появилась постоянная экспозиция, надо было всем научным сотрудникам освоить обзорную экскурсию. Почти двадцать лет в музее были лишь временные выставки. Стали решать проблему – приглашать ученых из КарНЦ РАН, ПетрГУ, КГПА, краеведов. С.И. Кочкуркина о курганах Приладожья, В.Г. Пудовкин о минералогии, Л.В. Ветчинникова о карельской березе, С.П. Гриппа о дендрохронологии – всех не перечислишь. Это были действительно десятки духовных встреч с духовными людьми. Но Армас Мишин задержался надолго. «Калевала» что ли зацепила?
 
Всем им дарим фирменные майки с логотипом музея. Сопровождаю подарок словами из «Горячего снега»: «Все, что могу. Все, что сам лично могу…» Такое чувство, что действительно остановили еще одну вражескую колонну танков бездуховности.
 
Недавно пригласил в музей театр «Творческая мастерская». Будем дискутировать, зачем люди ходят в театр, в музей. И, конечно, покажем актерам нашу постоянную экспозицию. Интернет-журнал «Лицей» ждем к нам 26 марта. Кстати, для этого есть еще и субботы!