Главное, Михаил Гольденберг

Вперед, к Карамзину!

Николай Карамзин
Николай Карамзин

2012 год в России объявлен годом отечественной истории. Не могут пройти незамеченными 1150-летний юбилей  прихода Рюрика на Новгородское княжение и 200-летие Отечественной войны 1812 года. Есть шанс ответить себе на многие вопросы. Прежде всего —  что такое история России?

Варианты:
1. История России – долгий и бесконечный диспут, в котором каждый по-своему прав. (А. Ремизов)
2. История России — вечный тупик? (именно так называется роман русского писателя и философа Дмитрия Галковского)
3. «История – священная книга народов» (Н.М. Карамзин).
4. «История России требует иной формулы» (А.С. Пушкин)
Продолжать можно до бесконечности, но надеюсь, что читатель выведет и свою формулу истории России.
Как это — вперед, к Карамзину? Ведь это назад. И по хронологии, и по взглядам: Николай Михайлович в недавние времена записан был в махровые консерваторы-монархисты. С Пушкиным спорил, обозвал его клеветником. «История России принадлежит царю…» Предпочитавший  другой ответ — «народу», бывший  на 33 года младше Карамзина Пушкин воскликнул: «Так вы за рабство?!» И получил от мэтра: «Вы — клеветник».
Надо возвратиться сегодня к Карамзину. Понять его и переосмыслить. Открыть его сотворение (Ю.М. Лотман именно так назвал его «Историю государства Российского») и медленно перечитать хотя бы ряд глав. Слава богу, теперь книга в магазинах есть.
Уроки Карамзина
Имение Остафьево, в котором Карамзин написал большинство томов "Истории государства Российского"
Имение Остафьево, в котором Карамзин написал большинство томов «Истории государства Российского»
Почему Александр I заказал историю не историку? И почему тот согласился стать придворным историографом? Карамзину было  на тот момент уже 37 лет. Состоявшийся писатель, ученый (изобрел букву Ё, слово «промышленность»…), редактор двух журналов, путешественник (не удержусь заметить, что «Письма русского путешественника» — одна из моих любимых книг).
Император хорошо разбирался в кадрах – историки «засушат», а лучший писатель-сентименталист напишет так, что всем будет интересно. В каждом культурном доме прочтут! Урок первый – историю нельзя преподносить неинтересно и скучно.
Перечитайте, как Карамзин описывает зверства опричников в Новгороде – интереснейший репортаж. «История государства Российского» – прежде всего блестящий текст, написанный мастером слова. Попробуйте прочитать страницу современного школьного учебника. Любого. Мухи мрут с тоски зеленой!
Урок второй – нет истории без мифа, как нет мифа без истории. Миф – один из источников истории. Это сообщающиеся сосуды. И не надо противопоставлять их. Разве русские былины, так хорошо сохранившиеся в нашем Заонежье, не исторический источник? А мифы народов мира, которые есть у всех? Это доказательство  закономерности мифологического сознания.
А те 14 сводов летописей, которые титанически свел воедино Карамзин, были писаны профессионалами-летописцами? Да такими же мифотворцами. Лучший среди них, конечно, Нестор. Если он вообще был… Есть и такая версия.
У Карамзина князь Дмитрий Иванович перед Куликовской битвой отправляется к Сергию Радонежскому за благословением. К старцу надо было прийти пешком. Поэтому князь, как пишет историк, за семь верст сошел с коня. Кто и какой рулеткой измерил? Или там дорожные указатели были «Троице-Сергиев монастырь – 7 км»? Да еще с логотипом кроватки и скрещенных ложки и вилки? Нет, конечно. Но красиво звучит. История – это то, что напишет историк. И желательно талантливо.
Урок третий – история необходимая духовная пища народа. Карамзин писал свою историю будто вкусное блюдо готовил. Он взял в нее в основном героическое, полезное для ума и сердца. То, что по его мнению не укладывалось в воспитательную концепцию истории, он отметал. Я его хорошо понял, когда писал учебник истории для школьников «История Петрозаводска». Только я и мой соавтор Светлана Филимончик знаем, что мы взяли в историю города, а что не взяли. Руководствовались тем же принципом ответственности историка перед грудой фактов. Факты – кирпичики. Но архитектуру определяет историк, находящийся под контролем государства и самоконтролем нравственности: «Не надо, чтобы это знали! Вредно…»
Фото: tonkosti.ru
Памятник «Тысячелетие России» в Великом Новгороде

«История мирит человека с несовершенством жизни» — браво, Николай Михайлович! Без истории человек – бунтующий дикарь, «страшный и беспощадный». Прочтя историю Карамзина, А. Одоевский воскликнул: «Оказывается, у меня есть Отечество!» Вот формула преподавания истории. Историю Карамзин действительно сотворил. Расставил ее по полочкам, придумав все термины: Киевская Русь, иго, смутное время и т.д. Как Платон придумал слово «атом». И принимать это надо спокойно. Это он назначил персонажей героями истории: Владимир, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Дмитрий Донской и других. Они нужны, как духовная пища… Многие ингредиенты в свое историческое блюдо он не взял…

Из сказанного выводим четвертый урок Карамзина: историк — человек ответственный. Карамзин понимал свою миссию – вручить народу священную книгу истории. По меткому выражению Пушкина, «он совершил подвиг честного русского человека», и он же «Как Колумб открыл европейцам Америку, так Карамзин открыл русским их историю». Карамзин постригся в историки на долгих 23 года, хотя довел ее только до 1612 года. Последняя фраза: «Орешек не сдавался…». Истерзанная интервентами, ворами, самозванцами, авантюристами,  предателями, все же Россия устояла. И Орешек воспринимается как символ русского мужества.

Работал Карамзин так, что породил разновидность аскетизма – карамзинизм. Вставал в 6 утра, прогулка, 8.00 — чашка кофе и кальян. Работа до 14.00 – обед (чашка риса с бульоном), потом часовая прогулка, снова работа, 20.00 – ужин (два печеных яблока)…
Он не пережил восстания декабристов. Оказался в Петербурге 14 декабря 1825 года. Как безумный бродил вокруг Сенатской, пытаясь  уговорить восставших разойтись. Потеряв шляпу, простудился, слег и в мае 1826 года умер. Декабристов казнили в июле. Поговаривали, что будь Карамзин живым, он уговорил бы Николая I не делать этого. Этот монархист мог говорить царям правду в глаза.
А пятый урок Карамзина – любое прошлое должно говорить с настоящим и смотреть в будущее. Рафинированного прошлого нет. Историк-  не антиквар. Он скорее патологоанатом. То есть ищет диагноз. Почему у нас не получается свобода? Нам ее даруют, объявляют по радио. Мы не выращиваем ее в себе. Дарованную свободу как дали, так могут и отнять. Взращенную в нас  никогда не отнимут. Карамзин предрекал, что свободу нельзя давать вчерашним рабам. Разве это не актуально для любой страны мира?
Мы действительно не учим уроков Карамзина. Духовный голод душит народ. «Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился»… Пустыня мрачная налицо, где же духовная пища? Она отравлена, либо сивухой коммерциализации всего и вся, либо назначенными псевдогероями. Часы на историю в негуманитарных вузах в связи с переходом на бакалавриат сократили вдвое. Увеличили на политологию…
Ну, что ж? Опять двойка? Эту картину Ф. Решетникова мы еще помним.