Михаил Гольденберг

Назад, к Погодину!

 
{hsimage|Михаил Погодин (1800 — 1875) |right|||} Все историки как куклы Карабаса Барабаса висят каждый на своем гвозде. Этот либерал, а этот ярый консерватор, вот и государственник висит! У каждой книги своя полка.
 
Не люблю ярлыков. Люблю рациональное зерно. Оно есть у каждого великого русского историка. Поэтому к кому вперед, а к кому назад – разница с воробьиный нос. Назад  тоже полезно. Вернитесь, перечитайте, переосмыслите, стряхните пыль устоявшихся мнений. Историк заиграет как магический кристалл полезными, актуальными мыслями.
Историографический корабль Михаила Петровича Погодина приписан к порту ортодоксального консерватизма. Его корабль бороздил просторы Монархического моря и великого озера Традиционализма. Чуть ли не к мракобесам и обскурантам приписали. А между тем хлеб из его рационального зерна тоже полезен.
На мой взгляд, биография историка – не сообщающийся сосуд с его идеями. Трудно найти порой взаимосвязь. Погодин – выходец из крепостных крестьян графа Салтыкова, который отпустил на волю отца будущего историка по указу Александра I «О вольных хлебопашцах». А в историки Михаил подался под влиянием и гадать не надо кого. Конечно, начитавшись Н. Карамзина. Благоговение перед этим историком у Погодина останется на всю жизнь.
О его характере ходили самые противоречивые мнения. Есть версия, что Плюшкина Гоголь нарисовал с Погодина, у которого писатель как-то даже жил в Москве. Многие биографы отмечают чуть ли не патологическую скупость, скопидомство и грубость историка. Однако есть сведения о широте его души и бескорыстии. Например, будучи уже академиком лично  подготовил юношу Афанасия Фета для поступления в университет, поселив его для удобства у  себя в доме.
Исследователи порой обвиняют Погодина в неряшливости научных обобщений и тут же отмечают его библиографическую дотошность и тщательность в проработке научных выкладок. Он разный. И  во взглядах на историю тоже. Гоголь как-то из своего Рима похвалил Погодина, но как: «В рассуждениях о Карамзине он хорош и преодолел свое топорное неряшество слога».
{hsimage|Встреча викингов со славянами ||||} Погодин примкнул к славянофилам скорее ногами: хаживал на их сходки под водительством шестого по счету министра народного просвещения впоследствии заярлыкованного графа С.С. Уварова в его подмосковном имении Поречье, печатался в «Москвитянине» — антиподе «Современника», но, например, в отличие от собратьев-почвенников  был норманистом. То есть признавал Рюрика пришедшим на Русь норманном. Да и в рассуждениях о Петре он скорее либеральный  западник. Сам любил повторять, что «истина – посредине». «Петр заварил кашу полезную, но грубую», — ну как вам это! Хлеб из рациональных зерен Погодина тоже груб, но повторюсь — полезен.

 
 
Рациональные зерна М.П. Погодина

Первое рациональное зерно Погодина – опираться историк должен на документы и источники. Это был его главный научный догмат, который он почерпнул у Карамзина. Погодин много сделал в области опубликования документов, летописей. А труды Карамзина просто издал полностью.

Конечно, документ – главный аргумент. Есть сейчас идея отказаться от авторских текстов в школьных учебниках, а давать детям документы. Научить их инструментарию работы с ними и пусть сами приходят к выводам. Но…
Учитель, может подобрать документы, которые будут подтверждать ученикам раздраженную фразу из дневников Л.Н. Толстого: «Правили нами вечно пьяный Петр, распутная Екатерина, лживый Алкесандр… Правит нами ныне простой гусарский офицер (Николай II — примеч. М.Г.)».
А может подобрать такие источники, что все эти фигуранты станут титанами России. Не надо крайностей. Но приоритет документа абсолютен как реактивы для химика.

Рациональное зерно второе – особую роль в истории играют великие личности.
Про это много копий сломано. Историю творят люди. У нее нет законов Ньютона, Ома, правил Ленца. И тело в полете не ускоряется на 9,8, оно вообще может улететь в небо и не вернуться. Хотя исторические закономерности есть, иначе не быть ей наукой.
Какую личность надо признавать великой, а кого злым гением? В чем критерий? Это вечные вопросы В пантеоне великих героев России у Погодина – Петр. И тут он «парадоксов друг». Это для приписанного корабля  к порту славянофилов! Критерий великой личности по Погодину – благо государства. Согласен, но только на 30%. Без сильного государства страна с равнины – ничто! Ее просто сотрут. Но сколько раз это мощное, тучное государство давило как асфальтоукладочный каток личность и общество! Гармонии тут у России пока нет.

Третье рациональное зерно – идея самобытности России.
Рефрен славянофильской песни: «Ни на кого мы в мире не похожи. И бездуховный Запад нам не нужен. Мы видим в зеркале лишь собственную рожу. Обилие врагов, а круг друзей все уже…» Мы действительно другие. Мы особенные? Все особенные… Погодин чтил тютчевскую «особенную стать». Искал ее и, что главное, оправдывал. Погодин – адвокат русской истории.
{hsimage|В древней Руси ||||} Поиск особенностей, индивидуальностей,  свойств – верный путь, но только при учете универсальных явлений. Любое безобразие можно оправдать: «А мы особенные! У нас все не так!» «Аршином общим» нас действительно не измерить, но аршин-то в истории есть. Например, уровень жизни народа.
Погодин не мог не видеть специфических взаимоотношений власти и народа: пренебрежение к закону, бесправие и незащищенность личности, произвол барыньки к немому рабу Герасиму… Стоп! А это просто наша самобытность. «Мы такие…», — сказал бы Погодин.

Западники – тоже крайность. Все попытки надеть европейский фрак на русский зипун провалились. Нам к фраку еще и валенки нужны – климат другой.

И никого мы не лучше. Но и не хуже. Мы просто другие! У нас особая историческая судьба. А у всех она особенная. Но поиск особенностей и есть самопознание. В этом миссия историка.

Четвертое рациональное зерно — историк руководствуется не только умом, но и чувством.
Историк должен любить Россию. А кто против? «Умом Россию не понять». А каким же органом ее понимать? Острослов: «Пора уже …. мать, умом Россию понимать!» Умом Канаду не понять… Умом Уганду не понять… И так далее по списку стран ООН, но только при сохранении тютчевского размера.
«Жить без любви к России можно, но как без этого ее понять?..» — Вера – это и есть область чувств.
Есть поле для взращивания исторических чувств – художественная литература. Ох, как историки недолюбливают историческую романистику. Соловьев, говорил своему сыну Всеволоду, писавшему исторические романы: «Я пишу истинную историю, а ты ее коверкаешь…» Погодин в этом случае руководствовался будущим афоризмом М.М. Жванецкого: «Если не можешь противостоять, тогда возглавь». Погодин сам баловался исторической беллетристикой. Но он понимал, что она зарождает интерес к истории, растит чувства.
 
Пятое рациональное зерно – в истории должны быть исторические школы: концептуальные, методологические, принципиальные. Погодин считал себя учеником Карамзина. Преподнес ему свою диссертацию, просил аудиенций, поклонялся как идолу, защищал от нападок.
«История Карамзина не сходит с моего стола… С десятилетнего возраста я учился у него добру и языку истории…»
Dixi et salvavi animam (Сказал и облегчил душу).
 
 
  • Иванова Анастасия

    Оля, дак документы нужно подобрать такие, чтобы ребёнок смог с ними работать.
    Плюс помощь учителя никто не отменял.
    Никто же не говорит, что надо подобрать мудрёные документы, которые ещё хуже для понимания, чем учебник.
    Или вы предлагаете всё равно мучиться с нашим «любимым» учебником и считать, что дети не способны понять источник?
    Я думаю, что с документами детям нужно работать стопроцентно.

  • Ольга Тимофеева

    Статья очень интересная и актуальная на сегодняшний день. Не могу не согласиться с Юлей, что детям в школе рано изучать историю по документам. Многие учебник струдом читают, а если ребенку документ дать, сможет ли он сним работать?

  • John Biggart

    Dear Mikhail,

    A most interesting article. I can see that your evalulation of Pogodin is “neodnoznachno”! I have not read anything by him but have to say that if I have to choose between the Slavophiles and the Westernisers I prefer the Eurasians!

    Is there a “Pogodin” revival? I hope not. Of these 5 “rational pillars”, I would say only the fifth could be defended nowadays; and the first only with the caveats that you mention. Incidentally, just before I left university there was a departmental debate on reform of the “Introductory” course in History. There was a view that “documentary analysis” should be central, since documentary analysis was the “historian’s craft”. Personally, I take the view that the sum total of the “historian’s craft” could be written on the back of an envelope. My view was, and is, that the best introduction to history is the comparative historiography of any subject whatsoever (accompanied by supporting documents).

    By the way, did you read that we have a new archeological find? — A Viking burial ship on the west coast of Scotland.

    See http://www.vikinganswerlady.com/scotland.shtml

  • Иванова Анастасия

    Михаил Леонидович, у вас получилась очередная очень интересная статья.
    Если говорить честно. то Погодина я как-то и не читала. В универе на лекциях нам обычно дают историографические обзоры, но его не упоминали. Часто нам называли имена таких историков как В.О.Ключевский,Н.М.Карамзин.
    Однако, прочитав статью и небольшую биографию этого историка в интернете, я заинтересовалась.
    Его часто называют консерватором. но при этом он не поддерживает 100-процентно ни славянофилов, ни западников. Он,безусловно, любил русскую народность. Он жил прошлым,стремился к прошлому. При этом поддерживая норманнскую теорию..
    Т.о,можно сказать, что он старался в какой-то мере оценить развитие России рационально, не следуя слепо идеям славянофилов. Он исследовал, размышлял о развитии страны..
    Полностью соглашусь со всеми 5-ю пунктами. Без них нельзя оценивать историческое развитие России.
    У нас особенная страна.
    Помню я. мы на введение в историю говорила о разных концепциях.
    Р=Запад. При этом Россия всё время бежит за западом.пытается его догнать.
    Р=Восток. То же цикличное развитие, то же господствующее сословное начало.
    Но всё же Россия ни запад, ни восток. Она особенная.
    Л.И Семенникова выразила мысль, что Россия «дрейфующая цивилизация». При исторических поворотах она поворачивается то к Востоку, то к Западу.

    Но с этим тоже сложно согласиться. У нас действительно своя историческая судьба. Россия-особая цивилизация. В этом с Погодиным я точно осогласна.

  • Смирнова Юлия

    Прекрасная статья..
    Хотелось бы немного прояснить по поводу первого рационального зерна Погодина – опираться историк должен на документы и источники, это обязательно,
    но как же быть об идеи отказаться от авторских текстов в школьных учебниках, и давать детям документы? Мне, кажется, это возможно,но не во всех учреждениях,если речь идет о школе,то о каких классах?Мы, в первую очередь,как педагоги, должны заинтересовать детей Историей,давать детям понятную Историю!Если в настоящее время мы не можем разобраться с текстами в учебнике,то как может идти речь о документах? Документы- это главная вещь в руках историка! А Историк дарует Историю детям,приводя различные факты…

  • Наталья Крылова

    К четвертому аргументу в «довесок» добавила бы еще пушкинское — «Нет истины там, где нет любви». Хотя аргумент, конечно, спорный, что уж там… Любое пристрастие (любовь ли, ненависть) теоретически должно ослеплять, сбивать боёк. Но на практике же происходит наоборот. Парадокс… (aka друг гения :-))…

    А вообще — спасибо за очередного «ёжика под череп» :-)

  • Н. Полевая

    Продолжаю с наслаждением учиться истории у уважаемого Михаила Гольденберга. Жаль, что уже нет в живых моего отца, я бы ему эти тексты обязательно дала почитать. Он очень любил историю, всю жизнь читал исторические труды и журналы. И написал для нас историю нашего рода.