Михаил Гольденберг

Размышления у памятника тысячелетию России

Если бы была возможность сделать  на памятнике Тысячелетию России еще один ярус героев нашей истории, какие фигуры туда надо было бы поместить? 

Часы года отечественной истории скоро покажут полночь. По количеству юбилеев ему трудно найти аналог. Праздничной кульминацией должно было стать 1150-летие российской государственности, которое отмечалось 21-23 сентября в Великом Новгороде.

В составе делегации от Карелии мне довелось участвовать в нем. Главные мероприятия были в Кремле у памятника тысячелетию России. Эти заметки – попытка сравнительного анализа 150-летней истории отношения к этой важной дате в истории России.

Сразу оговорюсь, что в диспут норманистов с антинорманистами я вторгаться не буду. Меня заинтересовал феномен самого торжества в 1862-м и в 2012-м годах.

Инициатором праздника тысячелетия государства российского был сам Александр II. Была хорошая идея – вернуть Великому Новгороду своеобразный исторический долг. Некогда Господин Великий Новгород был низведен до уровня небольшого губернского города. Да еще Николай I лишил его железной дороги, а следовательно и перспектив.

Вольный Новгород, допетербургское окно в Европу, родина российской демократической традиции, опирающейся на вечевой парламентаризм, всегда вызывал  настороженное и подозрительное отношение власти.

И 150 лет назад долго спорили, где праздновать 1000-летие и где ставить памятник. Киев, Владимир, Москва и даже молодой Петербург предлагались в качестве претендентов.

Решение принимал  Александр II, всего год назад отменивший крепостное право. Его участие в создании памятника неотъемлемо.  Император лично принимал участие в торжествах. Есть свидетельства, что перед праздником прошел дождь, и новгородцы бросали под ноги царя свои поддевки… Царь в своих речах разъяснял значение Новгорода в истории Руси и касался вопросов реформы освобождения крестьян.

В ходе мероприятий 2012-го Александру II был открыт бюст работы скульптора А.С. Чаркина. Он недавно приезжал в Петрозаводск и предлагал поставить памятник Екатерине II.

Торжества в Великом Новгороде в 2012-м генетически оправданны. В советские времена этот праздник  не отмечался, так как точкой отсчета всего и вся был определен 1917-й. Понятна идея удлинить российскую родовитость до 1150 лет. Однако никто из первых государственных лиц современной  России участия в торжествах не принимал.

Радостно, что сам памятник 1000-летию России был в центре внимания. Творение скульпторов Михаила Микешина и Ивана Шредера стало украшением праздника. Символично, что это тот самый Иван Шредер – автор замечательного памятника Петру Первому в Петрозаводске. Придумал-то новгородский памятник Микешин, эскизы его, но лепил Шредер. Авторская слава, однако, досталась только первому скульптору. Шредер считал причиной этого свою немецкую фамилию и в сердцах говорил архитектору памятника Гартману: «Надо менять фамилию. Я буду Иваном Глиной…».

Памятник уникальный. Три яруса, 128 фигур русской истории, то есть своеобразный пантеон ее героев!

В первые годы Советской власти  монумент был укрыт фанерой и досками. Историю фактически скрывали стройматериалами, вымарывали. Многие фрагменты памятника были разворованы. Фашистские оккупанты просто его взорвали. Пытались вывезти бронзу в рейх.

Сейчас памятник восстановлен полностью. Памятник – вечный диспут. Почему на барельефах  нет Ивана Грозного? Еще бы! Какую резню он устроил именно в Новгороде со своим спецназом – опричниками. Правда, есть его жена Анастасия и вся «Избранная рада» – его реформаторская команда.  Среди царей нет Анны Иоанновны, Елизаветы, Павла I… Некоторые, например, Петр I удостоены изображений дважды.

Разглядывая барельефы памятника, я размышлял. Прошло 150 лет. В нашей истории свершились тектонические изменения, были взлеты и падения, победы и катастрофы. Есть чем гордиться и есть чего стыдиться. Если бы была возможность сделать  на памятнике еще один ярус героев нашей истории, какие фигуры туда надо было бы поместить?  Я задавал этот вопрос и нашей делегации, и прямо у памятника развернулась интересная дискуссия. Задаю его студентам. У них вопрос вызывает оторопь. Они явно путают героев с кумирами-однодневками.

Интересно было бы узнать и мнение читателей «Лицея». На мой взгляд, в определении героев истории должно быть скрытое право вето. Они должны приниматься однозначно подавляющим большинством, а не раскалывать общество.

В определении героев не забудьте и 55 дореволюционных лет: Витте, Чайковский, Достоевский, Чехов, Толстой, Репин, Менделеев, Можайский, Попов, Мечников, Павлов… Понимаю, что Столыпин вызовет споры.

С героями советского периода будет тоже непросто. Без возражений проходят Королев и Гагарин, Капица (отец) и Лихачев. А последние 20 лет? Тут дискуссия обречена на битву мнений.

Год отечественной истории скоро канет в Лету. Много было различных конференций, юбилейных выставок, интересных передач по радио и телевидению.

Но многие памятники истории находятся под угрозой гибели, в сложном положении хранилища большинства архивов и музеев.

А главное история не стала приоритетом в диалоге власти и общества. Отношение к ней не меняется в лучшую сторону. Взгляните на школьные учебники даже бегло. Первая книга об истории Родины! Плохая бумага, блеклые иллюстрации и тексты, от которых становится скучно и грустно.

И еще одно размышление. Допетровские герои памятника внешне почти не отличаются друг от друга, хоть князь, хоть простолюдин. С XVIII века пошло расслоение… Чем оно кончилось хорошо известно. Катастрофой и гражданской войной.

Это памятник – урок истории. И пусть на нем нет героев современности, но ощущаешь, что расслоение в обществе достигло невиданных размеров! Это опасно. Так учит история.

Говорят, что Наполеон, которого Россия разбила 200 лет назад, на острове Святой Елены часто повторял странную фразу: «Русский царь становится непобедимым, когда отпускает бороду…».

Так он понимал российское единство власти и народа. Пропасть губительна.

Фото автора