Михаил Гольденберг

«Ура! Мы едем в Холмогоры!»

Памятник Ломоносову на его родине
Памятник Ломоносову на его родине

В Архангельской области продолжился норвежско-российский музейный проект, участниками которого являются и карельские музейщики. 

Фраза «Ура! Мы едем в Холмогоры!» из нетленного фильма Георгия Данелия «Сережа» пришла мне в голову, как узнал, что вторая сессия норвежско-российского проекта состоится в Архангельской области. Радость моя была искренней. Впервые побывать на бажоном (милом — поморск.) моему сердцу Русском Севере! Скажу сразу, что его посещение вызвало у меня восторг от потрясающей природы, простых людей, во многих из которых узнаешь наследников героев волшебных поморских сказок Степана Писахова и Бориса Шергина. Много полезного увидел и в архангельских музеях.

Но знакомясь с бывшими монастырями, крепостями, к своему ужасу понимаешь, что почти всем им в ХХ веке пришлось стать лагерями, тюрьмами, детскими колониями, местами массовых расстрелов, которые сегодня отмечены памятными крестами. Соловецкая трагедия отнюдь не уникальна. Действительно «век-волкодав»… Теперь эти объекты превращены в музеи, туристические объекты.

 

Малые Корелы
Малые Корелы

Глядя на дома крестьян в Малых Корелах, поражаешься, как самодостаточно жила северная семья. Ни в каком государстве она не нуждалась. Трудолюбие, сплоченность семьи, особое воспитание и уклад жизни делали свое дело. Но хозяев раскулачили, а дома теперь хранятся в музее-заповеднике. В Холмогорах таких домов я не встретил, а современные больше напоминают дачные домики. Знаменитых коров-холмогорок (короушек – поморск.) я видел, но у входа в местный музей есть памятник корове, больше напоминающий могилу… Кругом то же, что и везде: упадок, нехватка населения, модернизация…

Памятник корове
Памятник корове

Главная задача этих встреч – создание норвежско-российской музейной сети. Именно так называется этот музейный проект, первая сессия которого прошла в ноябре 2016 года в северной норвежской провинции Финнмарк. В нем участвуют музейщики Норвегии, Мурманской и Архангельской областей, а также музеи Карелии. Под созданием музейной сети предполагалось установление системных связей между музеями, сотрудничество, обмен опытом, и, конечно, общение на профессиональном языке музеологии. Финансирует проект министерство культуры Норвегии, а руководит им его представитель, известный археолог Рейдун Андреасен. У проекта есть постоянная группа, образующая совет экспертов, в которую входит и представитель Карелии — автор этих строк.

Оногды (недавно — поморск.) с 27 августа по 4 сентября в Архангельске состоялась вторая сессия норвежско-российского семинара. В нем принимали участие четыре музея Карелии: хранитель Регина Минина представляла Куркиекский музей, директора музеев Наталья Николаева, Сергей Колтырин, Михаил Гольденберг представляли соответственно Олонец, Медвежьегорск и Национальный музей.

Карельские участники проекта
Карельские участники проекта

Принимающая сторона – директор Архангельского краеведческого музей Наталья Шпанова, ученый секретарь этого музея Алексей Едовин, заместитель директора Соловецкого музея-заповедника Олег Волков – предложили насыщенную и интересную программу. Прежде всего она предполагала знакомство с различными музеями – с Архангельским краеведческим музеем, муниципальными музеями в Холмогорах, Ломоносове, музеем-заповедником «Малые Корелы», Новодвинской крепостью, морским музеем и музеем изобразительных искусств Архангельска.

Открытие в Архангельском краеведческом музее
Открытие в Архангельском краеведческом музее
В морском музее
В морском музее
Новодвинская крепость
Новодвинская крепость

На двух самолетах 32 участники проекта вылетели на Соловки, где провели два дня, посетив многие достопримечательности архипелага.

Соловки
Соловки
на Заяцких островах
На Заяцких островах
Участники проекта
Участники проекта

Конечно, были лекции, дискуссии, рабочие встречи. Общей темой семинара были музеи Русского Севера. Предполагалось профессиональное общение, обмен опытом, знакомство с музеями Архангельской области. Таратаили (обговаривали — поморск.) и свои профессиональные вопросы.

Были иногда жаркие дискуссии. Например, один руководитель норвежского музея приглашал к себе посетить бывший лагерь – цитирую: «русских и украинских военнопленных». Пришлось объяснить, что в годы Второй мировой войны за СССР воевала единая Красная Армия (с 1946 года Советская). Сейчас приходится доказывать самые элементарные вещи, которые в досюльные (давние — поморск.) времена были очевидны. Но в основном обсуждали профессиональные проблемы, намечали планы сотрудничества.

Говорь (разговоров — поморск.) было порато (очень — поморск.) много. Есть намерения провести следующую третью сессию летом 2018 года у нас в Карелии. Уверяю вас – нам тоже есть что показать. Что называется, не лыком шиты. В Норвегии мы видели музеи норвежского севера, в Архангельске – музеи Русского Севера. Карельские музеи могут представить этнокомпонент в выставочной, фондовой работе и в общении с посетителями. Музеи Карелии покажут себя и не подведут. Невдолги (скоро — поморск.) у них будет такая возможность. Встретим гостей извек (как всегда — поморск.) дородно (хорошо — поморск.).

Михаил Гольденберг в Соловецком ботаническом саду
Михаил Гольденберг в Соловецком ботаническом саду

 

Фото предоставлены автором публикации

 

  • Nikolai Vladimirovth Tishsenk

    Михаил Леонидович! Все диалектизмы северные, русского говора, НЕ поморск. Что до «диффузии»… ЦЫБУЛЯ(укр.) — лук и SIPULI(финск.) — лук. Кто кому «послал» лук — НЕ известно…

  • Natalia Krylova

    Хорошее начинание, не сглазить бы только! :-)
    P.S. Вот только и «бажоный», и «порато» — словечки не только поморские, но, видимо, обще-севернорусские. Моя пудожская бабушка только так меня и называла — «бажона». Спасибо, что напомнили :)

    • Андрей Тюков

      Есть и глагол «бажонить». Пример: «Дед бажонит кота» (гладит, ласкает…). Так говорили в Заонежье, откуда родом мои папа и мама. А я и сейдень так говорю, — порато нравится…

      • Михаил Гольденберг

        Так и в украинском слово бажать — что-то близкое к любить, уважать… Диффузия, однако…