Светлана Артемьева

Клёвый день

«Кажется,  первый блин не комом», — думала я, возвращаясь из Медвежьегорского детского дома.

Надежда Георгиевна Павлова, председатель  правления Карельского Союза защиты детей, предложила мне провести практикумы в нескольких детских домах Карелии. Может быть, прочитав в интернет-журнале «Лицей» мою статью о проектной деятельности и коммуникативном общении, или по каким-то иным причинам. Я согласилась.

В детских домах я никогда не была, осталось в памяти щемящее чувство от посещения Дома ребенка в Петрозаводске в  начале 70-х годов, когда мы с ребятами из дворцовского отряда «Трубач» приходили туда поиграть с детишками, и когда прощались с малышами, одна девочка бросилась за мной вдогонку с криком: «Мама, мамочка!»… Было мне тогда16 лет, а вот вспомнилось же событие, и чувство горечи от крика ребенка вновь почувствовала.

Карельская осень, какая же она красивая! За стеклом нашей машины на пути в Медвежьегорский детский дом пробегали сосенки и большие ели,  деревья с желто-красной листвой, темноводные ламбушки и небо – еще высокое и серо-голубое – большим шатром раскинувшееся над всей этой земной осенней красотой.

Всю дорогу, развлекая разговорами Надежду Георгиевну, не давая ей почитать новую  книгу, припасенную ею на случай утомительной дальней дороги, я про себя думала: а смогу ли увлечь детей и взрослых? А пойдут ли они со мной на контакт? Ведь в общении с детьми, выпавшими из родного гнезда, никакой  предыдущий опыт не в счет. А если им понравится, и они  с удовольствием поучаствуют —  как они отреагирует на разовую встречу?

За разговорами и размышлениями машина быстро пробежала длинные километры. На пороге детского дома, похожего с виду на огромную городскую школу, нас радушно встретила заместитель директора Наталья Антоновна.

Минут через десять  мы вошли в светлую учебную комнату,  по кругу сидели  12-13 взрослых и подростков, а в центре круга  стояли  10-12 ребятишек начальной школы и  с нескрываемой надеждой смотрели на меня.

– Ребята очень хотят поучаствовать, но если вы скажете нет, они уйдут, – произнесла. Наталья Антоновна.

«Запрещенный прием, – подумала я, – не смогу же я  сказать «нет» этим детишкам, несмотря на то что содержание продумано для старших ребят и взрослых. Придется перестраиваться на ходу».

На мое короткое «да» началось такое! Вмиг каким-то, казалось, одним движением смахнуло маленьких ребятишек из центра круга. Не успела я и глазом моргнуть, как они все сидели за одноместными партами, сложив перед собой руки по правилам школы, и благодарными взглядами смотрели на меня.

«Вот это быстрота реакции!»  – подумала я и улыбнулась ребятам.

Для проведения игр необходимо, чтобы все сидели в общем кругу, и было место для игр на движение. На мою просьбу изменить обстановку в комнате откликнулись все. Заметила, как взрослые помогают малышам, как точно исполняют мои просьбы. В ходе этой перестановки напряжение и мое, и участников несколько спало.

Начался коммуникативный практикум. Еще по дороге я думала: что я скажу  ребятам и взрослым о том, зачем к  ним приехала?   Хотелось, чтобы мое объяснение было принято ими. 

Получилось примерно так:

– Здравствуйте, дорогие ребята и взрослые доброго медвежьегорского дома! К вам приезжает много гостей,  вы умеете их принимать, делитесь своими умениями, приветливы и внимательны. Мне тоже захотелось подарить вам добрую субботу, вместе с вами поиграть в разные  игры, буду рада, если и наше общение в играх вам понравится. Мои многочисленные родные жили и живут в Медвежьегорске, поэтому я очень люблю ваш город и всегда рада познакомиться с юными медвежьегорцами. Давайте познакомимся!

Началась первая игра. Необходимо было подобрать рифму к своему имени, выйти в круг и представиться. Я сразу разрешила помогать друг другу -– придумывать рифмы к именам. Чувствовалось, что большинство обязательно будет помогать. Так бывает всегда, когда принимаешь гостей, хочется быть приветливее, внимательнее, показать самое лучшее.  Я же должна была незаметно вырастить иной мотив участия в коммуникативном игровом марафоне: не «как выглядим мы, что о нас подумают», а мотив «мне это интересно, я попробую это сделать, у меня получится, интересно работать  в группе!».

А для этого необходимо было снять напряжение у взрослых участников – воспитателей, руководителей детского дома. Достичь этого можно было только при условии, если взрослые начнут мне доверять. Интересно, что первыми прониклись доверием воспитатели, затем руководитель и только потом  психолог. И здесь причина не только в личных качествах характеров взрослых, есть еще и большой груз профессиональных знаний. Я ведь проводила часть работы, которую выполняют психологи. И здесь мне необходимо было утвердиться  как профессионалу в организации коммуникативного общения. Сначала  я проводила игры для всего круга, они получались,  проходили весело, напряжение от игры к игре спадало и вскоре исчезло совсем.

И вот тогда обозначилась новая высота. Необходимо было разделиться на группы. Я попросила взрослых разделиться на группы по двое в каждой (получилось три группы), а потом каждому взрослому подобрать старших и младших ребят, чтобы группы по возрасту были одинаковыми.

И воспитатели, и ребята старались выбрать тех, с кем чаще общаются или работают, поэтому с точки зрения  изначальной сплоченности группы были разными. Не все  попали к своим воспитателям, некоторые ребята по причине нехватки мест, пришли в группу к психологу и «чужому» воспитателю.

Поэтому было понятно напряжение, усилие  этих взрослых достичь желаемого результата. И надо сказать, что психолог и воспитатель с этим справились, группа вскоре взяла нужный темп, возникли  необходимые деловые и дружеские связи. И это было замечательно!

Одна игра сменялась другою, обычной рефлексии в конце каждой игры я старалась не проводить – слишком большая группа была, да и очень разновозрастная для такого общения, поэтому лишь иногда подчеркивала значимость того, что мы с ними делали. Время пролетело, пока работала, казалось, контакт есть, все хорошо.

Но вот перерыв, ребята устремились в столовую. Взрослые разошлись по своим делам. К нам подошла воспитательница, которая очень активно и интересно работала с ребятами, попрощалась с нами, сказала, что у нее дочь приезжает на два дня, что пришла она в свой выходной, что интересно, но надо встретить дочь и побыть с нею. Мы с Надеждой Георгиевной вышли на улицу и направились в кафе, за обедом она меня спросила, о чем я думаю. Я ответила: «Думаю, сколько придет детей и взрослых после обеда».

Пришли все. И даже  воспитательница, которая планировала провести свое время с дочерью. Одна игра сменялась другою. Группы работали все дружнее. Провела игру «Мандаринчик». Нужно было запомнить каждому свой мандарин, дать ему имя, потом отыскать его среди всех мандаринов. Почти все нашли свой. Правда, многие детки  боялись не узнать свой мандарин, боялись оказаться неуспешными в задании, было больше помеченных мандаринчиков по сравнению с обычными группами школьников. Я ребятам не мешала,  понимала, что в их жизни достаточно серьезных стрессов, пусть в этой игре, кто боится проиграть, выиграет.

Я нашла несколько минуток и провела одну игру для взрослых «Ключ к решению проблемы».

Младшие детки в это время попросили фломастеры и маркеры и что-то рисовали на своих листочках. Негромко в полнейшей тишине звучали мелодии, создавая атмосферу красоты и уюта. Вдруг малыши услышали знакомую мелодию, вскочили со своих мест,  образовали три пары (мальчик с девочкой) и закружились в фигурном вальсе непосредственно, легко, красиво….

Глазки  ребятишек светились, они очень хотели показать нам, что они умеют танцевать. И это у них получилось! А я подумала, что вот так вот, не стесняясь, выйти и станцевать могут детки только в комфортной обстановке, обрадовалась, что дети это почувствовали. Когда танец закончился, мы дружно ребят благодарили. А потом ко мне подошла девочка и подарила свой рисунок, на котором было написано: «Сегодня самый клёвый день!».

…За окном автобуса мелькали темные силуэты деревьев. Было уже темно, когда мы возвращались назад. Я вспоминала  рисунок девочки, которая  в перерыве подошла ко мне и тихонько шепнула, что ее скоро заберет домой папа. Вспоминала фигурный вальс, праздничный полдник, на котором мы с Надеждой Георгиевной угощали ребят привезенными из Петрозаводска сладостями, танцующего во время полдника  вихрастого мальчишку, стройные и красивые голоса поющих песню девчонок, воспитательницу, которая встретила дочь и поняла, что хочет вернуться на практикум. Вспоминала педагога, любезно доставившего нас на своей машине прямо к автобусу,  радостного, что во время игры она нашла ключ к своей проблеме, и  добрый взгляд рядом со мною сидевшего за  праздничным столом психолога.  

«Кажется,  первый блин и не комом», – подумала я и чуть-чуть вытянула отекшие ноги, все же  пять игровых часов  и ровно столько же дорожных давали себя знать. Я всматривалась в темные очертания мелькающих деревушек и думала о судьбах детдомовских ребятишек.

 

 

  • Аркадий Реутов

    Искренне рад, что Вы, Светлана Станиславовна, снова «при деле». Если такие встречи получится продолжить, будет очень хорошо. И Ваш педагогический талант «будет работать», и коллегам, что трудятся в таких домах, — польза, а о детишках и говорить нечего; для них вот такие «гости» — солнышко в окошке. Впрочем, и для Вас, убежден, общение с детьми — солнечное, согревающее душу тепло.

  • Людмила Подольская

    Можно только порадоваться, что уникальный опыт Артемьевой оказался востребован. Ну так удивляться нечему: Надежда Павлова знает, кого приглашать.

  • Nenasty

    Мне кажется, сделать этих ребят на один день счастливее — светлое, важное дело!