Светлана Артемьева

Ничего, кроме улыбки

Возвращаюсь домой из таких поездок и  каждый раз думаю, что больше не смогу поехать к этим деткам – тяжело.

Поездка в кондопожский детский дом должна была состояться первой, но по разным причинам откладывалась. Когда позвонила Надежда Георгиевна Павлова, председатель  правления Карельского Союза защиты детей, и сообщила о поездке в субботу, ожидаемая новость стала чуть-чуть неожиданной.

До Кондопоги рукой подать. Добрались быстро. Двухэтажный, небесной голубизны, чистенький и ухоженный детский дом встретил нас утренней тишиной.  На лестнице я увидела маленьких детишек, лет трех. Это сильно расстроило: я не встречала столь маленьких детей ни в Медвежьегорске, ни в Пяозеро. Когда же на тренинг в большом количестве пришли детки 8-10 лет  (старших всего четверо-пятеро), меня охватило волнение: «Столько маленьких детишек-сирот в одном только районе Карелии?! Это ужасно!».

Повысилось  давление, но надо было быстро взять себя в руки, поскольку таблетки все равно остались дома, дети ждали доброй встречи, раскисать было нельзя. Да и нужно было подстраивать содержание тренинга под возраст ребятишек.

С первой коммуникативной игры определились лидеры – улыбающаяся Арина, непоседливый Максим и спокойный обстоятельный Вадим. Этой юной лидерской группе даже 16-летний Вова   уступил пальму первенства.

Я старалась часто  менять игры и виды деятельности, дети были активны, раскрепощены. Полтора часа такой работы вполне хватило, требовался обеденный перерыв. После веселой игры в «кошки-мышки» ребята отправились обедать,  Арина и Карина  показали нам свой дом.

Это была удивительная экскурсия. Детский дом в здании бывшего детсада, поэтому для проживания, питания и проведения свободного времени детишек планировка очень удобна – небольшие блоки оформлены под «квартиры».

Я побывала «в квартире», в которой проживают восемь ребятишек воспитателя Марины Анатольевны, и очень за них порадовалась. Марина Анатольевна работает со дня основания  детского дома, работу  свою любит. Талантливая в рукоделии,  она вместе с ребятами превратила казенный  блок в настоящую квартиру:  большая комната, место  общего отдыха, очень напоминает театральную гостиную с развешанными по стенам  театральными масками, сделанными из папье-маше, с множеством поделок. Мягкая мебель, музыкально-телевизионная аппаратура, красивые шторы, теплые цвета стен. У каждой большой игрушки есть свое имя – имена тех детей, кто любит с ними играть или играл,  когда жил здесь.

 За стеночкой уютная кухня с традиционным набором кухонной мебели, красивыми скатертями и красивой посудой, слева от кухни три  комнаты детей. Стены комнаты мальчиков оклеены фотообоями, на которых красуются большие машины. Полочки, цвет стен, шторы на окнах – всё гармонично  и отвечает интересам мальчиков.

В двух комнатах у девочек множество красивых, собственноручно  изготовленных вещей – салфеточек, поделок, рюшечек на шторах, оборочек на покрывалах и подушечках. Красиво.

Уютная «квартирка» меня очень порадовала, хотелось улыбаться и улыбаться. Так бы оно и было, если бы я не увидела на одной из кроваток маленькую симпатичную пухленькую малышку – мне объяснили, что это младшая сестренка одной из участниц тренинга. Присутствие этой маленькой девочки в детском доме снова вывело меня из равновесия…

Поблагодарив деток за экскурсию, мы отправились обедать. Старалась   настроиться на веселый лад, кажется, у меня уже стало получаться, как вдруг я услышала историю мальчика, у которого двух сестренок удочерили американцы. Они пообещали ему через Интернет держать с ним связь,  а сами уже года два или больше на связь не выходят, парень переживает.

Ну разве можно разъединять родных детей? Кто дал на это право? Горькие размышления прервали веселые голоса детей, они ждали продолжения. Собравшись  с духом, пошла к ним.

 

Вторая часть также прошла ритмично, шумные и веселые детки учились анализировать, высказывать свою точку зрения. С малышами рефлексия проходит совсем по-другому. Мысленно с ними нужно совершить путешествие в названия тех игр, в которых они принимали участие, вызвать ключевыми словами образы пережитого. И тогда детки выскажутся более  содержательно.

Так оно и получилось, многие  брали слово несколько раз, вспоминая что-то для них важное. В последнем задании «Подарок группе» ребята были искренними и откровенными. Каждый придумывал и дарил группе свой заветный подарок.  Одна из самых активных и лучезарных девочек сказала: «Я сегодня хочу подарить всем свою радостную улыбку, ведь у меня больше ничего нет…».

После окончания практикума мы еще долго общались с ребятами и воспитателями за чашечкой чая, угощали их сладостями, а они нас вкусным пирогом в форме сердца, танцевали под веселую музыку, поочередно предлагая движения, фотографировались. А  я до сих пор слышу слова девочки: «Ведь у меня больше ничего нет…».

Возвращаюсь домой из таких поездок и  каждый раз думаю, что больше не смогу поехать к этим деткам – тяжело. И каждый раз вновь соглашаюсь и еду, радуюсь, что нахожу в себе силы. Осознаннее становится мое понимание духовной силы воспитателей, которые отдают этим ребятишкам  и душу, и сердце – без остатка.

 

Фото автора и Карельского союза защиты детей

 

  • Валентина Акуленко

    Светлана, спасибо за ваш огромный душевный труд!

  • Марина.

    «Мир не без добрых людей!» — это про Вас, Светлана! Ваши встречи с детьми дарят им радость, а значит, в их маленьких душах появляется место любви, добру, уверенности в своих силах. Огромное спасибо Вам за широту души,теплоту сердца, любовь к детям!

  • Светлана Захарченко

    Бог Вам в помощь в Ваших добрых делах!
    Несколько лет назад в Важеозерском монастыре был летний лагерь для детей, куда в том числе вывозили и детей из Олонецкого детского дома, и некоторых из них усыновили после таких летних каникул кто-нибудь из паломников или трудников. Но санэпидстанция запретила такой вид отдыха, т.к. у монашествующих, которые работают на кухне и готовят пищу (в том числе и для детей), нет санитарных книжек.
    Детские дома России — это знак равнодушия властей к своему народу…

  • Т. Шестова

    Я вас очень понимаю. Сердце на части рвется, когда видишь этих детей, не все выдерживают и после первого раза второй раз часто уже не идут. Вы идете — сил вам и Надежде Георгиевне!
    Меня поразил разговор с одной знакомой, которая работает в музыкальной школе. Когда я упомянула в разговоре с ней детский дом, она удивилась: «А что, разве в Петрозаводке есть детские дома?» Причем не скажешь, что она ничего не читает и не смотрит ТВ, но, видно, замкнута на себе и своей музыке. И таких ведь большинство!