Вернисаж с Ириной Ларионовой

Пусть горит добрым светом

Юрий Рыбкин. С первыми петухами
Юрий Рыбкин. С первыми петухами

Петрозаводчанин Юрий Рыбкин стал участником выставки «Петушиное величие» в московском Музее русского лубка и наивного искусства, где в эти дни представлены четыре его работы. Еще одна принята на конкурс «Москва наивная» в рамках фестиваля «Фестнаив 2017».

Солидный уже человек Юрий Рыбкин, у которого за плечами целая жизнь, стал художником по воле случая. А до  этого он просто жил: учился в университете на строительном факультете, обзавелся семьей, воспитывал двух сыновей, работал водителем. Почему водителем? Просто потому, что с молодости Юрий любит свободу и не любит быть под контролем. Окончил курсы водителей и рулил, начиная с армии, в войсках спецназа, а потом и после армии остался работать водителем. Сейчас Юрий на пенсии, строит каркасные дома, перевозки уже позади — другое время. В строительстве тоже есть свое достоинство, считает он, это работа творческая!

Первая его персональная выставка прошла в прошлом году на …набережной, где он выложил на  суд прогуливающихся людей десять картин. Одну из них под названием «Сяргилахта» Юрий тут же подарил женщине из Медвежьегорска, которой эта картина напомнила детство и пришлась по душе.

Юрий Рыбкин на фоне своей картины, посвященной мельнице Сампо
Юрий Рыбкин на фоне своей картины, посвященной мельнице Сампо

А всего год назад Юрий и не предполагал, что в его жизни произойдут такие метаморфозы. В январе он с сыном строил забор на даче. Работа была архитяжелая, к вечеру они предельно устали и, перекусив, легли спать. Ночью отца неожиданно подняла неведомая сила. Он заглянул в комнату, где спал в неловкой позе сын. Пригляделся и ахнул: сын не дышал, и губы его посерели. Юрий рассказывает свою историю, а голос его дрожит. Воспоминания не из приятных. Что делать? Скорую вызывать – сына потеряет. И как умел, начал  в полубессознательном от стресса состоянии делать сыну искусственное дыхание. И спас 25-летнему парню жизнь.

После пережитого пошел в магазин, купил холст и две краски, черную и белую, и нарисовал первую в своей жизни картину маслом «Смерть на взлете». На ней на черном фоне был изображён устремляющийся в небо контур тела, обведённый белой  краской. Этот образ и название навеяны книгой «Смешная грустная жизнь» Льва Дурова, которую Рыбкин читал в тот момент.

— Потом я зарисовал ее поверх новым сюжетом, не хотел смотреть на смерть. И нарисовал «Рождение Вяйнемянена», потому что в то время был увлечен анализом эпоса «Калевала». Мне кажется, я разгадал тайну Сампо. Я пытался найти поддержку в своей разгадке Сампо у разных учёных, интеллигентных по определению людей. И что? Скучный народ эти учёные! Нет у них  полёта мысли. Никто не откликнулся и на мою идею установить скульптуру-брэнд на набережной в Петрозаводске, хотя я ходил и в Министерство культуры, и в другие организации. Правда, и место даже определили для нее на набережной, а денег-то нет. Чтобы не зависеть от чиновников, я решил установить скульптуру Сампо у себя на даче в Ялгубе, рядом с домиком, где и была мною разгадана тайна Сампо холодной февральской ночью.

— А что с живописью? Вижу у вас столько картин написано…

— Да, я не могу остановиться, идеи так и прут: за год  написал порядка 60 картин. Очень хочется рисовать Карелию в волшебном ключе. Картины, по-моему,  должны быть нереальными. Сказка должна быть!

 

Поставьте памятник деревне
Поставьте памятник деревне
Поморка
Поморка
Жеребёнок
Жеребёнок

Юрий называет себя художником-самоучкой, с авторским псевдонимом «Изв. Худ». История псевдонима такова. Сидел дома. Сначала рисовал на тарелках петроглифы. Когда нужно было подписать работу, не стал подписывать своим именем, потому что петроглифы рисованы неизвестным художником. И поскольку на тарелках они нарисованы известным, то есть им самим, то так и подписал «Изв. Худ».

Поражает, сколько у Юрия идей и планов, просто громадье! Поначалу творческой  вотчиной Юрия стал пятитонный металлический контейнер, вроде гаража, но потом жена Людмила смирилась и поняла, что увлечение мужа – дело серьезное. Теперь Юрий рисует дома.

Спрашиваю, есть ли у него авторитеты.

— Я не оглядываюсь на авторитеты. У меня есть два-три художника, которых уважаю за вольнодумство и желание жить так, как хочется, а не так, как нужно. Это Пикассо, Ван Гог, Моне, Шагал. Всё больше узнавая об их жизни, я начинаю понимать, что они были душой как дети. Шалуны, одно слово. Люблю фовистов, особенно Матисса и Дюфи.

Шлемазл. Картина, посвященная художнику Хаиму Сутину
Шлемазл. Картина, посвященная художнику Хаиму Сутину
Хасиды
Хасиды

Юрий обращается к самым разным темам. Его кидает от корриды к цветам, от Калевалы и петроглифов к автопортрету, от деревенской церкви к космосу. Подвигают к новой теме разные увиденные им сюжеты или моменты из видеофильмов, кино, жизненные ситуации.

Натюрморт
Натюрморт
Красная рыба
Красная рыба
Весна на Белом море
Весна на Белом море
Одиночество
Одиночество
Исповедь
Исповедь
Скрипач на крыше
Скрипач на крыше
Бог свидетель
Бог свидетель

Вот картина, посвященная третьей мировой войне. Она навеяна сюжетами русского художника Верещагина и увиденной фреской в монастыре Александра Свирского. Другая  картина символизирует мир на кухне, где рыбе безразличен нож, а ножу не до рыбы.

Юрий Рыбкин

Случай на рыбалке
Случай на рыбалке

Юрий увидел этих купающихся молодых девчонок и не мог их не нарисовать. В них было столько юного  задора и  красоты.

Банька
Банька

— Я рисую, как Бог мне подсказывает, — говорит он. — А эта картина у меня нарисована в стиле Босха и называется «Идет охота на волков».

Вообще Юрий Рыбкин уверен, что каждый человек самобытен. В соцсетях его творчество часто ругают.  Один раз он отважился и показал свои полотна народному художнику Борису Поморцеву. Тот не оттолкнул начинающего автора и даже подбодрил его, посоветовав больше рисовать с натуры.

Юрий не собирается покорять мир своим творчеством, он творит только потому, что не может иначе. Его искренность, энергия, детская непосредственность, чистота и увлеченность новым для него делом поражают. Его статус в соцсетях выражен так же просто, какими выглядят на первый взгляд его картины: «Человек — это искорка. Мелькнёт и погаснет. Но пока горит, пусть горит добрым светом».

Фото Ирины Ларионовой

 

 

  • Вера Линькова

    Так замечательно — кистью разбивать стереотипы! Искусство, близкое непосредственному восприятию ребёнка. Во всяком случае, оно радует. В малом всегда таится что-то большое, как и в большом порой скрывается малое. И можно пожалеть того, кто не услышит этого петуха на горе.

  • Т. Шестова

    Карельский Пиросмани!