Афиша Петрозаводска, Вернисаж с Ириной Ларионовой

Печаль светла

Ксения Трофимова
Ксения Трофимова

В Детской художественной школе Петрозаводска открылась персональная выставка Ксении Трофимовой «Состояние».

Часть произведений,  представленных в экспозиции, мне знакомы, но в очередной раз  вглядываюсь в них с удовольствием. Особенно по душе предзимние состояния природы. В них есть настроение, грустное — но не депрессивное. Эта та самая печаль, которая светла. Или назовите это состояние возвышенной грустью.

Ксения Трофимова. Ветер и травы
Ксения Трофимова. Ветер и травы
Ксения Трофимова. Намело. Ранняя зима
Ксения Трофимова. Намело. Ранняя зима
Ксения Трофимова. Снежноягодник
Ксения Трофимова. Снежноягодник

Некоторые недоумевают, зачем Ксении рисовать эти ноябрьские осенние мотивы? Но именно эти состояния греют душу художника, поэтому название выставки хорошо передает саму ее суть. Есть здесь и работы, выполненные несколько лет назад. И это хорошо: сразу видишь, как развивается художник, как крепнет его мастерство, растут профессионализм и уверенность.

У Ксении Трофимовой есть своя тема, свое лицо, свой голос в живописи. Чуткая, гиперответственная, Ксения признается, что каждая выставка для нее подобна откровению, обнажению своей души. Для нее, интроверта, это событие почти всегда стресс, как и поездки на пленэр.

Невероятно, но практически все композиции художница создает в своей домашней мастерской, пользуясь исключительно своими впечатлениями и образами, зафиксировавшимися в памяти.  Ее мозг как бы фотографирует увиденное, а душа принимает и хранит это в сердце. А память у Ксении цепкая: она помнит себя годовалой малышкой, стоящей в кроватке, помнит и желтую пластмассовую рыбку с огромными глазами, которой завлекала ее мама. Или зачитанную до дыр книжку «Ау, ау, Алёнушка…»

– Одно из моих самых ярких впечатлений детства, – рассказывает Ксения, – маленький городок Лодейное Поле на реке Свирь. Туда я на все лето уезжала к бабушке. Это было время свободы, тепла, детских игр во дворе допоздна, незабываемые поездки с дедом на мотоцикле в лес за ягодами-грибами. Возможно, именно тогда я начала чувствовать и понимать красоту природы, леса, трав. Там я ощущала себя очень счастливой и осознавала это, несмотря на юный возраст. Это очень важная часть моего детства! 

Ксения Трофимова. Хоста. Акварельная поэзия
Ксения Трофимова. Хоста. Акварельная поэзия

Ксения обожает путешествовать по дальним странам.

– Это для меня, своего рода перезагрузка, обнуление и отдых, конечно. Отдых там, где тепло, где никто меня не знает, где можно расслабиться. Очень люблю тихие живописные места, море. Люблю ощущать новые запахи, звуки. Иногда очень рада долгой дороге, когда можно наблюдать за незнакомыми пейзажами в окно. А по возвращении более остро ощущаешь то, что окружает меня здесь, дома, в родных местах.

Ксения Трофимова. Цикломены. Созерцание
Ксения Трофимова. Цикломены. Созерцание

Ксения выглядит очень молодо, не скажешь, что у нее за плечами солидный опыт педагога в детской художественной школе. После окончания Пушкинского университета она вернулась в стены родной ДХШ. Не представляла себя преподавателем университета, как ее ни уговаривали, не могла предать родную школу: она для нее, что дом родной, — почти в буквальном смысле: ведь сколько Ксения себя помнит, с самого детства она была в этих стенах.

Ксению поздравляет отец, художник Юрий Трофимов
Ксению поздравляет с вернисажем отец, художник Юрий Трофимов

Папа Ксении, известный художник Юрий Васильевич Трофимов был тогда директором школы, мама  преподавала. Дети художников – а ее товарищами по играм были Слава и Паша Поляковы – знали каждый закоулок и каждую кладовку, где прятались, в стенах художки на улице Ла-Рошель. По выходным гостили то у одних, то у других, жили дружно.

У Ксении немало талантов: друзья говорят, что она  чудесно танцует и дизайнер просто от Бога, все тайны постижения декора интерьеров освоила самостоятельно. Стоит взглянуть на то, как она оформила свою новую квартиру, которую они с мужем взяли в ипотеку, и станет ясно, что, работая дизайнером, она непременно бы преуспела. Об этом и друзья говорят. Ей ничего не стоит расписать стену под бельгийские обои или ламинат положить, стены выкрасить. Многие знакомые обращаются к ней за помощью, она не отказывает, ей это интересно.

– Хотя времени на все не хватает, – признается Ксения. – Много занимает процесс обучения в школе, если к нему ответственно относиться. А самое любимое место в городе у меня – мой новый дом, где из одной комнаты я сделала себе мастерскую. И не поверите – больше всего на свете мне хочется  возвращаться именно туда! Возможно, потому, что в детстве мы жили в квартирах то с печкой, то с холодным полом и покрывающимися инеем стенами.

Ксения Трофимова. Гортензия и груши
Ксения Трофимова. Гортензия и груши

Относиться ко всему серьезно у Ксении в крови. Отличница в школе и университете, она всегда стремится всё сделать качественно. Муж, находясь, в другой комнате, иногда шутя говорит ей: «Я слышу, как работает твой мозг!».

В своих произведениях Ксения, оставаясь наедине с самой собой, в полной мере погружается в образы, которые живут в ней, пока не попросятся на чистые листы бумаги. И здесь она честна как художник перед собой и людьми: ничего не делает в угоду моде, даже фотографией почти перестала заниматься из-за того, что она практически обесценилась из-за сегодняшней простоты и доступности. Хотя ей было на кого ориентироваться: ее новгородский  дед был профессиональный фотограф.

Ксения обращается в своем творчестве только к тому, к чему лежит ее душа. Для нее преданность важнее всех других качеств. И в жизни, и в творчестве.

Фото Ирины Ларионовой