Владимир Берштейн

Любовь разбилась о быт?

На вопросы читателей отвечает
психотерапевт-конфликтолог Владимир БЕРШТЕЙН

«Меня часто раздражает мой муж – своей неряшливостью, тем, что никогда не знает, где что лежит. А ему не нравится, что я мало занимаюсь хозяйством, бывает, обеда нет, потому что я не успеваю! Мы женаты семь лет, и меня тревожит, что из-за частого выяснения отношений наши чувства угасают… Вера»

Похоже, Вера с мужем рискует попасть в положение, по поводу которого лет девяносто назад высказался Владимир Маяковский: «Любовная лодка разбилась о быт». Дальше может последовать расставание.
Известно, что любая семья неизбежно проходит через кризисы. Один из них приходится как раз на семилетний период брака. Неважно, на каких конфликтах зиждется этот кризис, важно, как его преодолеть. Желательно сохранив чувства.
Мы часто выясняем отношения в своей семье. Решающим является то, как мы это делаем, с каких позиций – партнеров, желающих во что бы то ни стало сохранить отношения, или оппонентов, озабоченных прежде всего собственной «победой».
Каждый из нас имеет свои недостатки и слабости. В период «брачных танцев» мы игнорируем слабости (недостатки?) любимого человека и всячески камуфлируем свои. Когда наступают суровые супружеские будни, всплывают все отрицательные в глазах партнера личностные особенности. Их уже невозможно ни игнорировать, ни камуфлировать, они реально мешают нормальному супружескому союзу. В этой ситуации продуктивный выход один – к чувственной составляющей подключать составляющую рациональную, аналитическую, мыслительную. Лучше всего делать это через внутренние вопросы и ответы.
Возможный ход рассуждений жены: «Муж неряшлив, поскольку не знает, где что лежит? Может, это не неряшливость, а извинительная рассеянность? Почему мне трудно с ней смириться? Надо ли придавать ей такое значение?»
То же с позиций мужа: «Мне известна моя рассеянность? Согласна ли с ней мириться жена, как до сих пор мирились мама, прочие близкие и чужие мне люди? Что я могу сделать, чтобы это не стало в моей семье неразрешимой проблемой?»
Внутренние вопросы жены: «Поскольку физически не успеваю готовить обед, какой приемлемый вариант могу предложить мужу, чтобы он не голодал, но и не питался всякой пакостью? А главное – как сделать, чтобы он понял меня?»
Вопросы к себе мужа: «Согласен ли я с тем, что жена объективно не успевает, ко всему прочему, еще и обеды варить? Чем могу помочь, чтобы самому не есть что ни попадя и знать, что и она не голодна?»
Наконец, общий вопрос: «Должны ли бытовые проблемы становиться предметом наших бесконечных разборок и причиной нарастающего отчуждения?»
Ответы на приведенные вопросы могут как оказаться внутренними, так и родиться в процессе спокойного заинтересованного разговора. В любом случае они определят, что первично – личностные особенности, часть которых можно преодолеть, а с частью смириться, или их угасание, оправдываемое якобы непреодолимыми особенностями личности партнера. Есть шанс, что все прояснится.
 
"Лицей" № 10 2009