Владимир Берштейн

Дружба на расстоянии

На вопросы читателей отвечает психотерапевт-конфликтолог
Владимир БЕРШТЕЙН
 
«У меня есть давняя подруга, которая живет в другом городе. Мы встречаемся редко, в основном общаемся по скайпу. Пока на расстоянии, все прекрасно: не можем наговориться, прекрасно понимаем друг друга. А лишь увидимся, начинаются трения, обиды, размолвки. Мне кажется, я ее раздражаю, да и она меня, честно говоря, тоже. Но проявляется это только при личной встрече. Так что же, не встречаться? Ольга»
 

Не знаю, являлась ли когда-нибудь дружба темой глубинных психологических исследований, но поговорить здесь есть о чем. Прежде всего можно задуматься над тем, что лежит в ее фундаменте. «Склеивающих» начал окажется не так уж много. Чаще всего – общее прошлое. Но непременно связанное не просто с совместным бытом, как это происходит в коммунальных квартирах или общежитиях, а с совместным постижением, преодолением чего-либо, общими удачами, поражениями…

При этом, бывает, миропонимание и представления о жизненных ценностях сплошь и рядом совершенно не совпадают, что истинной дружбе не мешает. Можно годами прожить бок о бок, потом десятилетиями при встречах вспоминать тот период, но оставаться просто старыми знакомыми, максимум, приятелями, отнюдь не друзьями, поскольку несмотря на тесное и длительное соседство и общение каждый жил своей отдельной жизнью. Не зря о гармоничных супружеских союзах говорят: «Они не только муж и жена, но и близкие друзья».

Очень сближают, способствуют возникновению долголетних дружеских отношений интерес друг к другу и стойкое ощущение взаимопонимания. Такие друзья нуждаются в общении между собой. Им всегда есть, о чем и поговорить, и совместно помолчать…

У меня складывается впечатление, что именно на этом и выстроились отношения автора вопроса с ее давней подругой («…не можем наговориться, прекрасно понимаем друг друга»). Все обычно и узнаваемо… Но часто не принимается во внимание одна важная деталь: дружба, выстроенная на таких основах, обычно не учитывает личностных особенностей, проявляемых на бытовом уровне. Оно и понятно: если друзьям-подругам необычайно интересно общаться, если они к этому активно стремятся, без этого скучают, какое могут иметь значение привычки и разнообразные недостатки каждого из них?! Они же дружбе не помеха! Соглашусь: дружбе – да. Особенно завязанной в основном на вербальном общении. А вот совместному проживанию, даже кратковременному, вполне может оказаться помехой, и еще какой! Потому что наши привычки, модели поведения очень часто никак не связаны с типом нашего же мышления, уровнем эрудиции… Короче, со всем тем, что привлекает в друзьях. Более того, с годами у нас неизбежно меняется характер, а значит – наши восприятие и оценки. И поведенческие модели, привычки друзей, пару десятков лет назад воспринимавшиеся как вполне безобидные, даже в чем-то милые, начинают раздражать и провоцировать конфликтное неприятие.

Мое мнение по этому поводу давно выкристаллизовалось. Могут быть замечательные друзья, с которыми тепло и уютно при любых обстоятельствах. С ними хочется не только общаться, но и встречаться, проводить вместе много времени, даже жить в непосредственной близости. А могут быть друзья столь же замечательные, но с ними хочется только общаться. Причем на расстоянии. Думаю, следует отдать себе отчет в этой дифференциации и понять, что в ней нет ничего предосудительного. Наоборот, такое понимание оберегает от необходимости насиловать себя и лицемерить при встречах, которые на самом деле могут оказаться тягостными для всех встретившихся друзей. В наше время существуют разнообразные возможности заочно проявлять свои чувства, включая самые дружеские.  

«Лицей» № 8–9 2010