Владимир Берштейн

Удар по самолюбию?

На вопросы читателей отвечает
психотерапевт-конфликтолог Владимир БЕРШТЕЙН

«Нашла по сети "Одноклассники" свою школьную подругу. Встретились, и я ужаснулась нищете, в которой она живет. Ее зарплаты не хватает даже на насущное. Моя жизнь сложилась иначе, могу позволить себе многое. И я искренне предложила подруге материальную помощь. Она оскорбилась и прервала всяческие отношения. Не могу понять причины… Татьяна»
 
Часто в таких ситуациях очевидная причина заключена в различном восприятии обыденных вещей и жизненных обстоятельств. Известно, что люди состоятельные сплошь и рядом относят отсутствие некоторых предметов, продуктов к свидетельству крайней бедности, забывая о том, что для значительной части населения эти предметы и продукты – недостижимая, чрезмерная, а значит, излишняя роскошь. Вот и взаимное непонимание! Все как в поговорке: «У кого-то щи жидковаты, а у кого-то бриллианты мелковаты».
Татьяна пишет об охватившем ее ужасе перед нищетой, в которой живет подруга. Но поставим себя на место этой подруги и сделаем допущение, что она до встречи вполне могла считать свою жизнь совершенно приемлемой, типичной для множества людей. И вдруг находится «толстосумка» (да не абы кто, а близкий человек), которая не только применяет к давно привычной повседневности самый низкий социальный критерий, так еще и усугубляет свою оценку предложением материальной помощи. Возможно, это оказалось нестерпимым ударом по самолюбию. Тогда и согласие принять помощь становится унижением, поскольку как бы подтверждает крайнюю скудость существования. Нет сомнений, что Татьяна руководствовалась лучшими и искренними побуждениями. Но здесь решающую роль могли сыграть произнесенные слова и прозвучавшие интонации. Если употреблялись выражения типа «нищета» или «так жить нельзя», да еще с нотами непонимания и сострадания, отказ от помощи мог стать предопределенным.
Возможна и другая психологическая причина разлада. Дружба помимо всего прочего формирует стойкий уровень ожидания друг от друга. Так что в школьные годы и Татьяна, и ее подруга могли отчетливо представлять себе, чего достигнут в будущем. Что, если подруга считала себя способнее, удачливее или во всяком случае не хуже Татьяны? Но та в итоге оказалась гораздо успешней. Тогда это вполне может восприниматься как полная неожиданность и несправедливость. С ними трудно смириться. И самое обидное – ничего уже не исправить! Самоуважение страдает, предложение помощи дополнительно снижает его, а принятие этой помощи грозит и вовсе свести самооценку на нет. Конечно, вполне можно было бы подойти ко всему иначе: признать перед Татьяной ее успешность, принять помощь, искренне поблагодарить… Ничего зазорного в этом нет, и дружба могла только окрепнуть. Но для этого у подруги должен быть другой склад личности.
Описанная Татьяной ситуация поучительна еще и тем, что в очередной раз подтвердила: для оказания эффективной помощи одних добрых и искренних намерений недостаточно. Необходимы еще просьба о помощи и готовность ее принять. Первое условие желательно, но совсем необязательно. Многим такая просьба не ложится на язык. Не надо их судить и обвинять в чрезмерной гордыне. Такие люди часто весьма ранимы, а сами очень восприимчивы к чужой беде. И не гордыня, а гордость не позволяет им во всеуслышание признаться в материальной нужде, которую они реально ощущают. Второе же условие – готовность – является обязательным. Тому, кто не готов принять помощь, оказать ее невозможно, даже если он просит об этом. Простейшая иллюстрация – алкоголики и наркоманы. Многие из них вроде и взывают о помощи, но не принимают ее. Результаты известны.
Как теперь ясно, подруга Татьяны и не просила о помощи, и не готова была ее принять. В подобных случаях добрые намерения могут восприниматься неверно. И в результате отношения не улучшаются, а рушатся. Что, увы, и произошло!
 
«Лицей» № 10 2010  
  • Владимир Берштейн

    Здравствуйте, Тina! Я задержался с обратной связью, поскольку никак не ожидал свежего отклика на мой уже весьма несвежий текст.:-) И если бы не внимательная Наташа Мешкова, мог бы и прозевать…
    Моё мнение по Вашей ситуации вполне определённо: да, молча смотреть на ситуацию у подруги! Что вовсе не обязывает Вас «вздыхать вместе с ней». Вы сделали главное, что можно было сделать: чётко и недвусмысленно обозначили свою готовность помочь. Дальше, как я и написал в тексте, дело за тем (за той), кому эта помощь предназначена. Ваша подруга от неё отказалась, и тут Вы ничего не измените. Настойчивость может быть истолкована как подозрительная навязчивость.

  • Tina

    Здравствуйте, Владимир
    Забавно, но в моей жизни была похожая ситуация.В какой-то момент, я оказалась, сотоятельнее подруги. Не так чтобы у меня были горы золотые, но был постоянный заработок, а у подруги, как раз на работе проблемы: сначала задерживали выплату зарплаты, а потом и вовсе решили сократить сотрудников, да еще муж ее не имеел постоянной работы, только приработок.Естественно, подруга обо всем этом мне рассказывала, жалуясь на сложившиеся обстоятельства.Я, конечно же, предложила подруге свою помощь деньгами, ну то есть высказала готовность ссудить ее средствами. Подруга поблагодарила меня, улыбнулась, но от денег отказалась.Я с пониманием отнеслась к отказу, но все же хотелось подруге помочь. Некоторое время спустя, у подруги случился день рождения, и я, хотя подарок у меня был куплен заранее,решила к подарку приложить еще деньги, так как видела, что материальное положение в ее семье все ухудшается. Я решила, что если ей неудобно так принять от меня деньги, то уж от подарка она отказться не сможет. Но я ошиблась, подруга подарок приняла, а деньги вернула мне, сославшись на то, что я, якобы, и так потратилась на подарок.Ну и как быть в такой ситуации? Я искренне хочу помочь подруге, для меня отношения важнее денег, тем более, что предлагались мною свободные деньги, т.е. которые я могла отдать без ущемления для своего бюджета.Или лучше молча смотреть на ситуацию подруги и только вздыхать вместе с нею по поводу ее финансовых проблем?