Владимир Берштейн

Без запасного выхода

На вопросы читателей отвечает психотерапевт-конфликтолог Владимир БЕРШТЕЙН

«Четыре года назад я полюбила молодого человека, но он предпочел другую. Долго не могла убить в себе чувства. Три года почти не жила, даже смотреть ни на одного мужчину не могла. Год назад, расставшись со своей девушкой, он вновь нашел меня. Предложил возобновить отношения, и я согласилась. Через какое-то время он признался, что чувства ко мне у него есть, но пока он не уверен, что любит меня, ему нужно время, нужно «работать» над нашими отношениями… Но случилось непредвиденное: я забеременела. Он встретил это известие чуть ли не со слезами, кричал, что не готов, что ребенок помешает ему полюбить меня, настаивал на аборте. Не знаю, что делать… Страшно решиться на убийство малыша, который уже живет во мне. Но и потерять любимого я боюсь, не выдержу этого во второй раз! Юля»

Мне очень жаль, но в моем понимании вы, Юля, демонстрируете пример полной эмоциональной зависимости от другого человека. В этом не было бы ничего страшного, если бы и он был в такой же степени зависим от вас. Так ведь нет! Он-то сохраняет и охраняет свою независимость. Ваши отношения неравноправны, что в союзе любящих людей недопустимо и часто приводит к разрыву. Вы три года «почти не жили», даже не смотрели на мужчин…
Не спрашиваю, почему и зачем вы держали «дверь» своего восприятия жизни на запоре, во имя чего заточили себя в своеобразную темницу. Главное – ваш молодой человек, расставшись со своей девушкой и в кризисный для него момент обратившийся к вам, видимо, немедленно «просек», что происходило с вами в период его отсутствия рядом. И немедленно начал вами манипулировать.
Все эти бесплодные рассуждения о зреющих у него чувствах к вам, о том, что «над отношениями нужно работать»… Как работать? Чего конкретно не хватает в ваших отношениях? Где именно расположены в них «болезненные» точки, подлежащие «лечению»? Эти вполне уместные вопросы никем из вас не ставились. Вы не задавали их, скорее всего, из страха услышать не то, что хотелось бы. А он, возможно, потому, что совершенно не готов данные вопросы всерьез рассматривать. Они раскачают выстроенную им конструкцию ваших отношений и могут прояснить то, в чем он, похоже, себе не хочет признаться.
А его реакция на вашу беременность? Испокон веку в любящих парах ребенка называли не иначе как «дитя любви». А вашему партнеру ребенок, оказывается, помешает любить вас. Какой вывих логики! Так бывает только при отсутствии глубокого чувства любви и привязанности. Мое восприятие сложившейся ситуации: мужчина панически боится оказаться прочно связанным с вами. Ребенок лишит его возможности с легкой душой и чистой совестью, когда захочется, сплести очередную словесную паутину, оправдывающую его уход. Одно дело – глубокомысленно рассуждать о том, что «не получилось», что, дескать, «я делал все возможное, но чувствам не прикажешь»… И т.д. и т.п. И совсем другое дело – сбежать, если приспичит, от женщины с твоим ребенком. В этом случае оправдания в собственных глазах искать намного труднее. Ваш мужчина впал в истерику потому, что хорошо осознает: с появлением ребенка погаснет надпись «Запасной выход», а сам выход может оказаться перекрытым.
Так что вам делать? От кого из двоих избавляться, кого сохранить? В сложившейся ситуации мое твердое убеждение: сохранять надо того, кем в данный момент дорожишь больше. Того, в ком не сомневаешься.
 
"Лицей" № 12 2008