Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Социальная смерть

sestra_ logotipВ одной из социальных сетей в списке моих друзей теперь есть человек, которого нет. Странно представить, что год назад я могла в любой момент написать ему что-то вроде «Как дела? Пойдешь с нами завтра в кино?». А он бы, наверное, ответил «Я не смогу завтра. Работа. Но можно собраться в субботу». И я бы написала на это «Ок», а потом поставила бы себе в напоминаниях «Встреча в субботу».

Не так уж часто мы встречались. Мало разговаривали. Да что говорить – о его внезапной болезни я узнала из соцсети.

Просто 17 февраля 2013 года там появилась запись с просьбой сдавать кровь для Ионова Р.Д., который в данный момент находится в Мариинской больнице. Кровь может быть любой группы и резус-фактора. Объявление обещало, что взамен сданной Ионову Р.Д. будет сделано переливание подходящей именно ему крови.

Я прочитала объявление и, подумав «Какой ужас!», сделала перепост. Чтобы кто-то другой, прочитав сообщение, пошел в Мариинскую больницу менять кровь на кровь.

Перепостов оказалось великое множество – вся лента новостей пестрела одними и теми же фразами. Все мои соцдрузья копировали новость, добавляя ее к себе на странички с подписями «Срочно!», «Помогите!» и «Поправляйся скорее!».

«Ты пойдешь сдавать кровь Роме?» – написала мне Татьяна. Я вспомнила, как лет пять назад пыталась сдать кровь не для кого-то конкретно, а просто так, но тогда по состоянию здоровья мне не разрешили этого сделать. «Нет, мне врач сказал, что нельзя», – пишу я ответ. На самом деле я лгу – если бы на Ромином месте оказался, не дай Бог, кто-то близкий, плевала бы я на запрет врачей. Я лгу Татьяне, но, к счастью, не лгу сама себе.

«А ты идешь?» – пишу я ей снова. Через несколько минут от нее приходит ответ: «Нет, я ничего не успеваю. Так много работы!». Татьяна близкая Ромина подруга. Они дружат со школы.

Я задаю этот же вопрос всем тем, кто перепостил объявление о Роме и к концу дня понимаю, что никто не собирается идти в больницу. Возможно, только его сестра, но ей я, разумеется, ничего не пишу.

И тем не менее я уверена, что с Ромой все будет в порядке. Даже не могу представить, что с ним что-то может случиться.

Проходит несколько дней. Мне неудобно звонить ему – мы никогда не разговаривали по телефону, только время от времени перебрасывались сообщениями да изредка встречались на работе. Еще реже в компании общих друзей.

О Роминой смерти я узнала, когда, придя на работу, увидела его фото с черной ленточкой в углу. Две красные гвоздики рядом. «С прискорбием сообщаем, что 24 февраля 2013 года скоропостижно скончался друг, сын, коллега Р.Д. Ионов».

Ему двадцать семь лет. Как можно умереть в двадцать семь лет?

Мне снова не верится. Но когда через пару дней я захожу в соцсеть, то лента новостей сплошь пестрит Ромиными фото с подписями «Скорбим!», «Любим» и «Помним».

А у Татьяны на аватарке свеча на иссиня-черном фоне.

  • Амалия

    Комментарий к тексту.
    Когда я писала этот рассказ, — через несколько недель после описанной в нем ситуации — то не думала о том, чтобы что-то сказать читателю. Я написала этот текст для себя.
    Решив отправить рассказ на конкурс, я думала, что он будет предельно понятен читателю, но, как показал комментарий Игоря, я ошиблась.
    Я отдаю себе отчет в том, что неправильно, когда автор сам пытается объяснить, о чем он хотел написать, ибо читатель волен трактовать текст, как ему заблагорассудится, но, читая фразу Игоря «смешной рассказ», я вижу необходимость дать небольшой комментарий к своему тексту.
    Итак, перечитав свой текст с позиции читателя, а не автора, я бы сказала, что это рассказ о том, что практически каждый из нас склонен перекладывать ответственность, не осознавая, что именно от него может зависеть исход ситуации. И дело здесь, конечно, не в информационных технологиях — подобное часто происходит на улице, когда люди просто проходят мимо человека, которому, например, стало плохо. Это, с одной стороны, рассказ о социальной смерти человека, получившей отражение в социальной сети, с другой, о социальной смерти живых людей, пассивных и безучастных.

    • Марина

      Амалия, все нормальные читатели ваш замысел так и поняли. Мне понравился рассказ)))

      • Амалия

        Спасибо за комментарий, уважаемая Марина,
        Вы меня успокоили:)

  • Амалия

    Уважаемый Игорь,
    1. Автор никого и ни в чем не упрекает. Не о том рассказ.
    2. История, действительно, имела место быть в реальности. Что касается рассказа, то написан он был после произошедшего около года назад, не для конкурса.
    3. Мне и в голову не приходило, что кто-то может решить, будто я осуждаю современные технологии.
    4. Вы же не станете возражать, если я дам здесь ссылку на Ваш рассказ, чтобы все знали, как и о чем должен писать настоящий мастер слова?
    http://gazeta-licey.ru/contests/ck139-konkurs-korotkogo-rasskaza-sestra-talanta/25735-gastrulyatsiya

  • Смешной рассказ. Автор упрекает жителей социальной сети в том, что они не пошли сдавать кровь, а лишь сослались на чужое сообщение.
    И думает, что все усилия жителей сети оказались бесполезными.
    Просто автор никогда не работала коммивояжером и не слышала о Законе вероятности.
    Он гласит: предложи сотне людей купить у тебя кастрюлю, и один человек из ста обязательно ее купит, причем вместе с салатницей и теркой.
    Закон вероятности справедлив и для социальной сети. Один из тех, кто прочитал объявление, вполне возможно, сходил и сдал свою кровь.

    Только я вот чего еще не понимаю, в Мариинской больнице не хватает крови?
    Как говорил Станиславский, не верю!
    А раз я не верю, весь пафос рассказа превращается в фарс. Потому и смешно.
    Далее. В социальной сети эффективнее всего просить сдать ДЕНЬГИ.
    То есть если вы хотите кому-то помочь, опубликуйте счет и попросите перечислить на него деньги. Конечно, вашему сообщению должны доверять.
    Например, таким образом собирают миллионы рублей для ВСН, на эти пожертвования всей России в том числе сражаются с хунтой. Или, например, уже собрано миллионы рублей для народного кино «28 Памфиловцев»
    http://www.youtube.com/watch?v=ujCl4BuBh6E.
    Такой метод поддержки работает, и еще как.
    Эта гуманитарная тяга критиковать все новое, особенно современные технологии и социальные сети, мне совершенно понятна, и проистекает эта тяга из глубинного комплекса неполноценности литературы: а ну как современные технологии отменят всякую литературу, и литература как вид искусства останется в прошлом?
    Кто вам сказал, что художественную литературу будут читать и дальше? Может быть, через 100 лет никто и не притронется к книге, а такие имена, как Толстой, Камю или, скажем, Прилепин, будут забыты?
    Вот этого литература и вся гуманитарная сфера вместе с ней и боится, поэтому социальная сеть и вызывает шквал критики.
    Этот рассказ из этой же оперы.
    Поэтому отправляем его в корзину. Я за социальную сеть.
    Не вижу в современных информационных технологиях ничего плохого, потому что я — не философ и не гуманитарий. Слава Богу, я просто человек, который пытается получать удовольствие от всего, что предоставляет мне судьба, будь то вкусная пища, музыка, женщины или социальные сети.