Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Смазчик земной оси

sestra_ logotip(Старый чалдон Потап Криволапов пишет письмо)

Дорогой племяш!

Прилетели мы на Полюс, а тама снег!

От-т нашли чем удивить! Да у миня его дома под конёк крыши!

 

И ни кедра, ни куста – голым-голо! Построили, тоже мне, туристичный комплекс! Агромадные клыбы ледяные как привезли самосвалом, дак вкось-кривь и понатык…ик… икали!

Без щикатурки!

А лапшу вешали в турбюре: мол, красиво и дух захватыват!

Да уж дух!

Да уж захватыват!

На весь Север перегар слыхать!

Щели в полу не заделаны, вода текёт.

Пальцем спробовал: солёна!

Знатко, и здеся зимой по всех дорогах соль сыплють, гражданам обутки портют, ик… ик… икологию нарушають!

 

Посередь полюсу торчит земная ось, а над ей меридяны хвостом завъязаны.

Гидша грит: «Звиняйте, тута паралели и меридяны сходятца, а пурга, дак не расчищено».

Сама же баская, глаза синиё-синиё, а личико белое да разгарчивое.

И пучитси турист на красаву,спотыкатца на паралелях, и шишки себе о меридяны набиват!

 

Ковды же скрозь толпу пробьёсси и к земной оси прислонисси, дак прям слеза прошибат. Обещали белую безмолвию, а култыхание и грохот.

Обратно надули!

Я ухо приклал: верхний подшипник стучит!

Не мажут. Сaлидол ик… ик… икономют!

 

А жмёть за сорок!

А ветер – в харю!

Народ трясётси в шкурткахс поленоэтилену, – а я в шубе!

Вот достают они для сугреву.

И шары лупят: Застыло всё, заклякло!

Кто поумней, у того термоса: чай, кофэ, какава.

Охламоны же грызуть коняк, жують амарету, и мерзлой самогонкой давятси!

И бабка тут шастат. Но не семечкам торговат, а петушкам на палочках.

Водка-леденец. Напейси – не облейси!

И чё ты думашь? Народ смактует. Ик… ик… икзот-ик-ка!

 

А как руки задубеют, роняют туристы энти кусманы анкогольные, а те на еголки крошатси.

А тута и ведмеди ходют, хлеба просют, на еголки наступают и лапы занозят.

А животная, она ж больно место лижет.

А «босой» лапу сосёт.

А распробует и обратно наступат.

И обратно сосёт.

Налижетси – и спит в ик… ик… икстазе!

Смотришь, – душа радая вся! Корешей споминашь.

 

Пошёл в палатку, думал, покемарю, дак отойду чудок, а в ей стенка прозрачна и свет не отшибатца. Щёлкал, щёлкал, крутилси, крутилси, не засну, хоть ты лопни!

Ладно. Нашёл красаву тую, а самого аж трясёт.

–Свет-то, – грю, –где у вас выключатца? Ковды ночь-то будет?

–       А не будет, закон такой. – Иглазки вверх закатыват!

 

А я усёк уже, чё Сонце, не закатимшись, обратно вверх задвигат.

–С Москвы што-ль закон-ту? Чё-т не читал нигде…

–Подымай выше, – грит, – и пальчик над головой возносит!

Тут я спомнил Ваську Савельева, как он про иврейский заговор раскрывал. И что, дескать, Москва под йим, и все столицы и золото, и что скажут, те сполняют, а не сполнишь – зарежут тя, как барана, и другова поставять.

Да-а-а… Што на Луну летають, — то ладно, но штабы Сонцем командовать… Неуж и туды пробрались?

Ладно.

Как тока возвернулись взад, я прокурору черканул за неправильный обман.

Дак, думашь, в турбюре спугались?

Aблаката натравили!

И он сразу:

–Турбюро овощам не торговат! Игде вы взяли – не наше дело, а за инс… икс… синуяцию вам срок светит.

Вижу – арбуз не по размеру. Даю задний ход:

–Заберу заявлению!

–Уже подшито!

–Еслив волчинну шубу и кедровки литра – сойдёмси?

– Не-а, – грит, – мы вас в пример засудим, штабы другим неповадно!

Я – туды, я – сюды. Я-тык, я-мык. Вникак! Все законы превзошёл, пёс турбюровский! Н-ну, ташшу козырь:

–А еслив стих про тайгу и романтеку сердца, – сойдёмси?

Он ширше лыбитси, очкарь тошшой:

–Будь хоть трижды Беранже, – тут тебе не прохонже!

 

Дак и засудили миня за неправильну клевету!

И дали пятнаццать суток на оси верхний подшипник мазать.

 

Не суйся в тую турбюру, племяш, не езжай на полюс! Ты подумай тока: у них тама всё схвачено! Я знаю: ты за справедливоссь, но еслив кому по рылу съездишь, дак правды не добьёсси, а смазчиком попадёшь, дак и сопьёсси с босыма с темя.

А не веришь чё правда, дак посмотри в мои синиё глаза. Думашь, оне могут врать?

Засим и остаюсь, твой печальной дядя,

Потап Криволапов.

 

  • Эпигонство чеховского рассказа «Письмо ученому соседу»?
    Я не стал разбираться в написаном бреде, честно скажу.
    Я не сторонник искажения русского языка.
    И не потому, что я какой-то там граммар-наци, а просто потому, что все равно чужой диалект обычным литературным русским языком не передать.
    Получает глупость и бред, который невозможно читать. Что еще раз доказал этот рассказ.
    ГГ мне напомнил Джамшута из «Нашей Раши» с его коронной фразой «Насяльника».