Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Джедаи не плачут!

sestra_ logotipСентябрь девяносто третьего выдался на редкость унылым и пасмурным. Зелёной листвы оставалось ещё много, но и она, словно загнанная в тупик кошка, отвечала обречённым шипением на каждый порыв промозглого осеннего ветра. Наших героев мы находим здесь на детской площадке. В одном из маленьких двориков огромной и потерянной страны.

Наклонив голову набок, Катюша, словно загипнотизированная, глядит в одну точку. Мерный скрип качели… Стон беспризорного ветра… И старик с чахоточным кашлем, который курит привычную послеобеденную папиросу на захламлённом балконе, что выходит во двор.

Сегодня Катерина Сергеевна не пошла в садик, чему сначала даже обрадовалась. Ей там не нравилось. Ей не нравились мальчишки, постоянно норовившие стукнуть её и убежать, не нравились девчонки, которые визжали как поросята, даже если им было совсем не больно. Она смотрела с неприкрытым отвращением, когда те специально поднимали рёв, чтобы привлечь внимание воспитателей. «Ох уж мне эти воспитатели! – часто думала она. – Вроде взрослые, а слушаются детей!»

Катерина Сергеевна (как любили называть ее мама и воспитатели) всегда гордилась тем, что в отличие от многих не была ревуньей. Пусть и девочка, но не ревунья! Лишь иногда, когда ей было больно по-настоящему, когда в груди разливалась едкая кислота, она тихо плакала подальше от всех.

А вот её пятилетний братик, что носится где-то поблизости и рубит все без разбора растения во дворе какой-то палкой, плакса тот еще, да к тому же ябедник. «Ма-а-а-м, она меня стукнула!», «Ма-а-а-м, она меня ду..аком обзывает!». Вечно это «мам, мам, мам!» Такого законченного плаксу и «нюню» она еще не встречала за все свои не полные семь лет. К тому же этот дурачок не блистал здоровьем и часто лежал в больницах. И маме приходилось быть вместе с ним. Катя неделями жила у противной бабки в пропахшей кошатиной и лекарствами квартире. Старуха плохо слышала, целыми днями молилась, а на ночь ставила свои страшные зубы на полку. Глядя на них, Катя начинала верить в смерть. С каждым возвращением домой Катюше казалось, что в маминых глазах иссяк ещё один маленький лучик… А потом она и действительно слегла в больницу, только уже одна, без Коли. А этому дурачку словно всё до лампочки!

– Мот..и! – прокричал Коля, подбежав к сестре, и с налёту ударил палкой по ветке над её головой. – Ве..толётики!

И куча вертолётиков посыпалась с дерева прямо на Катю…

– А ну дай! – потянулась она за палкой. Коля успел вовремя убрать её за спину.

– Давай сюда! – она подалась вперед и схватила брата за пояс штанов, но Коля вывернулся и отступил на несколько шагов назад. Он остановился как вкопанный и смотрел на сестру большущими испуганными глазами, пряча за спиной свой световой меч.

– Давай быстро! – требовала она.

Приоткрыв рот, Коля продолжал соблюдать безопасную дистанцию. С минуту длилось это молчаливое противостояние, пока Катя, наконец, не откинулась на спинку качели.

– Ду-р-р-ак! – заключила она.

– Са-са-сама… – замямлил Коля и скорчил гримасу, собираясь вот-вот захныкать.

– Ну, давай, заплачь! Давай! – подбадривала Катя. – Мамы здесь всё равно нет! И это с ней… из-за тебя!

Глаза брата уже блестели.

– Ду-р-р-ак! Плакса! – в очередной раз констатировала Катя и с отвращением отвернулась.

Со стороны могло показаться, что Катюша внимательно всматривается в ни чем не примечательные стены старой и обшарпанной хрущёвки. Но на самом деле она не видела ни этого динозавра ушедшей эпохи, ни далёкие верхушки современных «свечек». Она больше не слышала отчаянного шипения осени и как старик в очередной раз захлёбывается в приступе чахоточного кашля, как кто-то где-то пытается выдавить из скрипки хоть пару настоящих нот. А главное… Она почему-то до сих пор не слышит наигранных всхлипов!

Катя медленно повернулась к брату. «Эй!» – бросила она и насторожилась. Тот стоял, понурив голову. Она окликнула его ещё несколько раз… С кошачьей лёгкостью вскочила с качели и в два прыжка через лужи оказалась рядом с Колей. Указательным пальцем быстро подняла его подбородок и заглянула в глаза.

– Коля?! – вопрос сам собой слетел с губ, словно она сравнивала давно знакомое имя с этими чужими вмиг повзрослевшими глазами. Она всмотрелась в них пристальнее и вдруг почувствовала, как где-то в груди в районе солнечного сплетения медленно растекается едкая кислота…

– Коля! – её глаза быстро наполнились слезами. – Коленька!

Она обнимала его крепко-крепко еще очень долго и продолжала плакать, а он не проронил ни слезинки.

  • Катерина Сергеевна 7 лет от роду — это круто. Мне вставило.
    Почему именно сентябрь 93, и как это помогает сюжету?
    Исторические параллели? Типа, разгон Думы?)))
    Или показать, что времена были тяжелые?
    Все ли поймут?))
    В целом читать было нескучно. Серьезная семилетняя девочка — привычный персонаж многочисленных фильмов и сериалов, которая любит отчитывать свою маму и братьев, и в разговоре подражает взрослым.
    Такая легко может не заметить, как всерьез обидит младшего брата.
    Потому что в действительно мало что понимает.
    Но вот автор решил сделать из этой девочки какую-то бессмертную, умудренную жизненным опытом.
    Она вдруг разглядела в молчании брата какой-то экзистенциальный посыл и смысл.
    Позвольте этому не поверить.
    Я вот не видел никогда «вмиг повзрослевших глаз». А кто видел?
    Типичный мелодраматичный оборот.
    Впрочем. Все понятно. История про рано повзрослевших детей. Не буду критиковать, хотя лично я не люблю истории про детей. Любых. Даже «Гарри Поттера» не читал.
    Ну так что в сухом остатке?
    Попытка описать интересный психологический момент, когда маленький мальчик неожиданно воспринимает обвинение сестры всерьез. Честно скажу, что не могу сказать, насколько эта попытка удачная. Просто я не люблю детей, но те, у кого есть дети, могут понять автора.
    В любом случае, рассказы про детей и животных рождают у меня в голове странные мысли.
    Неужели нет более интересных срезов нашей жизни, о которых следует писать?
    Дети, при всем к ним уважении, еще не совсем люди, не homo sapiens. Им еще расти и расти. Пусть поживут без писательского внимания. На роль ГГ они явно не тянут. А тут такое…

    • Артём

      А в целом довольно толковый критический обзор получился! Спасибо! Рад, что скучно не было. Вообще, чертовски приятно, когда читатель думает головой и не стесняется говорить. По поводу времени действия — верные вопросы задаёте! Все ли поймут? — Не знаю, время — просто антураж.
      Все срезы жизни по своему интересны, и у меня есть рассказы со взрослыми героями, но далеко не все имеют принципиальное значение для формирования личности. Зрелые годы вообще — лишь эхо того, что прозвучало тогда. Когда вы осознаёте ответственность и чувствуете свою вину боль и обиду или любовь, не важно, впервые по-настоящему, не желая сыграть на этом перед взрослыми, тогда вы взрослеете, (проходите один из этапов взросления о которых никто не пишет) может быть вообще впервые появляется тот, кто всё это чувствует и… Впрочем, я согласен, что рассказ в явной форме мало говорит о подобных вещах)) Спасибо за прочтение, уважаемый читатель!