Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Кирпичи

sestra_ logotip***

 

Клюква едва покрыла дно фуражки с синим околышком, когда уже привели следующих. Трофим не поднялся с корточек. Но обернулся. Посмотрел на пришедших. Без чувств. Без интереса. Так. Для порядка. Еще с минуту пособирал ягоды. Снова глянул через плечо. Их уже выстроили. Стояли смирно, не суетились. Обречённые. Обескураженные. Только один привалился боком к белой кирпичной стене. Водил пальцем по краю свежей воронкообразной выбоины. И улыбался. Трофим бросил несколько клюквин в фуражку. Сорвал ещё одну. Кинул в рот. Раскусил. Не поморщился. Сплюнул красным. Поднялся. Высыпал всё обратно в мох. Надел фуражку. Проверил кокарду выпрямленной ладонью. На левую натянул перчатку. С хлопком вложил в неё другую, не надетую. Поднял руку. Резко опустил. Птицы от залпа не взлетели. Птиц уже давно здесь не было.

 

***

 

– Не найдёте, суки! Тут – не найдёте! – Серёга вдарил раскрытой ладонью по стене. Золотой массивный браслет звякнул. Серый сорвал его, отвернулся от стены, размахнулся. Но передумал. Не выбросил. Положил во внутренний карман. Раскинул руки над костром. Спина уже просохла. Стал сушиться спереди. Вместе с паром летели мысли. «Надо же, как кинули! И не зелёный ведь пацан уже. Мог бы и догадаться. Братки, хреновы… Ладно. Переждём. Венька разберётся. Должен разобраться. А здесь – не найдут. Не должны найти». Сунул ладонь в карман. Кинул в рот одну из собранных по дороге через болото ягод. Покатал во рту. Не раздавил. Сплюнул целой в костёр. Привалился спиной к сырым, серым, нагревшимся от огня, кирпичам. Откинул голову. Затылком накрыл воронкообразный скол в стене. Не почувствовал его. Посмотрел в небо. Усмехнулся. По небу сейчас обязательно должны были бы пролетать журавли. Журавлей не было.

 

 

***

 

Степаныч взялся за нос челнока. Крякнул, потянув. Сил хватило вытащить его из воды только на треть. Взял со дна шарабан. Подошёл к костру.

 

– Доброго здоровьица, Николай! Что это вы тут навытворяли? Я и места-то эти не сразу с воды распознал. Подумал, не туды грабаюсь.

 

Николай сидел у большой груды кирпичей, грязным пальцем тыкал в мобильник. У полуразрушенной стены стучали ломами ещё двое.

 

– Здоров, Степаныч! Да это Венька наш, бизьнесьмен  хренов, халтурку подбросил. На новый-то камень его, мильёнщика, жаба задушит потратиться. Вон, дармовой, говорит, возить будем. Ну, развалили. А чё нам?! Ломать – не строить. А кирпичага-то знатный! Щас таких не лепят, а?!

 

Степаныч открыл шарабан. Черпанул клюквы. Пересыпал с ладони в ладонь. Протянул знакомцу.

 

– На. Знатная ягодка. Крупняк. Позднёхонько, правда, я до неё ноне долыбал. Бусеть ужо начала.

 

Коля взял ягоды. Сыпанул с размаху все в рот. Жеванул пару раз. Передёрнулся всем телом. Проглотил.

 

– Ничё, дед, сойдёт. Кисляк он и есть кисляк. Боле не скиснет. Ты мне вот что лучше скажи. Батя Венькин, говорят, вохровцем тута до пензии своей тарабанил. Молчальником жил. Молчуном помёр. Да и сам наш Вениамин Трофимыч с братаном своим вместе – Серёгу-то помнишь ведь? – в девяностые в областном центре раскалёнными утюгами не брезговали побаловаться. Один сгинул потом где-то. А второй, вишь, поднялся. На кровяке-то рублики бандюганские быстрёхонько прорастают, а? И чё? Вот, теперича, видите ли, решил Веня в посёлке цэ-э-эркву поставить, слыхал?! Откупиться, небось, от Боженьки хотит. Иль от налоговой, а? А кладки в ёй первые, ну и дале, пока камня хватит, по дармовой, вот с этих самых лагерных кирпичей, сложить удумал. Не смешно, Степаныч, а? Что ж это за страна-то у нас такая?! Что же это за время-то у нас такое, а?!

 

Старик поднял тёмный заплесневелый кирпич. Взвесил на ладони. Провёл пальцем по донышку старого округлого, воронкой, скола. Стёр рукавом грязь с камня. Положил его осторожно на крышку шарабана. Услышал. Но, как Николай, головы не поднял, рот не открыл. Ну, летят. Ну, курлыкают. Подумаешь.

 

– Нормальное, Коль, время. Правильное. Время собирать кирпичи. А?!

  • Вл.Малегин

    «Словам тесно,мыслям просторно». Здорово!

  • Тамара

    Очень сложно написано. Сразу уход в историю (спасибо Нине Писарчик объяснила очень хорошо), потом бесплатные кирпичи на церковь. Мысль такая, что было время разбрасывать камни (гонения на религию и на …), так тут же и 90-е, а сейчас время собирать камни? Нет единой линии. Слишком много накручено. История нашей страны непростая. А это винегрет какой-то.

  • А.Бушковский

    Сергей, Ваш рассказ кажется мне наиболее достойным победы в конкурсе. У Вас есть всё. Надеюсь, Вы продолжаете писать? Спасибо, удачи!

    • Я

      Это не Сергей)))

  • Илья Горшков

    Как много можно сказать в пяти сотнях слов!!! Браво, Автор!!! Теперь для меня два претендента на выигрыш — Вы и Автор «Вариантов»…

  • Нина Писарчик

    Клюква, как переходящее красное знамя, в каждой из новелл. Три периода истории. Лагерь, ВОХР, расстрелы — первый из коротких сюжетов. Бандитские девяностые — сюжет второй. И наши благословенные дни, когда лагерная кирпичная стена ломается для строительства церкви — сюжет третий. Что за кирпич с воронкообразной выемкой, который отдельно кладёт в «шарабан», то есть, в сундучок, последний из героев? Если на действующие лица двух первых отрывков глаза читателям приоткрыли, то кем являются таинственные (особенно старик Степаныч) герои последней части? Догадки могут быть любые — от клада, спрятанного под видом кирпича, до… Каждая из частей отличается от иных языком, что является важным — разное время, разные герои. Но цельности в произведении нет не из-за языка. Нет единого, всё связующего звена, и потому всё расыпается на отдельные части, связанные лишь местом действия.

  • Т.Шестова

    Для меня это пока самый сильный рассказ конкурса. А на комментарии г-на Усимова не обращайте, авторы, внимания: с таким подходом можно разделать под орех любой рассказ, хоть самый гениальный. Отнеситесь с юмором к его замечаниям.

    • Артём

      Почитайте рассказ «За чертой»

  • Это что такое? Наверное, кому-то нравятся тексты-шарады, смысл которых нужно еще разгадать.
    Но у меня, извините, есть дела поважнее.
    К тому же, малюсенький рассказ разбивать звездами на три части.
    А слабо на десять частей разбить?
    По одному слову в каждой части. Будет круто.
    Что касается. Этих. Коротких. Безличных. Предложений.
    Зачем? Неужели не лучше написать СВЯЗНО И ЧЕТКО?
    Я считаю, что вы специально скрываете банальный сюжет своего рассказа за нагромождением непонятных фраз. Это не рассказ, это шарада. А тут конкурс рассказов.

  • Артём

    Рассказ вызвал неоднозначные впечатления. Идея с кирпичами понравилась.Но с глаголами явно перебор и я совсем запутался кто что говорит и что делает при первом прочтение. Кто кого и зачем расстрелял — тоже не въехал. На этот счёт лишь скудные ссылки на шальные девяностые. Они что разбирают лагерные стены и попутно людей там мочат? Или наоборот?) Ситуацию представить не могу. Клюквенный антураж показался малость навязчивым и неуместным. Мне вот совершенно не хотелось бы знать о том как герой катает ягоду во рту и не разжевав выплёвывает или разжевав сплёвывает красным. Достаточно было упоминания о клюкве в начале. Главный недостаток этого рассказа на мой взгляд даже не в слоге а в сюжете. Сюжет довольно размытый и пространный. Ключевая фраза про собирать кирпичи в конце вроде бы работает (правда бы без А) но вся подоплёка так сказать зависла где-то в ноосфере. Хотя определённо рассказ не самый слабый из тех что здесь представлены, но, имхо, над ним ещё работать и работать.

  • Игорь Пузырёв

    Мощно. На третьем «проглотил» только дух перевёл. Надо было там и заканчивать. Дальше пущщай зрители мозгами шевелят. Наисильнейше!

    • Игорь Пузырев

      Ещё читал. Не устал. Нравится. Утвердился в мысли, что мне предпоследний большой абзац с разъяснениями — лишний. После проглотил, можно было пускать журавлей. Автору спасибо.

  • Елена Джеро

    Очень сильный рассказ. Настоящий, заставляющий думать.