Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Последний солдат посёлка

sestra_ logotipНикто не может сказать, когда он впервые появился на улицах поселка. Он просто стал гулять, надолго останавливаясь возле больших реклам и плакатов.

Вездесущие ребятишки, враз понявшие, что от невысокого старичка со сморщенным как печеное яблоко, но каким-то образом сохранившим отпечаток детства, лицом, можно не ждать крика и ругательств, часто сопровождали его, разглядывая многочисленные значки на старом клетчатом пальто. Он, застенчиво улыбаясь, бормотал что-то несвязное, а когда особо шустрая ребятня пыталась снять или сорвать хоть один из значков, он отступал назад и выставляя перед собой указательный палец произносил: «Пуф-пуф».
Приезжая на майские праздники в родной посёлок, я старался не пропускать митинг на 9 мая возле могилы солдата, погибшего в годы Великой Отечественной войны. Неизменными были гимн, пламенные речи руководства посёлка и количество цветов, возлагаемых на могилу воина после минуты молчания. С годами менялось лишь количество ветеранов. С самого края немногочисленной шеренги ветеранов всегда оказывался этот старичок. Звали его Клим. Часто гости спрашивали местных: «А чёй-то он вместо медалей да орденов целое пальто значков нацепил, да большей частью со звёздочками, включая октябрятские и пионерские школьные значки?». Ответа не знал никто, а спрашивать подробности у ухаживающей за ним сестры было некультурно.
Той зимой ушли на покой последние ветераны-орденоносцы, и народ беззлобно шутил: «Один Клим будет стоять у памятника в этом году». Приехав на родину, я как раз поспевал к митингу и с поезда двинул сразу к обелиску. Пробежав взглядом людской прямоугольник и не увидев знакомого лица, я тихонько повернулся к шустрой бабульке: «А где ветеран-то наш, приболел?» Петровна отшатнулась от меня как от прокаженного, а потом, притянув за ворот куртки, быстро зашептала: «Убили его давеча!». И глядя добавила с ненавистью: «Фашисты убили!».
Увидев стоящих чуть в стороне знакомых мужиков, подошёл к ним. «Слыхал уже?» – кивнув в сторону обелиска, спросили они. «Cлыхал. А кто убил деда?» – «Фашисты. Суки!». Впервые за последний год я начал искать в кармане сигареты. Мои знакомые отмечали праздник, периодически наполняя пластмассовые стаканчики водкой, вновь и вновь переживали недавнюю беду.
Взяв по последнему льду по шарабану отборных сигов, большая компания возвращалась на двух машинах домой, решив проехать через поселковый магазин. Возле клуба на краю посёлка стояла незнакомая иномарка, а возле щита с афишами несколько человек в черной одежде кого-то толкали, обступив кругом. Мужики, дружно выскочив из машин, побежали на помощь и уже на бегу увидели, как из толпы вырвался мужичок и, отбежав пару шагов, развернулся и, выставив словно пистолет указательный палец, громко закричал: «Пуф-пуф!». А потом вдруг тихо опустился на грязную весеннюю землю.
Долго били мужики бритоголовых молодых амбалов, одетых в одинаковую чёрную, похожую на немецкую, униформу, с наколками в виде свастик и крестов на лицах и шеях. Долго не отдавал поднявшийся поселковый люд своих мужиков служителям закона, прибывших на место побоища. И долго плакали на кладбище женщины и мужчины, когда узнали от сестры Клима, как память брат потерял. Парнишкой, защищая мать и её, сестрёнку, проткнул маленькими ручонками вилами ногу немцу. Как потом они бежали с мамой к партизанам, неся по очереди окровавленного и потерявшего сознание Клима – толстый немец разбил приклад своей винтовки о голову мальчика.
Семья была немедленно отправлена в госпиталь, а командир партизанского отряда, узнав о подвиге мальчонки, снял со своей фуражки звезду и вложил её в сжатую ладошку не приходящего в сознание Клима: «Живи, сынок, и бей фашистов, где бы судьба с ними ни столкнула».
Мама вскоре погибла при бомбёжке. Клим, после долгой борьбы врачей за его жизнь, пришёл в сознание, но так и не стал прежним. Он не мог говорить, только бормотал несвязно что-то, улыбка на враз постаревшем лице мальчика-старика появлялась лишь когда раненые солдаты, узнав о судьбе парня, разгибали со своих гимнастерок различные звезды и дарили ему и вставали по стойке смирно у его кровати. Сестра, при переезде госпиталя помогавшая санитаркам, потеряла брата и нашла его лишь спустя долгих тридцать лет. Именно в тот год и появился на улицах северного поселка странный старичок со сморщенным лицом и кучей значков на старом клетчатом пальто.
В родной дом я пришёл уже ближе к вечеру и обнял мать: «Мама, давай завтра на кладбище сходим, там столько наших лежит…»
Группу парней, пристававших к Климу, отпустили ввиду отсутствия преступления. На поселковых мужиков, нанесших телесные повреждения различной тяжести этой компании нацистов, были заведены уголовные дела. Лишь забастовка посёлка и шум по всему району после трагедии, помогли перевести происшествие в разряд административных.
Гражданин Горин Клим Иванович, как показала медицинская экспертиза, умер от сердечной недостаточности. На его могиле растёт количество значков с красной звездой.

  • Нина Писарчик

    Это публицистика, газетно-журнальный материал, что не умаляет его идейно-нравственной ценности. И язык произведения соответствует: «сморщенным как печеное яблоко… лицом», «застенчиво улыбаясь», «немногочисленной шеренги ветеранов», «ушли на покой», «отшатнулась… как от прокаженного», «на краю посёлка», «незнакомая иномарка», и т.д., и т.п. Это всё устойчивые словосочетания, терпимые в журналистике, но недопустимые в художественной литературе, которая является одним из видов искусства и требует оригинального текста, то есть, словотворчества.

  • Алексей Жидков

    Простите меня, ветераны. Всех войн. Но мы обсуждаем не ЧУВСТВА. мы обсуждаем РАССКАЗЫ. Многие предыдущие комментарии Игоря читал с улыбкой (очень нужный человек в этом конкурсе:))) Но с суждением его по поводу этого рассказ — согласен. И ещё раз — низкий поклон ветеранам.

    • Лидия

      Рассказы в чистом виде? Но ведь они пробуждают какие-то чувства. Или не пробуждают. И мысли. Иногда и то, и другое.

      Жюри оценит язык, стиль, тему. Но читателям оставьте право на эмоции, в конце-то концов!

      • Алексей Жидков

        Да, Лидия. И с Вами — согласен. И Вы — правы. И нет ничего странного в этом моём единении «согласий» — и с Вами, и с Игорем. Такая страна. Такое время. Как написал Сергей Шведов -«время собирать кирпичи». Извините, Лидия …

  • Неплохо. Актуальная, так сказать, тема. Сами знаете почему)))
    Меня не оставляет смутное ощущение, что это обычная спекуляция.
    Впрочем, спекуляция — это понятие относительное.
    Писатель и зарабатывает деньги тем, что спекулирует на читательских чувствах.
    Могу сказать, что многие новости с украины дадут фору в сто очков вперед этому рассказу.
    Т.е. этот рассказ с кем намерен конкурировать?
    С другими рассказами о девочках, взлетающих в небо, с рассказами про рыбалку и возвращение в детство?
    По сути, это краткая заметка про случай в поселке.
    Вполне возможно, что автор просто прочитал реальный случай. Сейчас сплошь и рядом ветеранов убивают, чтобы забрать их раритетные медали.
    Что касается скинов. Я сомневаюсь, что это реальность.
    Скины своих не трогают. Они хачиков и сами-знаете-кого с Кавказа и Средней Азии трогают.
    Впрочем — впрочем.
    Неточный рассказ. Кое в чем очень аморфный, с расплывчатыми героями.
    Не думайте, что я пытаюсь этот рассказ раскритиковать.
    Я просто хочу понять, где тут заслуги автора, а где заслуга актуальной темы.
    Вы ведь все понимаете?
    Одна дело написать роман на актуальную тему.
    Романы так и пишутся. На актуальные темы, чтобы продавались. И никто не упрекнет автора в том, что он за счет темы написал популярный роман. Имеет право.
    Но автор небольшой заметки не должен получить хвалебные отзывы только потому, что задел за больное место, выбрав нужную тему.
    Меня очень печалит все то, что происходит на украине. Вот на украине сегодня реально убивают ветеранов Великой Отечественной войны. Мня злит и бесит украина.
    Не хочу делать из себя лицемера и балабола, но я какое-то время думал поехать воевать на Донбасс против украинских фашистов. Меня остановили только проблемы личного характера и то, что я в армии никогда не служил и не умею держать в руках оружие. Это я оправдываюсь.
    Так вот. Про рассказ.
    Возникает весомый вопрос: если любая новость с Донбасса в сто раз печальнее, трагичнее, злободневнее, реальнее, кровавее, тошнотворнее, чем этот рассказ, то какой толк от этого рассказа?
    Я могу прочитать про убийство ветеранов там, а не здесь. Тысячи, миллионы реальных историй.
    Например, новость прошлых недель:
    «Виктория Магер, маленькая одиннадцатилетняя девочка из поселка городского типа Еленовка, что расположился неподалеку от Донецка, знает что такое гражданская война не понаслышке. Родной поселок обстреливали неоднократно. Один из таких дней чуть не стал для Вики последним. Гуляя с маленькой сестрой по поселку, она пошла проводить домой соседскую девочку. В какой-то момент на землю начали падать мины. Вика схватила на руки трехлетнюю сестру и, прикрывая своим телом, бросилась прочь из зоны обстрела. Осколки от разорвавшейся мины настигли ее неподалеку от дома. Инстинктивно закрывая младшую сестру, она подставила смертельному железу свою спину. Ноги отнялись сразу. Она, стараясь не травмировать сестренку, упала на землю, продолжая прикрывать ее своим телом.
    По дороге в Докучаевск в машину скорой помощи, которая везла умирающую Вику в больницу, врезался старенький Москвич. Время шло на минуты. Любая задержка могла оказаться смертельной. Успели. В больнице девочку прооперировали и как только состояние стало стабильным – доставили в Донецкую областную детскую больницу. Диагноз не оставлял никаких шансов – множественные осколочные ранения позвоночника с повреждением спинного мозга. В течении месяца местные врачи боролись за здоровье девочки. Вердикт – жить будет, но инвалидность обеспеченна, в донецких реалиях поставить Вику на ноги не сможет никто.»
    Ее, кстати, вроде бы вылечили и спасли. Может быть, даже поставили на ноги. Она сейчас в России.
    Так вот, про рассказ.
    Рассказ про смешного мишку (на этом конкурсе), мишку, который помогал сражаться бравым воякам и тушил зажигательные бомбы фашистов, в несколько раз интереснее, чем сей опус про убитого ветерана.

    Итого, лично я ставлю такой диагноз этому рассказу: это спекуляция, пусть и удачная.
    И такая спекуляция на 3000 символов почти ничего не стоит. Поверьте.
    Все герои, включая этого старичка, очень броские, вычурные, а тема ведь кровоточит и не должна выражаться таким вот квазивульгарным образом.
    Старичок, который кричит «пуф-пуф», и за это его убивают бритоголовые?
    Бритоголовые как раз НЕ ТРОГАЮТ СТАРИКОВ.
    Автор даже не объяснил, зачем им это. Получается сгущение красок и выставление простых молодых нациствующих ребят какими-то монстрами. Это уже огромный минус. Ведь в каждом человеке есть что-то хорошее. Например, молодые украинские националисты любят бандеру и мазепу. То есть они хотя бы иногда умеют испытывать человеческие чувства))))

    Между прочим, у нас против фашистов и националистов репрессивная система работает очень сурово.
    Никто не жалеет русских националистов и неофашистов. Их нещадно садят в тюрьмы.
    Некоторых националистов даже незаслуженно. Националистов могли засадить в тюрьму, даже если они этого старика не трогали. То есть все наоборот. Я не хочу, чтобы автор писал вот про это, но стоит учесть реальность. У нас по статье «разжигание национальной розни» садят будь здоров, и все время почему-то садят русских людей. Ну да ладно, а то вы решите, что я симпатизирую фашикам)))))

    Мужики, которые били этих неонацистов. Сомневаюсь я. Настоящих фашистов вы никогда не побьете. Потому что они — сплоченная команда, готовая на любую жестокость.
    Вы их можете победить, только если работает российский военторг и вами командует Стрелков))))
    Короче говоря, моя главная претензия к рассказу, что он обходит стороной все углы, рисует лишь абрис истории. Всепоглощающая аморфность не дает даже уцепиться хоть за что-то.

    Развязка, которая претендует на трагичность, на самом деле заставляет задуматься, а почему, собственно, этих «фашистов» не должны были отпустить?
    Похоже, что старик просто умер от старости, а парням просто не повезло.
    Автор ведь не описал, что сделали со старичком эти «фашисты». Аморфность!
    Вот я видел конкретные видео, где укровояки убивали людей.
    А вот что сделали «фашисты» из этого рассказа, я не видел и не читал. Автор не написал.
    Я понял только, что местные мужики проявили по отношению к парням немотивированную агрессию «долго били мужики бритоголовых молодых амбалов». А вот амбалы — странное дело! — никого НЕ БИЛИ. Только, быть может, попугали старичка. ДА и то не потому, что он бывший коммунист и пионер, а просто потому, что больные люди вызывают У ВСЕХ НАС чувство оторопи и брезгливости.
    А вы видели когда-нибудь, чтобы били амбалов?
    Ну что за выдумки))
    Только в амерских боевиках))))
    Это амбалы всех избивают)))

    Короче говоря, я так и не понял, что сделали эти амбалы. Автор этого не написал. Передал только слухи мужиков. А я лично в слухи не верю. Я понял только, что это самих амбалов избили местные агрессивные жители, выпившие по случаю праздника. Вот так вот. Автор это пытался показать?))))

    Одним словом, этот рассказ меня зацепил, но не из-за авторского стиля и достоинств рассказа, а сугубо из-за кровоточащей темы украины.
    Еще прошлой зимой я бы этот рассказ прошел мимо и даже не заметил.
    По моему мнению, автор «виноват» в успешности своего рассказа не больше, чем фотоаппарат — в удачном снимке. Наверное, быть хорошим фотоаппаратом — тоже неплохо. Решайте сами.
    Лично я считаю, что писатели должны выдумывать и радовать читателя, а не снимать окрестности.

  • Ксения

    Cердечная недостаточность у этих извергов! Спасибо, Виталий, за тему, за скупой рассказ, но хватающий за горло.

  • Лидия

    Сердечная недостаточность понятие многозначное…
    Никогда не верилось, что война забудется. Ещё более не верилось, что на горе миллионов прорастёт фашизм.
    Вечная память, светлая память, беспамятство тяжкий грех.

  • Татьяна

    Виталий, низкий, нижайший Вам поклон за Ваш изумительный рассказ. Я всего лишь читатель и воспринимаю любой рассказ как историю, которая либо трогает, либо нет. Над Вашим рассказом очень расплакалась, прочувствовала каждое слово, каждый миг истории, старичка увидела как вживую — настолько явственно Вы рассказываете, очень скупо и, в сущности, немногословно, но так ярко и точно подобраны слова…Виталий, благодарю Вас за рассказ! Виталий, удачи Вам во всём в жизни и — добра! побольше!