Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Тяжёлые буквы

sestra_ logotipСопки — одна из особенностей природы Кольского севера. Местами они словно нагромождены друг на друга и общая высота таких комплексов сравнима с горной. Вид сверху потрясающий — город и окрестности как на ладони.

Отличительной чертой верхних сопок таких нагромождений являются богатые черничники с низенькими кустиками и обилием ягод на них. Деревья и другие конкуренты за солнечные лучи и минералы скудной почвы не выносят частых холодных ветров и всё питание достаётся более живучей чернике.

Однажды, ещё в школьные годы, собирая чернику, я поднялся на одну из самых высоких сопок. На пологом восточном склоне ягод было море, а на крутом каменистом западном вообще ничего не росло. Зато вид на город и окрестности открывался прекрасный. Уверен, что когда-то, поднявшись на подобную высоту и насладившись необычайной красотой такого вида, человеку пришло в голову нарисовать первую географическую карту.

Среди хаотично лежащих камней крутого склона я разглядел очертания букв, сложенных из булыжников — явная работа человека. Спустившись пониже, смог прочесть огромную каменную надпись «МАМА Я». Неизвестно, кто и когда выложил эти буквы, но по оставшемуся на склоне месту и высоте букв  угадывалось, что не  хватало ещё двух слов.

В ту пору мне безумно нравилась девчонка из параллельного класса, звали её Маша. План созрел тут же: я переделаю «МАМА» на «МАША», буква «Я» уже есть, останется дописать «ЛЮБЛЮ ТЕБЯ». После такого признания Маша просто обязана будет встречаться со мной.

Сбор черники был отложен. «М» на «Ш» я переделал легко, а вот таская камни для самого важного слова, я устал и присел отдохнуть. Не только лень, но и обычная усталость двигают порой прогресс: мысль заменить слово из пяти букв на контур сердца была не оригинальной, но гениальной. Принесённых камней и времени как раз хватило, чтобы выложить каменное очертание сердца. Остальное в следующий раз.

В городе я отыскал подзорную трубу своего отца, с которой любил играть в раннем детстве, и с окна своей пятиэтажки смог рассмотреть нечёткую надпись. Серое на сером не выделялось и я решил покрасить камни. Буквы — белым, сердце — красным.

Так и поступил, снова оказавшись на горе через неделю. А ещё натаскал кучу камней для слова «ТЕБЯ» и восклицательного знака на конце. Но выложить не успел — налетели облака, видимость упала до трёх шагов, пришлось возвращаться вниз. «В следующий раз», — решил я.

Следующий раз так и не наступил. Маша вместе с родителями за лето переехала в Питер. Впоследствии, лет через пять, я узнал, что там же она поступила в институт и вышла замуж.

Не хотелось мириться с тем, что такая задумка и несколько дней труда пропадут даром, и я решил для себя, что надо будет вернуться к изначально задуманному кем-то варианту «с мамой». К сожалению, и это намерение так и не было выполнено. Жизнь закружила, заняла, отвлекла, а после забросила в другой город.

Вспомнил я о надписи уже после того, как мамы не стало. Так глупо… Ведь я так давно не говорил ей эти слова, которые когда-то хотел выложить огромными каменными буквами. Наверное, с самого детства. Всё как-то подразумевалось, что она и так знает…

Да и скажи я тогда просто, искренне и лично Маше о своих чувствах, может, она и ответила бы взаимностью… Так важно иногда успеть сказать вовремя. Ведь следующего раза может и не быть.

Этим летом, как снег на сопках растаял, и лес немного подсох, мужчина за сорок забрался на один из самых высокорасположенных в округе склонов. Там он, переделав существующую, выложил камнями надпись «МАМА ПРОСТИ!».

На следующий день он вернулся и снова изменил надпись. Теперь она гласила:

 

«МАМА Я (символ сердца) ТЕБЯ!»

 

Пусть каждая мама думает, что это ей.

  • Нина Писарчик

    Вступление, к сожалению, очень неудачное. Словно из учебника по естествознанию.
    «Однажды, ещё в школьные годы…» — и есть начало рассказа. Рассказ, правда, чисто публицистический, но о стилях здесь не спорят. Тем не менее, он трогает, в том числе открытостью автора.
    Напрасно в конце рассказа автор переходит от первого лица к третьему. Естественнее оставить «я».

  • Андрей

    Не соглашусь с Вами, Игорь, что в рассказах обязательно должен быть сюжет. Он может быть и бессюжетным. Вспомнить хотя бы раннюю лирическую прозу Ивана Бунина (например, рассказ «Сны») или рассказы-описания Михаила Пришвина или Константина Паустовского. Конечно, данный автор не Бунин и не Пришвин, и пусть стиль его также не столь совершенен. Однако даже за простоту идеи автора стоит сказать спасибо. Как важно самому родному человеку — маме — вовремя сказать дорогие слова, да и наверное, не только сказать, а проявлять чаще любовь, заботу и внимание — вот что важно. А ведь порой современный человек, завертевшись в рутине жизни или по каким-то иным причинам, очень поздно это осознает. Хотя, может, для кого-то Ленин оказался намного дороже родных и близких)))

  • Напоминает мне надписи «Слава Ленину», которые остались в наших лесах со времен СССР. Огромные такие просеки, когда со спутника видны «50 лет КПСС» и т.д… Вот это да — вот это память!)))
    А память рассказчика… в ней нет ничего особенного.
    Надписи «Я тебя люблю, Лена» я вижу каждый день на асфальте. Большим буквами. Под окнами.
    Жалко, что девки мне таких не пишут. Я не умею улыбаться просто…

    Автор совсем не удивил. Первые два абзаца посвятил описанию сбора черники с натуралистическому описанию сопок.
    Еще раз повторю: рассказ — это интрига и сюжет, это история.
    А это не рассказ, — просто ностальгические воспоминания, элегия.
    В топку его.
    Не разглядел авторскую хитрость с переделкой надписей. За нее — большой плюс. Это весело.
    Но все равно рассказ не трогает и не «вставляет».

  • Артём

    Странно как то «Я» вдруг превращается «в мужчину за сорок». А для того, чтобы «мама прости» заработало нужно было бы упомянуть за что. Вообще забавно конечно как герой старается использовать чужой труд в своих целях от «маша люблю тебя» до «мама прости» и «мама люблю тебя»)) Такой товарищ точно не пропадёт))