Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Атлант

 
География нашего конкурса короткого рассказа расширяется. Николай Зайцев, чей рассказ мы публикуем, живет в Казахстане, в городе Талгар. Он лауреат литературных конкурсов и фестивалей.

 

Далеко-далеко в неведомой стране зачиналось утро и всходило солнце. Солнечные лучи освещали высокую фигуру Колосса, который протянул свои каменные ладони навстречу нежному утреннему теплу и на его словно наделённом жизнью лице светился восторг, посвященный рождению нового дня, начинавшегося у соединения моря и земли и отображавшегося в рубиновых глазах исполина радостью, рассыпая искры её на воду, прибрежный песок, обращая пляж в промытые золотые россыпи.

По этим драгоценным крупицам, на обласканном тёплым светом кусочке морского побережья, бродили ленивые, белоголовые чайки, готовящиеся взмыть в ещё невидимую бездну неба, где их ожидали насиженные ими голова, плечи, и руки каменного великана, протянувшиеся к теплу восходящего солнца.

По бесконечному настилу из золотого песка, ступали босые ноги юной девушки, отправившейся за своей мечтой в ранний час пробуждающегося дня и справедливо считающей, что чуть позднее счастье и радость будут разобраны и растащены по своим углам другими людьми, что скоро тоже пробудятся от неясных снов. И ещё она хотела убедиться, что волны по-прежнему набегают на пустыню песчаного берега и всё так же бесконечна даль и в ней, подрагивающей дымкой утреннего, морского воздуха, таится ожидание любви. Её ноги легко прикасались к блеску солнечных лучей, искрами посыпающихся из глаз каменного великана на полоску выбранной ею тропинки, что вела на край света.

Утром, при рождении дня, он, этот край недалёк — стоит только выйти на Божий свет и, растворившись в мечтах, жить в нём. В юности доступно всё, но от самого края солнечного света начинается новый путь, ещё более вольный,  не имеющий окончания, и стоит только войти на него, как волнительное ожидание счастья поведёт в сторону едва видимого горизонта надежды.

Издревле, всякого желающего пуститься в путь, от начала утра и до самого края Земли своим зорким взглядом рубиновых глаз провожает хранитель острова — каменный великан по имени Атлант. Он остался здесь с того достославного времени, когда ангелы небесные, по Божьему повелению, спустились на землю и стали брать себе в жёны земных дев, чтобы воскресить в детях, родившихся от этих объятий любви, красоту Мира, созданного Отцом нашим, по чьему образу и подобию были сотворены люди, но позабыли в грешной земной жизни о своём высоком происхождении.

Но через скорое время отозвал Господь своих небесных посланцев для помощи в делах великих, и оставили они своих жён и детей на земле и отправились восвояси, внимая зову Отца. Но один из ангелов замешкался в прощании с любимой женой и тогда, на долгое время, опоздав к месту сбора, был остановлен гневом Господним, здесь, на песчаном побережье и стал каменным идолом, в назидание за непослушание Отцу небесному.

С той самой поры провожает он каждого путника, решившегося отлучиться на поиски счастья, светом Любви в своих глазах, которая застыла вечностью его присутствия на земле.

                                              
  • Участник

    Утром, при рождении дня, он, этот край недалёк — стоит только выйти на Божий свет и, растворившись в мечтах, жить в нём. Предложение, конечно же, построено по всем параметрам абсурда, если у абсурдности вообще есть параметры. Видимо, автор, с синтаксисом языка не знакомился. Это первое, что врезается в глаза. Но не главное. Главное то, что рассказ абсолютно лишен какого бы то ни было смысла. Апеллировать персонажами мифологий разных народов- еще не признак эрудиции. А в логическом повествовании, если уж взяты образы ангелов, атлантов и т.п., не стоит их лепить в одну кучу. Иначе интересными были бы, пожалуй, рассказы о скандинавском Одине, мусульманских пророках и Будде, которые все вместе сидят на горе, к примеру, Сион. Очевидно, что это выглядит смешно. А в этом рассказе греческий атлант предстает в образе христианского ангела. Смешение культур, исторических событий и прочее- не есть признак мастерства. Даже фантасты стараются к таким оборотам не прибегать. Хотя в их случае это посложнее. Читаю рассказы — удивляет их пустословие.

  • Я думаю, что короткие рассказы — это анекдоты по сути.
    Например, как рассказ про карлсона.
    А описания природы на 4000 символов — это почти мракобесие.

  • Казимир

    И я согласен с господином Бушковским. А слово «волнительный» из актерского жаргона и в литературный язык так и не вошло. Меня же еще удивило странное смешение античного язычества с христианством и/или иудаизмом (исламом).

  • ИЛ

    Меня рассказ не впечатлил.. О высоком, но как-то тяжело.. согласна с А. Бушковским..

  • Александр Бушковский

    Елена, респект! Вы терпеливый и доброжелательный читатель. Второе предложение в рассказе состоит из сорока восьми слов (не считая предлогов и союзов), причём почти половина из них — прилагательные и причастия. Тяжеловато.

  • Елена

    Какой интересный рассказ… Совсем другой, романтичный, тянущийся цветными нитями, увлекающий в какую-то иную жизнь, и даже со своей чудесной музыкой… Пока ржавым гвоздем не вылезло это гадкое слово ВОЛНИТЕЛЬНЫЙ
    Конец музыке и цвету!