Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Вдохновение (посвящается Владимиру Сорокину)

Игорь Усимов, еще один участник конкурса короткого рассказа,  — математик из Республики Беларусь. Ему 28 лет, учится  в магистратуре БГУ.

 

«…не то делаю, что хочу,

а что ненавижу, то творю»

Апостол Павел, Рим, 7;15

 

В 200* году Георгий Владимирович Воронин работал журналистом в одной из газет города N, и теперь должен был написать статью на тему, активно обсуждаемую в тот момент в России: запрет варварского промысла морских котиков.

Но ничего не получалось. Заметка про них должна была быть короткой, и он никак не мог найти для нее образ.

Тогда ради эксперимента он решил написать от лица самих браконьеров, задавшись целью показать их звериную жестокость. Он начал: «Мы приехали к берегу и…»

Тут Георгий Владимирович обратился к Гуглу, чтобы узнать, где устраивают подобные промыслы, а потом продолжил: «Я достал из багажника бейсбольную биту и…»

У него был такая бита.

— Почему биту? — с досадой произнес Воронин, — Решат еще, что я намекаю на американцев!

И он исправил:

«Я достал из багажника деревянную дубину и сказал своему молодому коллеге:

— Смотри! Шкуры морских котиков очень ценны, поэтому бить надо аккуратно!

Мы взяли дубины и пошли к водной черте, а там, сколько было видно глазу, кишели животные. Когда мы бросились на них, взрослые особи успели скрыться в воде, и на берегу остались одни детеныши.

Мы били их дубинами по головам, а они жалобно пищали и еще долго трепыхались на пляже. Снег стал красным от крови. Моего молодого коллегу вырвало, но я его утешил:

— Что, трудно? Привыкнешь…»

— Черт-те что! — возмутился сам себе Воронин.

Георгий Владимирович пил уже шестой стакан кофе. Шел первый час ночи, но с лестничной клетки доносилась музыка.

— Что же делать? Этак я не смогу написать статью! — воскликнул Воронин.

Он нервно заходил по комнате, представляя, как берет биту и бьет этих маленьких беззащитных созданий, и их головы лопаются как мячики, разбрызгивая вокруг себя лужицы крови: бац, бац, бац.

Вдохновение так и не появилось, и он подумал, что написал бы сотни статей про котиков, прими он личное участие в такой охоте.

И тут ему в голову пришла замечательная идея.

Он надел старую рабочую кофту и брюки, натянул на руки резиновые перчатки, а потом долго копался в своей кладовке.

— Нашел! — радостно воскликнул он, когда в его руках оказалась бейсбольная бита.

Он взмахнул ею пару раз, изображая, как бьет котиков. Потом подошел к холодильнику, достал курицу, положил ее на стол и начал бить.

Он иногда промахивался, ударяя по столу, но чаще попадал по курице, и ее ошметки разлетались по разным концам кухни.

Вскоре ему надоело это занятие, и он сел на пол. Вдохновение все не появлялось.

Вдруг он уставился ошалелыми глазами на люстру: та превратилась в морского котика, жирное маленькое наглое создание, которое он никак не мог одолеть.

Воронин поднялся и с размаху ударил по люстре, и она со звоном рассыпалась на мелкие осколки.

Когда он разбил все, что можно, злоба на мерзких морских тварей лишь еще больше усилилась.

Он с отвращением посмотрел вокруг и вдруг услышал музыку.

Воронин зловеще улыбнулся и поглядел в глазок: за дверью сидели подростки. Пять или шесть детенышей.

— Мерзкие маленькие твари! — прошептал Воронин, тихо открыл дверь и, сжимая в руках забрызганную куриной кровью американскую биту, по-охотничьи подкрался к подросткам.

— Мерзкие маленькие твари! — прокричал Воронин и начал бить их битой по голове.

Они громко визжали и пытались убежать, но все было тщетно: с площадки был только один выход. А Воронин с радостной злобой продолжал опускать биту даже тогда, когда они уже перестали трепыхаться.

Как только все морские котики были мертвы, он начал разделывать животных. Странно, но они были слишком велики.

Владимир Георгиевич принес домой шесть шубок, скинул их в прихожей, положил в раковину окровавленные перчатки и поспешил к компьютеру.

К нему, наконец, пришло вдохновение.

«Я бил мерзких маленьких тварей по головам, а они кричали!» — закончил он свою статью, отправил ее в редакцию по электронной почте и лег довольный спать.

  • Автор

    Я о литературной премии Букер ничего не знаю, кроме инфы, почерпнутой мной из сериала «Козленок в молоке» по одноименной книге Полякова.
    И там ничего хорошего про нее не говорится: политизированная премия, попахивает от нее смрадом западной пропаганды и идеологии.
    Я, конечно, не склонен отрицать тот факт, что на такой уровень (уровень премии «Букер»)попадают лишь значимые произведения литераторов-профи.
    Но вот для КОГО они (эти произведения) значимы и ЧЕМ они значимы — это уже ВОПРОС.
    Быть может, они значимы как раз тем, что очередной раз вбивают кол в сердце русской культуры и традиции … похабщиной своих коллизий?

  • Зарина

    эх…хотела написать хвалебный отзыв автору за попытку стилизации стилизатора…Но не стану. Сорокин (и уже закончим о нем)))- прежде всего, стилист. И здесь совершенно ни при чем мораль и нравственность. Если автор тренирует стиль, то ему это удалось, да, очень хорошо! Вот, собственно, все,что хотелось сказать. PS. Кстати, «Сердца четырех» вошел в шорт-лист Русского Букера. Прошу прощения за оффтоп, не удержалась :-)

  • Елена

    Все Сорокин, да Сорокин… Он, что, участник конкурса?? Или автор под его благословением пролетает над гнездом?..

  • От автора: а я и не против, и не за на самом деле. Выше (в комментах)я просто позерствовал. Я по ту сторону Сорокина. Я нахожусь в метапозиции и к вашей тошноте, и к Сорокину.))))

    Пожалуй, отвечу вам так: Сорокин лучше, что отсутствие Сорокина. Сорокин лучше, чем пустота.

  • Маргарита

    Сразу вспомнила сорокинский роман «Сердца четырех», от которого точно тянуло на рвоту. Но «за» или «против» вы, поняла только после ваших комментариев. Стара стала, что ли?

  • ИЛ

    тошно…

  • Галина

    Надеюсь, что автор — милейшей души человек, но руки пойду помою)))

  • Ну, у меня ее и нет)))

  • Александр Бушковский

    «…жирное маленькое наглое создание..» :)Классная люстра.
    «..головы лопаются как мячики..» :)Как лопаются мячики?
    Хорошая газета. Зачем крайнему зелёному бита?

  • Елена

    «Как это при чем Сорокин?» Согласна с автором, Сорокин — серийный, но рассказ-то Ваш. И Вы пытаетесь эстетизировать литературными средствами и убйство детей, и убийство животных (два а одном флаконе), да еще и завешиваетесь философией…

  • Это да. Текст должен говорить.
    Что касается эпатажа — никакого эпатажа.
    Я действительно так думаю. Я писал вполне серьезно. Люди разделяют убийство животного и человека, а я показываю, что это одно и тоже.

    А что касаемо Сорокина. При чем здесь он?
    Как это при чем? Сорокин — это вещь из той же серии: убийство животных, Сорокин с его «произведениями», культ насилия в современной культуре и т.д…
    Я пишу от лица одной беды нашего общества, а говорю про другую.

  • Казимир

    «Мне кажется, что это сильно.
    Весь мой рассказ — вполне серьезный.
    Это — 100% философия постмодернизма и никакого «аншлага»» (Uzimov).

    Не дело автора давать оценку своему тексту и пояснять свой замысел, даже «философию». Дело автора — представить читателю текст, который должен говорить сам за себя.

  • Елена

    Какая гадость, эта ваша «заливная рыба»!.. А Сорокин-то тут при чем? Одному страшно по детям да по котикам с битой?
    Рассказа и нет, если все выстроено на таком эпатаже гнилом(((

  • Ну, я бы мог сказать, что современная литература никому ничем не обязана.
    Но на самом деле одним рассказом я:
    а)как раз критикую творчество Владимира Сорокина. Если вы читали, конечно. (Не стоит :) )
    b)Сравниваю жестокость по отношению к животным с жестокостью к людям. Просто я крайний зеленый — за равенство между людьми и животными. (Питер Сингер «Освобождение животных» и т.д…)
    с)Изначально я планировал просто осветить проблему жестокого обращения к животным.
    Я написал вский меланхоличный жалостливый бред, но потом решил, что нынешний век требует суровых методов, который бьют прямо в цель.
    Плакать на счет того, что животных убивают — глупая затея. А вот если сказать людям:»А давайте мы убьем таким же методом ваших детей, что вы запоете?»
    Мне кажется, что это сильно.
    Весь мой рассказ — вполне серьезный.
    Это — 100% философия постмодернизма и никакого «аншлага».

  • Наталия

    Замысел точно понятен… Жесть конечно. Эмоции вызывает, задевает, но чувство гадкое……Объекты для задевания, то бишь дети и котики выбраны верно. Отличились, поздравляю…

  • Казимир

    Замысел понятен, и образец ясен. Вот только в первой фразе хорошо бы вычеркнуть «теперь»: в предложенном варианте возникает временной диссонанс.
    Успеха в конкурсе!