Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Чего только не сделаешь ради любимой…

Владимир Благов, еще один участник конкурса "Сестра таланта", живет в Самаре, ему 50 лет.

— Хочу жить долго, — сказала Она, и я улыбнулся.

— Хочу жить долго и никогда не болеть, — добавила Она. — Дорогой, придумай что-нибудь, чтобы я жила очень долго и никогда не болела.

Я перестал улыбаться и задумался.

— Как долго ты хотела бы жить, дорогая?

— Достаточно долго…. Пока не надоест, — лучисто улыбнулась Она. — И я хочу, чтобы ты тоже жил долго и был все время рядом со мной.

— Хорошо, я постараюсь тебе угодить, — пообещал я и подумал: «Чего только не сделаешь ради любимой».

Моя профессия — выдумывать то, чего не было раньше. Моя работа — облекать мысли плотью. Мое призвание — дарить обыкновенное счастье.

Я постарался угодить любимой. Я дал ей долгую жизнь и уничтожил болезни.

В любви и согласии мы прожили долгих двадцать пять лет.

Но однажды Она посмотрела на себя в зеркало, ахнула и сказала:

— Милый! Какой ужас! Я превращаюсь в старуху! Верни мне молодость! Сделай так, чтобы мы с тобой никогда не старились.

Я был готов к этому разговору.  Две пробирки с эликсиром молодости вторую неделю лежали в моем портфеле. Мы выпили бессмертие на брудершафт и помолодели.

Она была почти счастлива и весело щебетала, но я чувствовал какую-то недоговоренность. Поэтому поспешил с вопросом:

— Что-нибудь еще, дорогая?

— Да, мой бессмертный, — ответила Она, немного смущаясь от того, что требует от меня слишком многого. — Сегодня утром я резала овощи и поранилась, — она показала порезанный пальчик. — Это было так неприятно, что навело меня на грустные мысли. Согласись, бессмертному будет обидно умереть в результате банальной аварии или ранения. Можешь ли ты сделать мое тело неуязвимым?

— Легко, — с улыбкой ответил я.

Я сделал Ее тело пластичным и гибким, способным по Ее желанию занимать любой объем пространства, свободно перетекать с одного места на другое и там — на новом месте — восстанавливать исходную форму. Я покрыл наноброней Ее кожу. И сделал все для того, чтобы Ее природная красота ничуть не пострадала от такого апгрейда.

На первых порах новое тело позабавило мою драгоценную. На время Она превратилась в неугомонную шалунью и выдумщицу.

Но вскоре по выражению Ее лица я понял, что Ей скучно и как-то неуютно в новом теле. Она долго терпела, но однажды не выдержала:

— Это Бог знает, что такое! Я не хочу течь, я не хочу делаться плоской и изгибаться змеей. Милый, сделай так, чтобы у меня совсем не было тела.

Я взялся рукой за подбородок. Задача казалась сложной, но решение было где-то рядом.

— Изволь, — сказал я. — Я лишу тебя тела. Ты будешь невесома, прозрачна, но по-прежнему обворожительна.

Я отделил Ее душу, а тело заморозил. На всякий случай.

«Кто знает, — подумал я. — Вдруг Ей не понравится в образе привидения?»

Но ей понравилось. Перемещаться со скоростью мысли, все знать, все видеть и предугадывать события — было сродни настоящему волшебству. Но, видимо, этого Ей было мало.

 

— Милый, мне бы очень хотелось находиться в нескольких местах одновременно, — заявила Она однажды. — Сделай меня богиней, иначе я умру со скуки.

— Любимая, ты требуешь невозможного, — развел я руками. — Боюсь, я никогда не смогу исполнить такого желания.

— Ах, вот как! — вспыхнула Она. — В таком случае верни мне тело. Мое старое доброе тело. Я соскучилась по нему. Мне надоело любоваться излучениями. Я хочу видеть только семь цветов радуги! Я хочу улыбаться и слышать свой смех! Я хочу вдыхать аромат роз и колоться их шипами! И, в конце концов, я хочу целовать тебя…

— Но в таком случае ты опять станешь смертной.

— Пусть!

— Ты опять будешь уязвимой.

— Пусть!

— Ты состаришься…

Она с минуту подумала и, улыбнувшись, кивнула:

— Пусть…

 

Это было непросто, но я вернул все на круги своя. Чего только не сделаешь ради любимой!

Зато теперь она, кажется, довольна. Печет пироги, выращивает фиалки и возится с внуками.

Я продолжаю выдумывать то, чего не было раньше. Но теперь уже —  на бумаге.

 

КОНЕЦ

  • Аризона

    С иронией, интересно. Только конец чуть да разочаровал. По логике вещей, дабы мораль была моралью, она должна была «допроситься» до того, чтобы совсем исчезнуть. То, что она вдруг так легко соглашается вернутся в тело (по сути, без причины) немного коробит — не верится.
    А в целом миниатюра очень даже.

  • Казимир

    Вариация на тему «Золотой рыбки» — пушкинской и анекдотической. В финале — поразительно преувеличенное представление о могуществе писательской фантазии. Дай, Боже, нашей корове та волка зъисты.

  • Анна Александровна

    Великолепно! Лучший рассказ на мой взгляд.