Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Козье молоко

На конкурс поступило к сегодняшнему дню 986 рассказов. Автор 46-го рассказа, прошедшего предварительный отбор, — Анатолий Нестеров. Он живёт в Ельце Липецкой области, автор нескольких поэтических сборников. 

 

В Петрово Алёша приехал с дальней родственницей тётей Машей.

Тётя Маша жила в маленькой комнатушке  при гостинице. Здесь же и работала, занимая все штатные должности: директора, администратора, дежурной, уборщицы, прачки.

Каждый день заботливая тётя водила его на речку, где они подолгу плескались в воде — она учила его плавать .

В этот день Алёша пришёл к ручью сразу после обеда. И только он улёгся на свою рубашку, как услышал  чьи-то шаги. Незнакомая  старушка в длинной сборчатой юбке  и чёрной кофте перешла через ручей и стала выбирать себе место, видимо, собираясь отдохнуть. К его удивлению, она опустилась на колени и начала рвать траву.

Алёша оделся  и подошёл поближе:

— А кому вы это рвёте?

Она подняла голову, взглянула на него маленькими как угольки и быстрыми глазками.

— Эт…  чей же?

Алёша сказал, что приехал к тёте Маше.

— Ну чего же руки в брюки стоишь? Помог бы!

 — А зачем  вам  так  много? —  не унимался Алёша.

 — Козе… кому же ещё? —  буркнула старушка  под нос. ­- Корове не нарвёшь…

 — Так пусть она сама ест, — улыбнулся мальчик.

 — Чего ты такой любопытный? Садись на колени да рви.

 Алёша последовал её совету. С непривычки трава обжигала ноги, колола колени, но постепенно он приспособился: встал на корточки, работа пошла быстрее.

— Рви, рви, — подбадривала старушка, — а я тебя за это молоком угощу. Козьим…

 Глаза у мальчика заблестели.

 — Бабушка, а как же вы меня угостите? —  смутная тревога  закралась в его сердце. — Я же не знаю, где вы живёте.

— Да как… Видишь вон там колодезный журавль качается, а рядом мой дом стоит. Придёшь, напою тебя… парненьким. Только кружку прихвати с собой…

— Я принесу свою кружку, обязательно принесу.

 Ну рви, рви, а молоко вечером будет.

Как только траву сложили в мешок, Алёша во весь дух пустился к Дому колхозника.

 — Тётя Машенька, — еле переведя дух, сказал он, —  мне нужна кружка или банка.

 — Для чего же? — удивилась тётя Маша.

 — Для молока… козьего.

Время тянулось бесконечно, солнце никак не опускалось за темнеющий  вдали лес. Наконец оно скрылось. Алёша взял  приготовленную тётей Машей алюминиевую кружку.

— Я аккуратно, не разолью ни капельки!- радостно крикнул он с порога.

 — Будет литься — отпей! —  улыбнулась ему вослед тётя Маша.

 И он вприпрыжку побежал к дому около колодца.

 Света ещё не зажигали, и окна тускло поблёскивали в наплывающей темноте. Дверь в бабушкином доме была заперта, Алёша тихо постучал. Но никто не открывал. Он подождал  немного и постучал громче. Опять тишина. Тогда он постучал ещё —  кружкой о металлическую ручку.

За дверью послышался шорох.

— Эт… кто тут? —  спросил знакомый бабушкин голос.

 — Это я, — отозвался Алёша.

Щёлкнула щеколда, и старушка появилась на пороге. Она смотрела на него в упор, и, кажется, не узнавала.

— Ты чего?

 Алёша сжал в руке кружку и не мог сказать ни слова. Он не мог понять, неужели она вправду забыла его?

— Вы говорили…-  выдавил из себя и умолк.

— За молоком, что ль? А я ещё не подоила.

Он облегченно вздохнул. Конечно же, она  не забыла.

Старуха ушла. А он примостился на ещё неостывшем  валуне и стал смотреть на небо, на дверь.

Ждал он долго. В доме зажгли лампу, свет закачался  на цветных  занавесках. Стало темно и холодно. Алёша подтянул колени к подбородку, сжался в комочек и сидел, боясь пошевелиться. А старуха не выходила.

Очнулся Алёша лишь тогда, когда к нему прикоснулись руки тёти Маши, большие и тёплые. Она помогла ему подняться, закутала мягкой кофтой, и они медленно пошли домой.

Луна освещала им тропинку, лаяли где-то собаки, скрипела не закрытая кем-то на ночь калитка. И только теперь Алёша заплакал. Обильные, детские слёзы постепенно успокаивали его обиженную душу. И как во сне доходили до него слова тёти Маши. Она говорила, что не любит козьего молока, что пробовала его в детстве, оно хоть и сладкое, но дурно пахнет…

  • А.

    Да, про Норштейна согласна) Хороший рассказ)

  • Ирина

    Хороший рассказ. Как раз просто и как-то очень по настоящему написан. Это не зарисовка. Это — Рассказ. Без новомодных наворотов, когда ещё долго думаешь после прочтения: «А о чем читала то?!» Сюжет, герои, законченная линия повествования — прекрасный рассказ.

  • Денис Маркелов

    Знаете, не обошлось без налёта сусальности. Писать надо просто. А козье молоко, действительно своеобразно ароматно. Почему-то подумалось, что из этого рассказа можно было сделать мультфильм в духе Норштейна

  • Ольга

    Сюжет хороший. Но не понравились шаблонные выражения типа «обиженная душа». И с местоимениями бы поработать — где-то, кем-то, он, его… Слишком много рядышком встречается. Крестьянин тут не идеализированный, это верно. А вот ребенок, пожалуй, идеализированный. Такой общий образ Алеши получился за счет того, что непонятно, сколько лет мальчику, какой он и т.д. Наверное, это и необязательно для маленького рассказа, однако видно, что ребенок как раз в глазах автора несколько ангелоподобный. Это и имя его подсказывает — Алеша. Не Леша, не Лешка, не Алешка, а именно вот эта наиболее мягкая вариация имени.

  • Николай

    «Стало темно и холодно. Алёша подтянул колени к подбородку, сжался в комочек и сидел, боясь пошевелиться.» Мне кажется это лучший «кусочек» рассказа. А вот дальше, вместо «А старуха не выходила», я написал бы: «И старуха не выходила». Мне кажется это поменяет смысл фразы. Я не специалист, но я бы не назвал это рассказом. Но без сомнения это великолепная зарисовка….

  • Казимир

    Очень неплохо написано. А главное, без идеализации крестьянина-«богоносца».

  • Галина

    У нашей бабушки тоже плохо с памятью и с каждым днем все хуже и хуже. Не может вспомнить что было час назад, но помнит что произошло давным давно.

  • Людмила

    Спасибо. Тепло, трогательно и обидно. По-детски…:)))