Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Зина Конь

Уже в школе Зинка была крупной девкой, сильной, здоровой. Парни из класса всегда на соревнования её к себе в команду брали. Она и на лыжах первая,  и кросс пробежит влёгкую, и если надо, с соперниками в драке поучаствует.  В общем, свой парень.

Мамка все говорила: «Зина, ты у меня спортсменка, иди на физвос, будешь потом в школе физкультуру вести».  А дочка-то упертая была. «Я, – говорит,  –  хочу на кране работать, как отец».  Отец Зинкин утонул на рыбалке, когда ей лет 10 было. Зинка его любила безмерно, всегда и везде с ним с детства таскалась. Мать говорила:  «батькина дочка», «батькин хвостик».

 Выучилась Зинка и стала на заводе крановщицей работать.  Да все в штанах,  да в штанах,  да в робе мужской,  да кепарик на голове.  Станут мужики в курилке анекдоты травить, а Зинка сидит с ними, ржет  как конь. Вот  и прозвали её: «Зина Конь».

 В деревне мужиков-то хороших мало. Кто пьет, кто по бабам шляется.  Приглянулся Зинке Степан с лесопилки. Хороший парень, спокойный, а главное  – почти не пьёт. Он сначала бегал от неё. Рядом с Зиной поставь, так она его на голову выше, широка в плечах.  Но ничего. Пельмени налепит – объеденье,  борщец там, то да сё.

 Поженились они. Выйдет Зинка с мужем в выходной  по деревне  пройтись. Платье на ней нарядное, кудри навьет.  Идут под ручку, со всеми здороваются.  Сначала ребятишки бегали  за ними деревенские, все кричали: «Мышь копны не боится,  мышь копны не боится».

 А потом привыкли все. И Зину боялись, когда она за Степаном в гараж приходила.  Застывали со стопкой в руке: «Зинуль, святое дело. Брату день рождения. Святое дело. Мы быстренько». Стоило её зыркнуть,  Степан со вздохом говорил: «Ну ладно, мужики, покеда».

Раз в райцентр поехали, на ярмарку. Зина сразу после  работы, в привычном своем костюме, в кепочке.  Накупили всего, Степана обвешали,  он к машине понес, а Зина взвалила мешок картохи себе на плечи и поперла.  Вдруг слышит: кто-то кричит ей: «Эй, грузчик!»…

Степан потом много раз эту историю в гараже пересказывал,  добавляя детали. Но конец был всегда одинаков: «До-о-олго шапка этого очкарика по асфальту крутилась. Так тебе, не обижай Зинулю!»

Детей у Рыбкиных было двое  – Маша и Сема. Ребята были хорошие,  дружные, отзывчивые. Любила Зина и работу свою, и семью свою. Мягче она стала стала, когда дети появились. А дети любили, когда в выходной все собирались на веранде,  стол накрывали, и мама петь начинала. Она и на кране пела. Рычаги дергает и поет: «Не кочегары мы,  не плотники…» Но там ведь никто не слышит, на такой-то высоте. А здесь… На глазах меняется Зина.  Становится девушкой задорной, румянощекой,  в сарафане, с русой косой да с коромыслом через плечо:

Тропинка узенькая вьется

Через сугробы вдоль плетня,

Я прохожу, а у колодца судачат бабы про меня.

Разговоры, разговоры,

Слово к слову тянется.

Разговоры стихнут скоро, а любовь останется.

 

 

  • Екатерина Редькина

    Спасибо за оценку. Есть, над чем работать:)

  • Яна Жемойтелите

    Это, собственно, не рассказ, а только его завязка. Еще ничего не успело случиться.

  • Гарри

    Оооой, как-то обрывается повествование, в конц будто значительная часть выкинута, а хотелось бы еще про Зину почитать)