Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Старик

Этот странный старик появился в парке месяца три назад. Его выцветший плащ когда-то был цвета кофе с молоком, теперь же имеет желтизну древней папирусной бумаги.

Старик никогда не застегивал его, позволяя прохожим увидеть темно-синий пиджак с лоснящимися от старости бортами, белоснежную рубашку и черные брюки с идеально наглаженными стрелками. Его коричневые, стоптанные ботинки напоминали скукоженные груши в пожухлой траве осеннего сада. Тёмная потрепанная шляпа была чуть великовата и сползала на уши, и он с удовольствием приподнимал её, приветствуя прохожих и детей, которые улыбались завидя его. Он улыбался в ответ и неторопливо шел дальше. Было заметно, что старческая немощь тяготит его, сковывая движения.

 

Аллея закончилась. Он вышел из парка, перешёл на другую сторону улицы и  через маленький дворик подошёл к подъезду пятиэтажки. Слабые ноги с трудом поднялись по бесконечным ступенькам на третий этаж. Дверь, поворот ключа. Старик, не раздеваясь, прошёл через коридор в комнату. Сквозь приоткрытую дверь увидел её.

 

Она, как обычно, сидела у окна. Её седые волосы, собранные в узелок, при свете заходящего солнца отливали медью, а кое-где выбившиеся пряди светились в просвете окна огнём. Скромный наряд её состоял из любимого платка кремового цвета с нежно-розовыми цветочками, накинутого на плечи, белого платья в синий горошек, светло-коричневых чулок и синих тапочек.

 

Тихо ступая, он подошёл к ней ближе, сел рядом на стул и снял шляпу. Затем взял её руки, лежащие на коленях, в свои и поцеловал. Она вздрогнула от неожиданности, а потом, улыбаясь, припала головой к его седой шевелюре. Продолжая улыбаться, пожурила старика за то, что опять подкрался к ней неслышно и начала рассказывать, что произошло за день. Звонила дочь и справлялась о ее здоровье. Соседка Фарида угощала баурсаками и ежевичным вареньем. Сереженька получил роль в каком-то фильме, а руководитель театра еле отпустил его на съемки. Она довяжет на днях свитер. А голова снова кружится. И еще много всего значимого и важного.

 

Старик внимательно слушал, кивал, иногда вставлял несколько слов, потом немногословно рассказал о своих новостях.

 

Спускались сумерки, а старики все разговаривали. Уже зажглась первая ночная звезда, и показалась долька луны, когда они начали прощаться.

 

Старик приподнялся и несколько секунд стоял, будто желая удостовериться, что ноги выдержат его вес. Потом нежно погладил её по голове и, поправив слегка сползший с её плеча платок, сказал, чтобы была умницей, пила все таблетки, хорошо ела и слушалась Сергея. Она дала обещание все выполнять и попросила приходить почаще. Глубоко вздохнув, прикрыла рот краем платка. Старик поцеловал её и направился к двери.

 

Он прошел коридор, открыл входную дверь, сделал несколько шагов на месте, закрыл её и, развернувшись, неслышно прошмыгнул налево по коридору в ванную. Осторожно прикрыл за собой дверь, достал из-под ванны большую сумку, вытащил из нее вещи и стал раздеваться. Оставшись в одних плавках, подошел к зеркалу и посмотрел в него. Из зеркала на него смотрел седовласый старик с глубокими морщинами, крупным носом, редкой бородкой и уставшими глазами. Он прикрыл веки и вспомнил сегодняшний разговор с Людой.

 

«– Ну, и сколько ты еще будешь продолжать это делать? – говорила она, расставляя баночки на столике.

 

– Столько, сколько нужно. Я не могу иначе. Как вспомню то, как она сидела целыми днями и раскачивалась взад-вперед, держа Его рубашку в руках. Это невыносимо…»

 

Он открыл глаза и, вздохнув, стал отклеивать брови и бородку, снял парик, массивный силиконовый нос и салфеткой принялся снимать с лица грим.

 

«– Это же всё обман. Ты думаешь, она сама не понимает? – Люда отточенными движениями наносила основу на его лицо, растушевывая её к шее.

 

– Я не знаю, как работает её сознание, и что в нем происходит. Но знаю одно – ей лучше и она жива, – отвечал он, смиренно перенося все манипуляции с его лицом.

 

– Ты уже отказался от двух предложений. Ты загубишь свою карьеру, – не унималась Люда».

 

Он молчал.  Люда, посматривая на фотографию, лежавшую на столике, наносила грим. Он сидел и смотрел в зеркало, чувствуя, что растворяется в этих морщинах и становится Им.

 

Он умылся, надел джинсы, рубашку, легкую куртку, натянул кроссовки. Затем сложил снятую одежду, наклейки и убрал всё в сумку. Тихонько вышел из ванной и, подойдя к входной двери, открыл и тут же закрыл её.

 

Он тихо подошел к читающей при свете лампы старушке и поцеловал ее в щеку.

 

– Ой, Сереженька! – вздрогнула она – Ну, прямо как дед, так же подкрадываешься незаметно!

 

– Да? – наигранно удивился он.

 

– Мишенька сегодня приходил, рассказывал, что Мурзик опять стащил сосиску.

 

– Я рад, что он приходил.

 

– А еще… – и она начала рассказывать ему весь сегодняшний день.

 

Сергей стоял, прислонившись к подоконнику, и слушал любимую бабушку. На мгновение задумавшись, он вспомнил последнюю фразу Люды, когда выходил из гримёрки.

 

«– Ты не думаешь, что это бесчеловечно – обманывать ее?

 

Сергей несколько секунд помолчал, а потом ответил.

 

– Нет. Я просто хочу, чтобы Его любовь жила».

 

 

 

  • Нина

    Виталий и Гаррии, спасибо за Ваши комментарии!
    С уважением,
    Нина.

  • Гарри

    Ооо, вот это стоящий рассказ. Затягивает сразу, а потом от сюжетногоповорота даже холодок по спине. И «красивости» очень нежные и к месту.

  • Виталий

    Мне очень понравился рассказ. Сюжет его… Да, частично я согласен с Юрием, написавшем о красивых фразах, но меня это не отпугнуло дочитать до конца. И по крайней мере, приятно читать красивые книжные обороты, в других рассказах бывает столько корявых фраз! — «что вижу, то и пою», что порою кажется, а не каждый ли у нас в России писатель? Ваше произведение очень романтично и пробивает до слез. Спасибо.

  • Нина

    Анна, и Вам спасибо!)
    С уважением,
    Нина.

  • Нина

    Юрий, спасибо за столь внимательное прочтение моего рассказа!
    С уважением,
    Нина.

  • Анна

    Я не согласна с Юрием. Мне очень понравились «красивости». Они позволяют современному читателю, особенно молодому, хоть немного вспомнить о красоте и многоликости русского языка, который сегодня практически на пятьдесят процентов состоит из англоязычного мусора.

  • Ю.Лугин

    Хороший рассказ — по идее, замыслу… Убрать кружавчики из заштампованных эпитетов и метафор — получится отличная история. Не обижайтесь, Автор, но… Просто попробуйте посмотрть на Ваши обороты речи как бы со стороны:
    «…ботинки [b]напоминали скукоженные груши в пожухлой траве осеннего сада[/b]…»
    «…волосы, собранные в узелок, [b]при свете заходящего солнца отливали медью.[/b]..»
    «…[b]Скромный наряд её состоял[/b] из любимого платка [b]кремового цвета с нежно-розовыми цветочками, накинутого на плечи, белого платья в синий горошек, светло-коричневых чулок и синих тапочек.[/b]»
    «[b]припала головой к его седой шевелюре[/b]»
    «потом [b]немногословно[/b] рассказал о своих новостях»
    «А голова снова [b]кружится. И еще много [/b]всего [b]значимого [/b]и важного»
    «Уже [b]зажглась первая ночная звезда[/b], и показалась [b]долька луны[/b]»
    «несколько секунд стоял, [b]будто желая удостовериться[/b]»
    «отвечал он, [b]смиренно[/b] перенося все манипуляции с его лицом»
    «На [b]мгновение задумавшись[/b], он вспомнил последнюю [b]фразу [/b]»

    Никого не хочу обидеть, и поверьте, этими придирками я не умничаю. Нагромождение книжных красивостей по образу и подобию читанного в книгах 19 и -увы!- уже даже 20 века в современной литературе снижает планку восприятия текста. Причем, это легко исправимо…
    С уважением — Юрий.
    p.s. что-то так завелся и лезу непрошеным со своими комментариями, что вдруг подумал: а не ответить ли за базар, заявившись в Конкурс?