Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Стоянка на горном озере

Рольф сел на плоский камень у самого края и спустил ноги. Теперь его видавшие виды крепкие кожаные ботинки висели на высоте пятидесяти метров.

Отсюда открывался отличный, но мрачный вид: сразу под обрывом, там, куда падали камушки с его подошв, начиналось озеро, вытянутое в сторону долины, с крутым склоном по правую руку от Рольфа и более пологим слева. В это время года озеро только-только начинает освобождаться ото льда, и лишь на самом дальнем краю, где было больше всего низкого полярного солнца, темнела вода. Из озера вытекал непривычно спокойный для гор ручеёк, правда сразу нырявший в лощину с многолетним снегом, таявшим только в редкие жаркие года. На горных лугах начинали зеленеть травы и распускать почки карликовые берёзы. Чуть ниже по склону, за небольшой скалой, там, где травы немного больше, она гуще, паслась пара лошадей, выпряженных из повозки. Сама повозка стояла справа на пологом берегу озера, у истока ручья. Рядом с ней над ярко горящим костром висел котелок. Агата готовит ужин, подумал Рольф. Высокое оранжевое пламя, с силой рвущееся из сложенного мелким камнем очага, казалось чужеродным на фоне угрюмых влажно-серых камней, такого же тающего льда озера и металлического холода открытой воды. Молодая зелень могла бы сгладить резкий контраст, но начиналась лишь ниже по склону. На берегу этого горного озера редко жгут костры — дрова нужно приносить с собой, причём издалека. И горячее пламя, такое живое и игривое, бросало вызов холодной неподвижности суровой горной природы. Очень заметный огонь, но его некому замечать в это время года, когда снега ещё покрывают все перевалы плохо проходимой толщей.

 

Много лет назад, Рольф прекрасно помнил тот поворотный день, он тоже сидел на краю обрыва и смотрел вниз, но тогда была ещё совсем иная жизнь, не было любимой жены, красавицы дочки и весёлого малыша сына, он был молод и мог позволить себе не думать о будущем. Тогда он нёс ответственность только за себя, а сейчас от его поступков зависит судьба многих людей. Ему нравились эти изменения и то, что ожидает впереди.

 

Он с юношеской лёгкостью, одним движением, поднялся на ноги и, улыбаясь самому себе, пружинистой походкой пошёл вниз, внимательно выбирая камни, на которые можно ступать.

 

Подойти незамеченным к лагерю, разбитому вокруг повозки, оказалось невозможно. Агата была бдительна и встретила мужа с оружием в руках. Даже слишком бдительна, подумал Рольф, тут вполне безопасное, скрытое место, защищённое высотой, обрывом над озером и снегами на перевалах. Он обнял жену и сразу же успокоил её, сказав, что всё в порядке.

 

— Что там в долине? — спросила Агата.

 

— Более-менее спокойно, беспорядков не было, люди постепенно успокаиваются, они готовы слушать и слышать. Мы можем туда пойти через несколько дней.

 

— Почему не сейчас?

 

— Лучше не торопиться, пусть люди окончательно успокоятся, займутся обычными делами и привычными сплетнями.

 

— Мне неспокойно здесь, я беспокоюсь о детях.

 

— Не беспокойся, любимая, здесь безопасно, с ними ничего не случится, — его голос был полон уверенности и доброты, сильные мужские объятия успокоили её окончательно, но ненадолго. Рольф умел внушить уверенность, даже если сам был не до конца уверен.

 

Агата не стала спорить, она знала, что Рольф не изменит сейчас своего мнения, но он учтёт её страхи и, не говоря об этом, примет решение исходя и из её пожеланий. Добиваться силой принятия решения в свою пользу было бесполезно — Рольф не переносил принуждения и такое поведение только уменьшало вероятность добиться своего. Она знала, что он её любит и заботится о ней и детях, как бы ни выглядело его поведение.

 

— Давай поедим, ты, наверное, совсем голодный.

 

— Да, я бы перекусил чего-нибудь. Твой костёр так не походит на эти сумрачные неподвижные склоны, но он очень красив. Я его видел сверху, — он почти сразу пожалел о сказанном, Агата поймёт, что лагерь заметен.

 

В лагере Рольф узнал у Розалинды, как дела у её кукол, с которыми она играла у заднего колеса повозки, обсудил жучков, за которыми наблюдал Дэвид, сидя на камне над водой. А вечером, когда они с Агатой сидели у догорающего костра после ужина, он сказал:

 

— Завтра утром снимаемся, в долине я познакомился с одним семейством, которое нас приютит так, чтобы это не вызывало лишних вопросов.

 

Его решение было окончательно, он не задавал вопросов, не советовался и ничем не показал, что оно связано с беспокойством Агаты, хотя сам он прекрасно знал об этом. Агата обняла Рольфа и положила голову ему на плечо. Она была счастлива.

 

 

 

 

  • Виталий

    Мне показалось, что это не рассказ, а вырезка из рассказа. Мысль как-то неразвита: о чем, к чему, почему… Да и мнения автора не узреть…